Siemens Mobile на самом деле не продан

Этим летом немецкая корпорация Siemens AG совершила довольно странную сделку. Продав свой бизнес по производству мобильных телефонов тайваньской компании BenQ, Siemens не получил за проданный актив ни копейки. Напротив, немецкий гигант согласился доплатит
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Этим летом немецкая корпорация Siemens AG совершила довольно странную сделку. Продав свой бизнес по производству мобильных телефонов тайваньской компании BenQ, Siemens не получил за проданный актив ни копейки. Напротив, немецкий гигант согласился доплатить BenQ 250 млн. евро и выкупить около 2,5% акций тайваньского производителя. О причинах столь решительного и странного шага, а также о будущем отрасли мобильной связи мы беседуем с ВАЛЕРИЕМ ПОВОРОТНИМ, руководителем подразделения мобильной связи представительства Siemens AG в Украине

— Не так давно Siemens получила официальное разрешение на проведение сделки по продаже мобильного подразделения. Время страстей прошло, и сегодня уже можно проанализировать причины. Почему же Siemens решила расстаться с производством мобильных телефонов?

— Начну со следующего — не произошло никакой катастрофы. Очень многие считают, что дела Siemens шли настолько плохо, что необходимо было избавиться от производства. На самом деле, на то были свои причины. Основной бизнес Siemens — это производство тяжелой электроники, к примеру, у нас хорошо получается разрабатывать системы управления предприятиями, строить атомные электростанции, электровозы. Этот бизнес требует определенных управленческих подходов. Совершенно других подходов требует бизнес мобильных терминалов, являющийся очень гибким и динамичным по своей сути.

Я думаю, что основная причина — это внутреннее желание концерна Siemens сконцентрироваться на том бизнесе, который у него получается лучше всего. На самом деле, это мировая тенденция — компании стараются сконцентрироваться на чем-то одном, чтобы достигать больших результатов.

Утверждение о том, что Siemens Mobile продан, не совсем соответствует действительности. Этот бизнес на самом деле не продан. Если говорить правильными терминами, то он передан в управление компании BenQ с сохранением штаб-квартиры в Мюнхене, немецкого подхода в делах и европейской философии в разработке продукта. У компании BenQ больше опыта работы в быстро разворачивающемся бизнесе. Поэтому мы решили, что это идеальный партнер для альянса.

— Почему мы обходим тему убытков? Ведь по итогам последнего квартала убытки Siemens Mobile составили 283 млн. евро, а квартальная прибыль Siemens AG упала на 52%. В чем причина таких колоссальных потерь?

— Однозначно, если бы не было убытков, то с Siemens Mobile ничего бы не произошло в этом году. Но рано или поздно это подразделение вышло бы из состава концерна в той или иной форме. Это логичный процесс.

— Корпорация в итоге не получила ни копейки за проданный бизнес. Как вы прокомментируете "доплату" компании BenQ еще 250 млн. евро за то, чтобы она приняла Siemens Mobile под свое "крыло"?

— К сожалению, у меня нет соответствующей информации. То, что была такая финансовая транзакция, все знают. Об этом писалось в прессе. Но мне не понятно, почему все забывают о том, что Siemens купил акции BenQ. Поэтому мы не можем утверждать, что это была продажа. Как такового факта продажи не было. Это не значит, что Siemens отказалась от своего бизнеса, у нас есть заинтересованность в нем и в дальнейшем. Если бы было принято принципиальное решение избавиться от этого бизнеса, тогда другое дело, его просто бы закрыли. Мы хотим сохранить этот бизнес, сохранить людей, и поэтому альянс с компанией, которая имеет опыт в этом деле и не является конкурентом, — это очень выгодно.

— Телефоны Siemens всегда занимали высокие позиции в тройке лидеров. Почему, если продукция была так востребована, бизнес оказался убыточным?

— Дело в том, что при всей кажущейся легкости бытия, надо понимать, что производство мобильных телефонов — довольно хлопотное дело. Парадокс заключается в том, что вы можете производить продукт, который востребован, иметь огромные объемы продаж и при этом получать убытки. Удержание позиций на этом рынке стоит очень больших денег. Регулярно возникает необходимость инвестировать миллиарды евро для разработки новых продуктов. Как только вы ошибаетесь, уменьшается объем продаж, а бизнес несет убытки. Здесь существует два выхода — или уменьшать инвестиции в разработки, или же смириться с убытками. У нас произошла подобная ситуация, мы много средств вложили в разработку новых продуктов.

Никто не отрицает, что 55-я серия была не настолько успешной в истории мобильных телефонов Siemens, как планировалось. Я думаю, что это тот момент, который спровоцировал кризис. Где-то была совершена ошибка при разработке этой серии. Компания позволила себе экстравагантные инновации, которых никто не ждал, и как результат — их не восприняли. Я имею в виду дизайн. Потом, естественно, Siemens пыталась справиться с этим, вернуть позиции, которые были завоеваны с 35-й, 45-й сериями.

— На сегодняшний день уже известно, каким будет сотрудничество c BenQ? Как будет развиваться Siemens Mobile в рамках этого альянса? Каким будет объединенный бренд компании?

— У новой компании есть право использовать бренд Siemens как минимум пять лет. Siemens AG обладает правом собственности на множество интеллектуальных разработок в мобильной телефонии, мы также являемся одним из учредителей стандарта GSM. У BenQ есть огромнейший опыт в эффективном производстве критически важных вещей в производстве мобильных телефонов (дисплеи, чипы памяти и т. п.), а также опыт в организации дешевого производства потребительских товаров, чего никогда не было у Siemens. Естественно, сотрудничество будет связано в первую очередь с этим. Мы со своей стороны даем знания и право собственности на интеллектуальные разработки, со стороны Тайваня ожидаем эффективного производства.

На сегодняшний день структура самой компании окончательно еще не утверждена. Известно, что у нас будет два исследовательских центра — на Тайване и в Германии, которые будут работать над разработкой продуктов для разных потребительских категорий. Продукты новых поколений мобильных телефонов, требующие в процессе разработки серьезного ноу-хау и сложного ПО, будут создаваться в основном в Германии. А товары, предназначенные для крупных сегментов, где важна низкая себестоимость при, конечно же, высоком качестве, будут в основном разрабатываться на Тайване. Это слияние фактически позволит и нам, и BenQ отказаться от заказа моделей другим производителям. Есть продукция, которую дешевле купить у стороннего производителя, чем разрабатывать ее самостоятельно. Как правило, такие модели страдают в первую очередь, они менее качественны. У нас тоже есть такой опыт. Поэтому мы ожидаем только улучшения качества выпускаемой продукции.

Что касается бренда, то на мобильных телефонах какое-то время мы будем видеть торговую марку Siemens. Из того, что мне известно, в следующем году уже можем ожидать первые модели мобильных телефонов под брендом BenQ, и даже на рынке Украины. Потенциально мы можем ожидать телефоны с торговой маркой BenQ, Siemens или же BenQ-Siemens. Сказать однозначно пока нельзя.

— Какие позиции на рынке мобильных телефонов планирует занять компания под объединенным брендом? Будет ли политика компании агрессивной?

— Конечно, политика будет агрессивной. Слияние двух бизнесов на мировом рынке дает производителя №4. У BenQ очень серьезные позиции в Азии, где у Siemens их нет. И, наоборот, у нас хорошие позиции в Европе и Латинской Америке. В Украине мы намерены остаться в тройке лидеров. В настоящее время каждая из компаний-лидеров занимает по 30% рынка, и мы не собираемся отказываться от этой доли, даже планируем увеличить ее.

— Какая ситуация в настоящее время в украинском офисе? В чьей компетенции он находится?

— Сейчас мы пребываем на стадии реструктуризации на окончательных этапах определения структуры европейской компании. После того как она будет окончательно утверждена, мы займемся регистрацией офиса. Юридически это произойдет 1 октября, и это будет независимая от украинского офиса Siemens компания. Название я еще не готов назвать. Пока есть два варианта — BenQ Mobile и BenQ-Siemens Mobile. Мы еще не знаем, будем ли заниматься исключительно дистрибуцией мобильных телефонов, или же BenQ решит, что новосозданную компанию можно нагрузить и всеми остальными товарами.

— Кто будет возглавлять офис? Вы останетесь на своей должности? Произойдет ли сокращение украинского офиса?

— Я могу сказать, что пока меня еще не уволили. Может, после того, что я вам наговорил, это сделают (смеется). Я не знаю, какие планы у BenQ, но мое личное мнение таково, что офису в Украине нужно не сокращение, а расширение. Мы надеемся, это произойдет.

— Входит ли в планы Siemens AG выкуп остатка акций BenQ?

— К сожалению, не могу ничего сказать о дальнейших планах совета директоров Siemens AG. Я бы однозначно двигался в сторону углубления сотрудничества, что может означать и увеличение доли, и обмен акциями, и полное слияние. Возможно, что в эту сторону мы будем двигаться.

— Расскажите, какие тенденции сейчас на этом рынке и чего следует ожидать в ближайшем будущем?

— Рынок мобильных телефонов невозможен без сетей. Поэтому, чтобы понять, что происходит на рынке, нужно смотреть на состояние наших операторов. В настоящее время мобильные телефоны играют незаменимую роль в жизни человека. Мы с ними едим, спим, ездим в автомобиле, проводим все время. Прирост абонентов, которые тратят мало денег на мобильную связь, генерирует спрос на экономные модели. Здесь также существует две группы людей. Первых интересуют простые в пользовании модели, других интересуют телефоны, в которых есть все. При этом хотят, чтобы такая модель ничего не стоила. Это на языке кинематографистов называется "миссия невыполнима". Поэтому приходится выпускать много разных телефонов для всех групп пользователей.

— По вашему мнению, каким будет мобильный телефон через десяток лет?

— У меня есть несколько идей. Во-первых, телефоны со временем могут стать еще одним искусственно встраиваемым органом осязания, что является перспективой не менее чем десятков лет. Сегодня уже встраивают мобильные телефоны в одежду, часы и т. д.

Я не очень верю в видеофоны, так как сложно представить себе спрос на них среди широких масс. Кто-то все равно будет против. Потому что разговор по видеофону непривычен — к примеру, нужно в спешке по дороге из офиса в метро сообщить, что задерживаешься. Остановиться и поговорить по видеофону? А как же время? Видеофоны станут актуальны в бизнесе. Вам не нужно будет лететь в другую страну, чтобы провести переговоры. Видеофоны упростят нам процесс покупки — можно будет позвонить в магазин и выбрать товар, видя его. Также я думаю, что телефоны будут стоить очень дешево.

Что касается минимизации телефонов, то уже сейчас в мире много различных разработок, даже интеграция мобильного в часы. Но что из этого победит, сейчас сказать однозначно сложно. Посмотрите, все так надеялись на Bluetooth, ведь это так удобно, а кто им на самом деле пользуется? Мы не готовы еще к этому.