Скелеты в шкафу коалиции

Окончив трехмесячный марафон по созданию коалиции, бывшие соратники по "оранжевой" революции — БЮТ, "Наша Украина" и СПУ — достигли наконец Соглашения о создании коалиции. Впрочем, несмотря на всплеск оптимизма, связанный с успешным завершением переговоро
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Окончив трехмесячный марафон по созданию коалиции, бывшие соратники по "оранжевой" революции — БЮТ, "Наша Украина" и СПУ — достигли наконец Соглашения о создании коалиции. Впрочем, несмотря на всплеск оптимизма, связанный с успешным завершением переговоров, и само Соглашение, обстоятельства его подписания имеют множество подводных камней

Минувшая неделя ознаменовалась долгожданной для Украины развязкой коалиционной интриги: с кем "нашеукраинцам" договориться будет проще — с БЮТ или Партией регионов. После поочередных — сначала со стороны СПУ, затем — БЮТ и "Нашей Украины" — угроз выйти из переговорного процесса союзные цвета все же победили. Как результат появилось "Соглашение о создании коалиции демократических сил в Верховной Раде V созыва".

Главный повод для разногласий — должность премьера — разрешить удалось, по-видимому, лишь после вмешательства Виктора Ющенко. 20 июня вечером президент лично встретился с лидерами НУ, БЮТ и Соцпартии. Именно в ходе этой встречи основной камень преткновения на пути создания "оранжевой" коалиции — ряд принципиальных кадровых вопросов, в том числе кресла премьера, спикера и его первого зама — был решен.

Очевидно, готовность "нашеукраинцев" поделиться премьерским постом с лидером БЮТ и стала тем шагом, который реанимировал "оранжевую" коалицию. А потому уже вечером 21 июня депутат Верховной Рады, член НУ Борис Беспалый в своем интервью "Инвестгазете" рассказывал, каким образом будет происходить распределение кресел и портфелей.

Согласно третьему пункту Соглашения ("Распределение сфер ответственности"), первый ранг должностей, т. н. "президентские" должности, "раздаче" не подлежит. Те же, что должны быть распределены, делятся на четыре категории. Первая — это наиболее значимые должности: премьер-министр, председатель Верховной Рады и первый вице-премьер. Выбирать из них БЮТ, НУ и СПУ будут по очереди в соответствии с количеством мест в Верховной Раде (причем права вето в данном случае никто не имеет). Вторая группа — должности исполнительной власти, то есть остальные должности Кабмина и некоторые вне его (например, кресло главы Фонда госимущества). Третья группа должностей — парламентские. В ней, как и в двух предыдущих, первоочередность выбора кресел принадлежит лидеру по количеству парламентских мест, т. е. БЮТ. И хотя будущее премьерство Юлии Тимошенко практически ни у кого не вызывает сомнения, никаких фамилий в протоколе нет — по словам г-на Беспалого, формально бютовцы могут выбрать любую из трех должностей первой категории и поставить на нее любого своего представителя. Точно так же, как НУ может претендовать на любую из двух оставшихся после выбора БЮТ должностей, ставя на них "своих".

И вот здесь-то, по словам Андрея Ермолаева, руководителя Центра социальных исследований "София", и спрятан "скелет в шкафу". Он утверждает, что попытка проголосовать в связке "премьер-министр — спикер" является ничем иным, как "ползучим конституционным переворотом", посягательством не только на нормы конституционного законодательства, но и на нормы политической жизни Украины. Дело в том, что, по словам г-на Ермолаева, при таком подходе игнорируется регламент избрания спикера (который, кстати, должен избираться тайным голосованием), так же, как игнорируются и необходимые для регламентированного избрания дебаты и консультации в парламенте. По сути, при таком развитии событий "оранжевая" коалиция de facto подменяет собой парламент, пытаясь присвоить полномочия Верховной Рады.

"Голосование за спикера в одном бюллетене с премьер-министром — это, по сути, внутрипарламентский переворот, который требует адекватной политической оценки", — утверждает эксперт.

"И все-таки мы вместе…"

Для того чтобы в дальнейшем в работе коалиции наблюдалось как можно меньше перегибов по политическим линиям, ее участники попытались "обезопасить" себя механизмом сдержек и противовесов, преду-смотренных в тексте Соглашения. Так, например, одним из элементов этого механизма является то, что две главные должности — премьер-министра и спикера парламента — отданы представителям разных политических сил.

Вводя такие институты, как профильные комитеты и госсекретари, "Наша Украина" и БЮТ, помня предыдущий неудачный опыт формирования коалиции, по мнению председателя правления Центра прикладных политических исследований "Пента" Владимира Фесенко, тоже просто-напросто пытаются "обезвредить" друг друга. Норма о том, что субъект коалиции, за которым, согласно Соглашению, закреплена должность министра (либо же вице-премьер-министра), не может претендовать на должность главы соответствующего профильного комитета Верховной Рады Украины, также является одним из элементов вышеупомянутого механизма.

Подписи под Соглашением поставили 239 депутатов Верховной Рады. В принципе, по мнению Владимира Фесенко, голосов могло бы быть куда больше, ведь многие из депутатов в момент сбора подписей в парламенте просто физически отсутствовали. Но "не расстраиваться" в связи с меньшим количеством сторонников коалиции призывает Светлана Конончук, руководитель проектов Украинского независимого центра политических исследований. По ее словам, вопреки общепринятому мнению, что оптимальный количественный состав коалиции — конституционное большинство, именно в этом и таится угроза: статус меньшинства в нашем государстве пока ничем не гарантирован — ни фактически, ни законодательно. И хотя в Соглашении о коалиции сделан акцент на необходимости законодательного определения статуса парламентской оппозиции, пока же при конституционном большинстве в условиях Украины многие законодательные предложения могут проходить через Верховную Раду неоправданно быстро, без надлежащих процедур и проверки.

Впрочем, на переговорах по коалиции главной задачей их участников было набрать хотя бы простое большинство — ведь если бы коалиция не была создана в течение 30 дней после открытия сессии парламента, президент Украины имел бы право его распустить. Хотя, по утверждению Андрея Ермолаева, даже в случае неспособности договаривающихся сторон прийти к соглашению о коалиции в назначенные сроки распустить парламент президент Украины все же не смог бы. Причина в том, что, по мнению г-на Ермолаева, в нашей стране "не принято читать Конституцию", ведь именно в ней зафиксировано, что решение о роспуске парламента президент может принять только после консультаций с руководством Верховной Рады. А его, как мы видим, на сегодня Украина попросту не имеет.

Цветовые вариации

"У Украины под одним цветом нет будущего. Каждый из нас представляет лишь часть украинского народа. По отдельности мы не сможем объединить Украину",— такова была реакция представителя Партии регионов Евгения Кушнарева на известие о создании "оранжевой" коалиции. Конечно, подобная реакция вовсе неудивительна, учитывая, что Партия регионов набрала большинство мест в новой Верховной Раде Украины и до последнего момента надеялась на подписание коалиционного соглашения с "Нашей Украиной".

Но даже несмотря на то, что НУ удалось договориться с БЮТ и социалистами, в украинском политикуме нередки мнения, что широкая коалиция также была бы не худшим вариантом развития событий. Так, по мнению Андрея Ермолаева, в условиях Украины, где "кроме политиков есть еще и страна", которая, по его словам, может просто-напросто начать "рыть окопы по Днепру", широкая коалиция в составе НУ и Партии регионов была бы оптимальной. Самым же мудрым решением, по мнению политолога, является путь через "оранжевую" коалицию к коалиции широкой, выработка среднесрочной программы, включающей антикризисные меры и набор необходимых реформ, обеспечение законодательной реформы и проведение досрочных парламентских выборов с целью стабилизации ситуации в стране.

Впрочем, сами члены "оранжевой" коалиции на расширение не настроены, и положение об этом четко записано в тексте Соглашения о коалиции: "Состав Коалиции является исчерпывающим на срок действия Коалиции и не предполагает вхождения других фракций и народных депутатов Украины". Кроме того, по мнению многих наблюдателей, несмотря на все разногласия, существующие сегодня между членами "оранжевой" коалиции, она, тем не менее, будет значительно эффективнее возможной ныне широкой коалиции. Вот и получается, что нынешняя политическая ситуация в Украине — это палка о двух концах: на одном — политическая стабильность страны, на другом — ее экономические реформы.