Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Сражение за "Медиа-Мост" продолжается

Гусинский заявляет о недействительности договора продажи крупнейшей медиа-компании России. Конфликт возник вокруг покупки ОАО "Газпром-Медиа" (100% дочерней компании "Газпром") холдинга "Медиа-Мост" — одного из самых влиятельных российских медиа-групп. С

Гусинский заявляет о недействительности договора продажи крупнейшей медиа-компании России. Конфликт возник вокруг покупки ОАО "Газпром-Медиа" (100% дочерней компании "Газпром") холдинга "Медиа-Мост" — одного из самых влиятельных российских медиа-групп. С первого взгляда — обычный хозяйственный спор, однако зачастую в России отделить бизнес от политики задание не из легких

ГАЗПРОМ" является одним из "крупнейших кредиторов "Медиа-Моста", ему принадлежат 16% акций медиа-компании. В марте "Медиа-Мост" обьявил дефолт по $211 млн, полу­ченным под гарантии "Газпрома" и под за­лог 20% акций компании. Кроме того, "Газ­пром" выступил гарантом еще по одному кредиту "Моста" в $262 млн, полученному под залог еще одного 20%-ного пакета ак­ций, который дожен быть погашен в следу­ющем году. Стороны проводили перегово­ры о погашении этой задолженности, ре­зультатом чего стало подписание 20 июня 2000 года соглашения о продаже. Соглас­но этому соглашению, "Газпром-Медиа" приобретало все имущество холдинга "Ме­диа-Мост" на условиях погашения задол­женности в размере $473 млн. и оплаты 6300 млн. "живыми" деньгами. Договор подписали Владимир Гусинский (со стороны Медиа-Моста") и Альфред Кох (со сто­роны "Газпром-Медиа"). Собственно гово­ря, именно вокруг этого договора и разго­релся весь "сыр-бор".

Первая информация о подписании по­добного документа была опубликована в Financial Times 17 сентября, правда, FT да­тировала договор 26 июля.

Конфликт начал перерастать в скан­дал, когда 18 сентября документы о сдел­ке "Газпрома" с "Мостом" появились в ря­де московских СМИ и интернет-изданиях. Комментируя это событие, пресс-служба "Медиа-Моста", признав неурегулированной задолженость в размере $211 млн., заявила, что договор от 20 июля не имеет юридической силы, поскольку Владимир Гусинский подписал его по принуждению, под угрозой расправы со стороны властей. Подтверждает это и тот факт, что В. Гусинский 18 июля, за два дня до подпи­сания договора, официально заявил о та­ком давлении, что было заверено двумя адвокатами из авторитетной американ­ской юридической фирмы. В интервью ра­дио "Эхо Москвы" Гусинский заявил, что сделанное им заявление о "принуждении" зафиксировано на аудио- и видеопленку. Кроме того, неотемлемой частью догово­ра является приложение № 6, суть которо­го сводится к тому, что данная сделка совершается в обмен на свободу и безопас­ность Владимира Гусинского и его партне­ров.

Конечно же, "Газпром" тоже никак не вписывается в образ "мальчика для битья". 14 сентября 2000 года его представители обратились с письмом к прокурору Россий­ской Федерации В. В. Устинову, в котором обвинили "Медиа-Мост" в том, что он, стремясь уйти от договорных обяза­тельств, переводил акции дочерних пред­приятий другим юридическим лицам, в том числе и находящимся в оффшорных зонах (по информации FT, такая компания заре­гистрирована на Гибралтаре). Конкретно Гусинского обвиняют в отказе от своих обя­зательств, в частности, открыть специаль­ный расчетный счет для проведения опера­ций по сделке, что было предусмотрено со­глашением от 20 июля. Эти действия ЗАО "Медиа-Мост" обесценили стоимость его акций, которые обеспечивали возврат "Газ­прому" $473 млн. В этом же письме пред­ставители "Газпрома" просили проверить законность перевода активов "Медиа-Мос­та" и то, на какие цели были потрачены за­емные средства. Следующим шагом ком­пании "Газпром-Медиа" стало обращение в суд с двумя исками, в которых говорится о взыскании с "Медиа-Моста" $211 млн. долга и необходимости исполнения всех условий договора от 20 июля.

За всеми этими действиями довольно четко просматриваются и мотивы сторон. "Газпром" заинтересован в покупке одной из самых мощных медиа-групп России, чья реальная стоимость намного выше указан­ной в договоре суммы в $773 млн. (по оцен­ке самого Гусинского, стоимость одного НТВ превышает $1 млрд.). Гусинский же по-прежнему стремится спасти свою медиа-империю и хочет пересмотреть условия до­говора. Не секрет, что освободившись из-под ареста, он активно искал иностранных инвесторов, и не исключено, что эти поиски увенчались успехом.