Судьбу экономики вершат "частные лица"

Суд над "Криворожсталью" уже вызвал волну исков с требованием пересмотреть результаты приватизации. Инициированные украинской властью реприватизационные процессы находят свое логическое развитие. Если изначально речь шла о судьбе нескольких промышленных о
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Суд над "Криворожсталью" уже вызвал волну исков с требованием пересмотреть результаты приватизации . Инициированные украинской властью реприватизационные процессы находят свое логическое развитие. Если изначально речь шла о судьбе нескольких промышленных объектов, то сегодня ни одно проданное предприятие не может быть спокойно за свою судьбу. В конечном итоге, произошло то, о чем предупреждали специалисты, — в судах появились многочисленные иски с претензиями к нынешним собственникам предприятий

О грядущем пересмотре итогов приватизации госсобственности практически ежедневно говорят первые лица государства: как Президент Ющенко, так и премьер Тимошенко. Центральным объектом, вокруг которого строятся реприватизационные планы, стал лидер украинской металлургии — комбинат "Криворожсталь". Комментарии первых лиц государства в отношении этого предприятия нередко являются если не прямыми указаниями судебной ветке власти, то, по крайней мере, настойчивыми рекомендациями. Однако, кроме непосредственных высших руководителей государства, свои "пожелания" суду иногда высказывают и те лица, которые вовсе не имеют прямого отношения к выяснению законности приватизации меткомбината.

"Справедливость" выше закона

К примеру, 16 марта министр экономики Сергей Терехин тоже взялся предсказывать судьбу комбината "Криворожсталь". Основываясь, вероятно, на представлении об "оранжевой" справедливости, он заявил о том, что дело меткомбината будет решать суд. Правда, не дожидаясь решения, уверенно добавил, что комбинат сначала ренационализируют, а потом продадут. И это при том, что украинское общество уже имело честь пронаблюдать за абсолютно неправовым, но "справедливым" судебным разбирательством по искам частного лица Ирины Назаровой. В своем первом иске она требует признать продажу "Криворожстали" незаконной "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами". Во втором иске Назарова требует отменить решение Печерского суда от 25 августа 2004 года о законности продажи "Криворожстали". Дело госпожи Назаровой Печерский суд молниеносно рассматривает 16 февраля этого года, причем в отсутствие большинства участников процесса. А уже утром 17 февраля суд отменяет свое августовское постановление о законности продажи меткомбината. И в феврале, и в августе дело "Криворожстали" рассматривала судья Кафидова. Так, "справедливость" вновь победила право.

Поданный в феврале Ириной Назаровой гражданский иск, оспаривающий результаты проведения приватизации наибольшего сталелитейного комбината страны — "Криворожстали" — и последовавшее резонансное разбирательство стали прецедентом и воодушевляющим примером для украинцев, полагающих, что их права нарушены приватизацией того или иного промышленного объекта. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Трудно представить, чтобы переход того или иного предприятия в частную собственность устроил бы всех участников приватизационных процессов.

Так, только в Печерский суд столицы на днях поступило несколько разных исковых заявлений от граждан, требующих восстановления своих, как они считают, нарушенных прав. Это иск киевлянина Браганца, оспаривающий приватизацию Крымского содового завода, а также исковые заявления жителей Слобожанщины Барановского, Губарева и Степаненко, которых не устраивает приватизация завода "Стеклопластик", ОАО "Дамен Шипярдс Океан" и ОАО "Ривнеазот".

Исковое заявление гражданки Назаровой получило небывалый резонанс, инициировав беспрецедентный гражданский процесс во всей истории отечественного судопроизводства. Особенность данного дела состоит не только и не столько в предмете иска или противостоящих сторонах, сколько в решениях, то и дело принимающихся Печерским судом. Многие из упомянутых решений являются знаковыми событиями для всех последующих реприватизационных процессов. При этом они с трудом поддаются юридической квалификации. Чего только стоит недопущение в дело потенциального соистца, подавшего на рассмотрение суда идентичные заявлению Назаровой иски. Или рассмотрение дела во время отсутствия представителя самой "Криворожстали". Апофеозом "Печерского правосудия" стало заявление Генеральной прокуратуры против участия в деле двух работников и акционеров "Криворожстали". Мотивировал прокурор свою позицию тем предположением, что привлечение новых участников помешает суду "быстро" закончить производство.

С иском Назаровой все понятно — дело должно быть рассмотрено "быстро". Но вопрос отнюдь не в "Криворожстали". Непонятно, что будет делать власть с другими исками, которые мало чем отличаются от иска Ирины Назаровой.

Для справки: согласно украинским законам, все граждане Украины равны в своих правах и их законной защите, вне зависимости от расовой, национальной, половой, социальной принадлежности, а также не зависимо от того, инициируют они дело "Криворожстали" или какого-нибудь "Стеклопластика". Так что попросту отбросить лишние иски либо сделать вид, что их не существует, вряд ли удастся.

Если же суды начнут реагировать и хотя бы вполовину "криворожской" силы принимать судьбоносные решения, спустить на тормозах реприватизацию вряд ли получится. Исковых заявлений будет все больше и больше.

И все бы ничего, если бы за переделом собственности и большой политикой не стояли простые люди, которым и придется расплачиваться за начатую реприватизацию. Показательный пример — Мариупольский меткомбинат имени Ильича, находящийся в списке возможных кандидатов на реприватизацию. Учитывая, что ММК является собственностью трудового коллектива, то под каток реприватизации может попасть треть жителей Мариуполя. "Хотел бы я сегодня увидеть процесс реприватизации завода "ММК им. Ильича", на котором работает 75 тысяч человек, и они в любой момент могут обеспечить 200 тысяч демонстрантов на улицах Мариуполя", — прокомментировал ситуацию директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко.

За что боролись?

Видя неумелые попытки новой власти хоть как-то придать реприватизационной лавине вид легитимности, опальный российский олигарх Березовский заявил агентству ВВС: "У вас состоялась революция, и одним из важнейших элементов революции является перераспределение собственности", — и далее — "но важно, чтобы власть понимала, что она запустила этот процесс и его остановить невозможно. И это было одним из смыслов революции".

Важность сохранения законности процесса — не просто слова. И если сейчас создать мощный прецедент решения вопросов по "справедливости", а не по законам, то в будущем после смены власти страну может ожидать новый массовый передел. Тогда уже очередная зеленая, синяя или красная справедливость, пришедшая на смену оранжевой, будет решать судьбы украинских предприятий, временно отодвинув в сторону законность. И это отнюдь не будет залогом существования сильного и уверенного в своем будущем украинского бизнеса, чего так хотел нынешний Президент во время предвыборной кампании. Такие предположения подтверждают и слова адвоката Сергея Власенко, который представлял Виктора Ющенко во время избирательных процессов в суде: "Если мы сейчас пойдем путем принятия "заказных" судебных решений в вопросах прав собственности, следующее правительство будет пересматривать уже результаты реприватизации, и так без конца".