Сущая формальность

В мировой корпоративной практике уставный фонд четко соотносится с реальными активами компании. Для большинства отечественных компаний "уставняк" до последнего времени оставался формальным показателем благосостояния. Частично из-за того, что в середине 90
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В мировой корпоративной практике уставный фонд четко соотносится с реальными активами компании. Для большинства отечественных компаний "уставняк" до последнего времени оставался формальным показателем благосостояния. Частично из-за того, что в середине 90-х, когда шел процесс оценки активов предприятий, в ожидании массовой приватизации "разгонять" уставный фонд, а соответственно и повышать стоимость предприятия никому не было нужно. Поэтому даже после гиперинфляции, и несмотря на специальные распоряжения Кабмина, предприятия не спешили увеличивать обесценившиеся уставные фонды. Смысла не было — по тем временам единственным "плюсом" большого уставного фонда было место в особой классификации плательщиков налогов, которое ничего, кроме как более пристального внимания со стороны налоговой администрации, не обещало.

Последствия подобного формального подхода можем ощущать до сих пор. Свежий пример, полугосударственная "Укрнафта", акционеры которой осенью нынешнего года по разнарядке властей решили проводить допэмиссию. Сумма ее должна была составить ни много ни мало 1778 млн. грн. Учитывая распределение долей между частными акционерами и государством, вклад последнего должен был составить что-то около 900 млн. грн.

В такую сумму, по нынешней рыночной стоимости, вошло 43% акций Кременчугского НПЗ и 25% акций Дрогобычского НПЗ. Показательно, что при этом уставный фонд крупнейшей в стране нефтедобывающей компании с оборотом, скважинами, автозаправками и всем остальным имуществом тянул аж на 13,6 млн. грн.!

Решать диссонанс между соотношением реальных активов и уставного фонда, а заодно и стать реальным механизмом инвестирования в предприятие должен механизм дополнительной эмиссии акций. По оценкам Международной финансовой корпорации, увеличить уставный фонд путем выпуска ценных бумаг в ближайшие годы собирается 30% украинских акционерных обществ.

Правда, проблема далеко не в частоте отечественных допэмиссий или их денежном выражении (с этим у нас все более-менее нормально), а в том приносят ли они реальную пользу предприятию. Передел собственности, который у нас в стране пока еще далеко не закончен, превращает допэмиссию в механизм устранения неугодных миноритарных акционеров или размывания государственных пакетов акций. Реальным инвестированием, зачастую, и не пахнет. При этом инициаторы допэмиссий, используя все ту же риторику по поводу необходимости "привлечения реальных инвестиций", довольно тяжело расстаются с кровно заработанными ресурсами, направляя их на увеличение уставных фондов. Как правило, инвестирование сводится либо к закачке ценных бумаг сомнительной ликвидности или ненужного оборудования, либо к вымыванию полученных при допэммиссии денег через лояльный менеджмент.

Изменить ситуацию мог бы новый закон об акционерных обществах с четко выписанными механизмами увеличения уставных фондов и защиты мелких независимых инвесторов и государства. Если после всех допэмиссий таковые еще останутся в списке акционеров крупных предприятий.

Менее 50 тыс. грн.

17 %

50-100 тыс. грн.

9 %

101-500 тыс. грн.

26 %

501 тыс. -1 млн. грн.

15 %

1-5 млн. грн.

17 %

5-10 млн. грн.

5 %

10-50 млн. грн.

9 %

50-100 млн.

2 %

Распределение ОАО по балансовой стоимости активов, %

Менее 50 тыс. грн.

9 %

50-100 тыс. грн.

5 %

101-500 тыс. грн.

13 %

501 тыс. -1 млн. грн.

11 %

1-5 млн. грн.

31 %

5-10 млн. грн.

10 %

10-50 млн. грн.

12 %

50-100 млн. грн.

3 %

Более 100 млн. грн.

6 %

* — по состоянию на январь 2003 года