Три кг в одни руки

Смотришь на то и дело возникающие в стране кризисы и думаешь: до чего же хрупка и уязвима наши экономика. Просто удивительно, как это до сих пор мы в стране умудряемся иметь некое подобие рынка, да и вообще, рассчитываться деньгами. А кризисы говорят нам
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Смотришь на то и дело возникающие в стране кризисы и думаешь: до чего же хрупка и уязвима наши экономика. Просто удивительно, как это до сих пор мы в стране умудряемся иметь некое подобие рынка, да и вообще, рассчитываться деньгами.

А кризисы говорят нам о том, что мы имеем действительно лишь подобие рынка.

Не так давно мы переживали острый бензиновый кризис, показавший нам, что эта базовая отрасль экономики существует у нас вне рыночных конкурентных отношений. Затем грянул мясной кризис. Зерновые кризисы сотрясают нашу страну ежегодно. Сегодня пришел черед кризиса сахарного.

И правительство, засучив рукава, берется за разрешение проблем в очередной отрасли. Оно делает персональные внушения предпринимателям и как за соломинку хватается за экспортные поставки в расчете, что они кризис разрешат.

Не без основания считается, что и затеваются кризисы с очередным видом продукции именно для того, чтобы добиться права совершить крупномасштабную экспортную операцию. Заинтересованные лица получают немалую единомоментную прибыль, и все возвращается на круги своя. Потому как на самом деле в стране всегда был достаток и пшеницы и, тем более, сахара. А в том, что у правительства дрогнут нервы и экспортные шлюзы будут открыты, организаторы кризисов не сомневаются в силу двух причин. Первая (как допуск) — это личная заинтересованность каких-то сил в правительстве (правительством я называю не Кабмин, а всю систему госуправления). Вторая — это привычка государства брать на себя ответственность за ценообразование, что на практике означает стремление во что бы то ни стало удерживать цены на основные продукты на имеющемся уровне.

И вот на украинцев снова повеяло холодком развитого социализма. "Сахар из госрезерва. 3, 30 грн. Не больше трех кг в одни руки". Такие объявления появились в киевских (может и в других городах тоже, не знаю) магазинах. Сразу вспомнились талоны конца 80-х, по которым нормировано отпускались продукты и товары первой необходимости. В разных регионах было по-разному, но в целом номенклатура охватывала сахар, масло, сигареты, водку, мыло, стиральный порошок. Нынче, конечно, того кошмара никто не ожидает, но все же от фразы "три кг в одни руки" становится немного тревожно.

А еще меня госрезерв беспокоит.

Юморист бы на такую фразу ответил не задумываясь: а ты его не чеши. И все же интересна реальная роль в экономике этих так называемых "закромов родины". Периодически продуктами оттуда насыщают рынок: то пшеницей, то мясом, то, вот как сейчас, сахаром. Полезная кубышка, оказывается. Получается, что правительство использует госрезерв в игре на товарных рынках так же, как Нацбанк свои валютные запасы для поддержания или корректировки курса гривни.

И, чувствуется, чем чаще правительству приходится использовать госрезерв, тем больше его вера в то, что это — панацея. Уверяет же нас Нацбанк, что способен поддержать курс гривни при любых обстоятельствах. Так и Кабмин, оказывается, так может. И зачем тогда морочиться, ущемляя чьи-то интересы, бороться с монопольными сговорами? И тем более, зачем отпускать рычаги государственного влияния на тот или иной рынок, если вмешательство может кому-то принести немалый барыш?

А в общем, эти регулярные кризисные случаи заставляют задуматься, почему правительство за полгода потратило массу сил на "борьбу" с кризисами, но не сделало ни одного системного шага для принципиального решения проблемы?

Кто-то, может, видит в этом злой умысел. А мне уже кажется — не умеют.