Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

"У тех, кого относят к олигархам, мало шансов занять высшие посты..."

О том, как будут формироваться парламентское большинство и правительство, что ждет экономику страны после выборов, рассказывает директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований им. Александра Разумкова Василий

О том, как будут формироваться парламентское большинство и правительство, что ждет экономику страны после выборов, рассказывает директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований им. Александра Разумкова Василий Юрчишин

– В парламент-2006 наверняка пройдут: Партия регионов, "Наша Украина", БЮТ, КПУ, СПУ и Народная партия. Чей голос все-таки будет определяющим при формировании правительства?

– Думаю, что три лидирующие на сегодня политически силы — Партия Регионов, БЮТ и "Наша Украина" сосредоточат вокруг себя по одной трети голосов: кто-то больше кто-то меньше. Но ни одна из них не сможет иметь ощутимого перевеса. Те две политических силы, которым удастся объединиться, и будут лидировать, формировать правительство. Такой расклад указывает на высокую степень неопределенности разрабатываемых и внедряемых инструментов экономической политики в будущем.

Кроме основных 6-7 политических сил, возможно, в парламент пройдут и другие, но они не смогут претендовать на большое количество мест в парламенте и большие "портфели", не смогут быть инициаторами и лидерами экономических преобразований.

Вы уже анализировали, у кого из нынешних лидеров выше шансы создать большинство в парламенте? Это, по "старой дружбе", будут "Наша Украина" и БЮТ или непримиримые враги 2004 года — партия Ющенко и Янукович?

– Практически у всех ведущих партий существуют прямые противоречия по основным ключевым вопросам, в частности — вопросам приватизации. Очевидно, что если "левые" — социалисты и коммунисты — войдут в парламент и будут представлены в правительстве, то можно ожидать рассмотрение вопросов о пересмотре приватизации некоторых объектов, реприватизации, а то и национализации. Тогда как Партия Регионов, "Наша Украина", "Народная партия" будут выдвигать идеи активного развития частного предпринимательства, частной инициативы и будут выступать против реприватизации. Поэтому создается парадоксальная картинка. Оказывается, что экономические платформы и идеалы "Нашей Украины" и Партии Регионов гораздо ближе друг другу, чем у "Нашей Украины" и БЮТ или же Партии Регионов и БЮТ. Безусловно, личные отношения имеют сильную историю, но если абстрагироваться от них, а принимать во внимание только политическую составляющую, идеологические основы, то есть все основания на консолидацию "Нашей Украины" с "регионалами".

Кто может присоединиться к коалиции "Наша Украина" — "Партия Регионов"?

Из крупных — Народный блок Владимира Литвина. Кроме этого, свои реформаторские усилия сможет здесь продемонстрировать и ПРП-Пора. Если 3%-ный барьер, необходимый для прохождения в Верховную Раду, преодолеет группа Кравчук — Бойко (СДПУ(о) — Республиканская партия), она тоже может выйти на "правый фланг". Это хорошо, потому, что сегодня все политические силы сосредоточены в основном на "левом", "левоцентристском" фланге. Явно "левые" — это коммунисты, социалисты и БЮТ. "Народная партия" Литвина находится ближе "к центру". "Наша Украина" и Партия Регионов чуточку правее от центра. "Правый фланг" в политическом спектре совершенно свободен (правый - в смысле либеральный, а не патриотический). А для экономических преобразований страны очень важно отойти от "левизны".

– Получается, что коалиция "Наша Украина" — Регионы исключает присутствие в ней социалистов, коммунистов и БЮТ?

Экономических оснований для объединения этих партий не существует. А учитывая предыдущий опыт деятельности экс-премьеров — Януковича и Тимошенко, а также их сегодняшние декларации, не вижу возможности для создания ими не ситуативного, а эффективно действующего долгосрочного правительства.

– Как может измениться стратегия развития страны с приходом к власти той или иной политической силы?

Если посмотреть на программы, которые сейчас "висят" на сайтах лидирующих партий (это еще не официальные предвыборные программы, а стратегии), наблюдается такая парадоксальная ситуация: все они являются популистскими и социальными. Эта тенденция "левизны" так или иначе присутствует у всех политических сил. Все они указывают на приоритеты социальной политики, поддержки малообеспеченных, но к сожалению, очень мало говорится о том, как они намерены развивать экономику в долгосрочной перспективе.

Судя по всему, в следующем году будет сформировано очень "разношерстное" правительство. Как это отразится на экономической жизни страны? Ведь если правительство будет формироваться на коалиционной основе, разные политики получат возможности реализовывать платформы своих партий, которые существенно отличаются по принципиальным вопросам.

Трудностей возникнет немало. При этом встанет вопрос, с кем и как взаимосвязать правительственную и партийные линии. В этом году мы уже видели ростки потенциальных конфликтов в будущем, когда министр экономики, обвиняя министра аграрной политики, говорил о том, что тот как социалист блокирует определенные программы. Другие правительственные чиновники тоже не скрывали, что во многом ориентируются на свои партии, правда, сейчас такие заявления утихли. Риски соединения двух линий — коалиционного правительства (большинства) и партийной линии, существуют. "Выдвиженец" партии так или иначе должен будет учитывать партийные приоритеты. У нас правительство пока не отделено от партийной, политической линии.

У Партии Регионов большие шансы не только получить значительную часть мест в парламенте, но и предложить кандидатуру своего ставленника на должность премьера. Может ли им стать, например, Ринат Ахметов, поскольку, похоже, именно он является реальным руководителем партии?

Думаю, что нет. У тех, кого так или иначе относят к олигархам, мало шансов занять высшие руководящие посты в стране. У нас это уже незаслуженно нарицательное имя. Вряд ли кто-то, кто имеет такой статус, сможет рассчитывать на поддержку в парламенте. Хотя в парламенте и будет много "регионалов", все сейчас позиционируют себя как "защитников народа", поэтому им придется считаться с тем, что народ будет крайне удивлен, если новым премьером станет олигарх. У богатых людей есть возможность влиять на ситуацию в стране другим путем.

В любом случае в новом правительстве присутствие "регионалов" будет достаточно ощутимым. Какова политическая платформа этой партии, какую стратегию развития экономики они выберу?

Один из позитивных тезисов этой партии — предоставление большей самостоятельности регионам, что конечно же, должно основываться на экономических стимулах и возможностях. Сейчас у нас остается централизованная система госуправления, управления финансовыми потоками. Наверняка потребуется проведение административно-территориальной реформы, но это должно быть вторично, а первично — изменение в налогово-бюджетной сфере, что и позволит обеспечить эту самостоятельность и независимость регионам. Кроме этого, им присущ и приоритет частной собственности.

– То есть о реприватизации можно будет забыть?

Вопрос реприватизации будет закрыт, если правительство будет сформировано не из "левых" партий. Это будет хороший сигнал для инвесторов как внутренних, так и внешних. Это касается не только реприватизации, но и развития частного сектора, предпринимательства. В этом году мы наблюдали значительный спад инвестиционных потоков, который был вызван недоверием инвесторов, их неуверенностью в нашем нормативном поле, подходах власти к частной собственности. Поскольку я уже разместил "регионалов" и "нашеукраинцев" в центре "правее", хочу подчеркнуть, что для них на первое место будут выходить не коллективные, социалистические ценности, а именно идеи, декларации, возможно, инструменты для поддержки частной инициативы. Это касается как "Партии Регионов", так и "Нашей Украины".

– Поскольку Вы исключаете возможность объединения БЮТ с "Нашей Украиной" или Партией Регионов, то видимо, у Юлии Тимишенко нет ни малейших шансов вернуться в премьерское кресло?

Мы еще год назад анализировали и видели, что перспективы, цели и пути их достижения у оппозиционных на то время блоков Тимошенко и Ющенко — различны. Уже тогда можно было сделать предположение, что в случае победы на президентских выборах, у них возникнут разногласия. У них было и остается разное видение того, какую экономику строить, какими инструментами, какими руками, что важнее, что вторично, использовать или не использовать админресурс и прочее. Я вижу мало оснований для объединения. А если исходить из личностных факторов, то мне кажется, эти два лидера последнее время так много сказали друг другу, что еще больше усложнили дальнейшее объединение. Не думаю, что возможен вариант, при котором лидер БЮТ сможет стать премьером. Но политические возможности у нас не ограничены.

– Но поскольку представители БЮТ пройдут в парламент, их действия во власти останутся столь же радикальными, как и раньше?

Если допустить, что Тимошенко станет премьером, боюсь, это будет повторение пройденного. Возможно, даже в расширенном варианте, поскольку в этом году еще существовали сильные ограничения для премьера. Теперь же, с расширением полномочий, премьер сможет более активно реализовывать свое видение экономических процессов в стране.

– Представитель какой из ведущих партий имеет больше шансов возглавить будущее правительство? Поскольку лидеры БЮТ, Партии Регионов, "Нашей Украины" в разное время были премьерами, можно предположить каких изменений стоит ожидать в экономической жизни страны?

Все три премьера в равной степени были как успешны, так и не успешны в разное время, в разной степени.

Перспективы формирования нового правительство после выборов достаточно призрачны. Об этом еще рано говорить. Возможно, новому парламенту придется искать компромиссную фигуру премьер-министра. В этом контексте не исключено, что такой кандидатурой может оказаться нынешний премьер-министр Юрий Ехануров. Компромиссной не в смысле, что он будет и с "Нашей Украиной" и с другими, а в смысле, что и Партия Регионов увидит в нем политика, который не будет занимать популистскую линию, а найдет возможности улучшения внешних контактов (с Россией), внутри страны — с бизнесом, формировать условия для малого бизнеса.

Нынешний спикер Владимир Литвин еще не пробовал себя в должности чиновника. Какую экономику он будет строить?

Ни разу не слышал, что он хочет возглавить правительство. По-моему, он не скрывает, что хотел бы остаться спикером. У Народной партии четко заявлен позитивный тезис о приоритете трудящегося человека, меньше элементов популизма. Хотя социальная основа партии -аграрная. Поэтому нужно учитывать, что элемент лоббирования аграрного сектора (в хорошем смысле) наверняка будет иметь место. В свое время спикерами был Мороз, у которого электоральная база состояла из крестьянства, потом тот же Ткаченко, затем Плющ, но к сожалению, аграрный сектор ни при одном из спикеров не демонстрировал заметных успехов. Поэтому то, что партия Литвина сформирована на аграрной основе, сигнал к тому, что усилия в этом направлении будут прилагаться, но не факт, что они будут результативны.

– Как с приходом новой власти могут измениться подходы в решении ключевых вопросов экономики, в частности "газовой проблемы"? У какой из политических сил больше шансов договориться с Россией?

Наверняка у тех, кто в политическом спектре находится "правее", чем у тех, кто левее. Хотя Симоненко говорит, что у него хорошие связи с Зюгановым. Может быть. Но тот же Зюганов сегодня не при власти. Поэтому, думаю, что у "регионалов" шансов однозначно больше, чем у БЮТ.

Сейчас тянется какой-то шлейф недоверия и взаимных обвинений со стороны наших стран, новая власть должна найти выход и поставить точку в этих вопросах. Думаю у нового правительства, независимо от его состава, будут понимание того, что нам не резон ссориться с Россией. Очень надеюсь, что в прагматичных, спокойных, добрососедских отношениях с северным соседом заинтересован любой нормальный политик.

– Если говорить о предположительном составе правительства-2006, то в каких сферах экономики стоит ожидать наибольших изменений со следующего года?

Сейчас некорректно об этом говорить. Логичнее рассматривать вопрос: будут инвестиции в следующем году или нет? Инвестиции сами определят, какие отрасли им нужны. Более того, если произойдет изменение цен на энергоносители, то и конкурентная среда поменяется. В этом контексте больше шансов у инвестиций, если к власти придут не левые партии. "Наша Украина", Партия Регионов, Народная партия заявляют о приоритете прав инвесторов, защите частной инициативы, кредиторов. Нет оснований в этом сомневаться, они и раньше проводили политику поддержки инвесторов. Реприватизация в этом году одного предприятия — скорее, исключительная ситуация, которая имеет отдельную историю. Инвестиции будут в Украине только в том случае, если силы, которые находятся "правее" в политическом спектре, создадут правительство, лишенное "прямого" популизма, а будут заботиться о развитии частной инициативы.