Украинский космонавт Ярослав Пустовой: "В будущем частные космические перевозки будут таким же обыденным делом, как авиаперевозки"

Многие из нас в детстве мечтали полететь в космос, но подобные мечты, увы, осуществлялись далеко не у всех. К примеру, мечта нашего соотечественника, 34-летнего Ярослава Пустового, или Ярко, как по-дружески называют его американские и канадские коллеги, п
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Многие из нас в детстве мечтали полететь в космос, но подобные мечты, увы, осуществлялись далеко не у всех. К примеру, мечта нашего соотечественника, 34-летнего Ярослава Пустового, или Ярко, как по-дружески называют его американские и канадские коллеги, практически осуществилась. Сегодня один из первых украинских космонавтов, участник проекта компании "Канадская стрела", Ярослав Пустовой поведает нам о перспективах частных полетов в космос

— Ярослав, расскажите, почему Вы стали космонавтом? Мечтали об этом в детстве?
— С детства я мечтал о карьере военного моряка, потом — ракетчика, так как профессия военного была традицией в нашей семье и передавалась от отца к сыну. Мой отец командовал ракетной армией под Оренбургом, затем занимал высокие должности в Минобороны Украины.
Многие дети в то время хотели стать космонавтами, но с возрастом отказывались от такой мечты в пользу более реальных возможностей. Знаете, десятилетия развития государственной пилотируемой космонавтики приучили нас к мысли, что космонавтом стать практически невозможно. У меня осознанное желание стать космонавтом впервые появилось, когда я поступил в Военную инженерно-космическую академию им. Можайского в Санкт-Петербурге, где готовят специалистов военно-космических сил. Еще в первые месяцы обучения в академии я подумал, а почему бы и нет? Уже спустя почти восемь лет, в 1996 году, я принял участие в отборе космонавтов для совместного украинско-американского полета на космическом шатле. В результате, прошел годичную подготовку в НАСА и был дублером Леонида Каденюка, первого космонавта, летавшего под украинским флагом.

— Ярослав, расскажите, как Вы оказались среди участников компании "Канадская стрела"?
— В 1996 году американцами был учрежден приз "X-Prize" в размере $10 млн. Он достанется той компании, которая за свои деньги разработает трехместный космический корабль многоразового использования и запустит его два раза с разрывом в две недели. В конкурсе принимают участие 27 команд из США, Канады, Великобритании, России, Израиля, Аргентины, Румынии.
Когда одна из команд — "Канадская стрела" (Canadian Arrow) — объявила о наборе специалистов, я сразу же послал резюме. И вот из 200 претендентов отобрали меня и еще пятерых астронавтов из США и Канады.

— В чем, собственно, "соль" проекта компании "Канадская стрела"?
— Впервые в мире в рамках конкурса "X-Prize" негосударственными средствами создаются проекты космических кораблей для полетов человека. Наша команда является одним из лидеров соревнования, однако наша главная цель — не победа в конкурсе, а создание всего необходимого для осуществления регулярных частных пилотируемых полетов в космос.

— По сути, это начало так называемого космического туризма?
— Я не поддерживаю термин "космический туризм", поскольку он вводит в заблуждение и не отражает реальности. В моем представлении туризм — это поход с вещмешком по горам или комфортное путешествие на самолете в интересную страну. Да и людей, которые будут платить деньги за полет в космос, можно лишь с натяжкой назвать пассажирами, так как программа их подготовки будет сопо-ставима с подготовкой профессиональных астронавтов. Однако термин уже прижился и, видимо, придется работать в его рамках.

— В чем заключаются Ваши обязанности в "Канадской стреле"?
— Поскольку я астронавт, это уже определяет круг обязанностей. Астронавты — это не только люди, которые, собственно, пилотируют космический аппарат во время полета. Это представители прежде всего команды разработчиков, то есть проектно-конструкторского коллектива, и отвечают за тот "стык", который существует между человеком и машиной. Это и есть моя основная обязанность в проекте.

— Ярослав, разработан ли Вашей командой космический аппарат?
— Пока он находится в стадии разработки. Но уже разработан и испытан двигатель. К концу лета мы планируем начать серию летных испытаний. Аппарат состоит из двух частей — так называемых ступеней. Первая — непосредственно ракета-носитель, вторая — отсек для экипажа. Вторая ступень оборудована системой аварийного спасения, которая дает возможность в случае опасной ситуации отделить капсулу с экипажем от ракеты-носителя и эвакуировать.
Мы считаем, что, несмотря на все высокие идеи, самое важное — это жизнь людей. И поэтому начнем испытания именно с системы безопасности. Испытания начнутся в конце августа и продлятся около четырех месяцев.

— Когда планируются первые полеты?
— Думаю, что не раньше, чем через год-два. Для начала нужно "отработать" все настолько, чтобы получить разрешение для полетов. Когда мы будем полностью готовы обеспечить будущим "пассажирам" безопасность полета, тогда двери центра по подготовке будут открыты для всех желающих.

— Сколько будет стоить возможность полететь в космос?
— Окончательной цифры на сегодняшний день назвать не могу. Но, по оценкам американских специалистов, планируемая стоимость полета составит около $100 тыс. В эту цифру будет входить и подготовка, и необходимое снаряжение, и, собственно, сам полет. Я думаю, что с развитием индустрии космического туризма стоимость будет снижаться. Сейчас трудно предугадать, какова будет эта цифра лет через десять.

— А сколько будет длиться полет?
— Полет достаточно краткосрочный — продлится 15 минут. В космосе космонавты будут находиться три минуты, все остальное время займут взлет и приземление.

— Ярослав, Вы упомянули о подготовке. Расскажите, что представляет собой подготовка и сколько она будет длиться?
— Подготовка полностью ориентирована на тот профиль полета, который будет осуществляться космическим кораблем. Кроме теоретической и медицинской подготовки, будущие пассажиры-космонавты должны будут пройти физические тренировки на центрифуге (чтобы научиться выдерживать перегрузки), научиться процедурам спасения на воде, подготовиться к ориентации в условиях изменения вектора гравитации, то есть в условиях невесомости.
Сейчас программа подготовки находится в стадии разработки, но я могу сказать, что на сегодняшний день планируемый курс составляет 14 дней интенсивной подготовки. Подготовка, бесспорно, сжата по минимуму. Дело в том, что в западных странах две недели — это типичный отпускной период делового человека. Как правило, по нашим оценкам, именно деловые и успешные люди будут нашими пассажирами. Поэтому 14 дней — это наиболее вероятный срок для того, чтобы пройти подготовку. Однако стоит заметить, что две недели — это только базовая подготовка, которая допускает (или нет) человека к полету. Непосредственно перед полетом пассажир будет проходить следующий этап подготовки, который будет длиться дольше.
Центр по подготовке на сегодняшний день находится в канадском г. Лондон (провинция Онтарио). Однако, возможно, в будущем центр переедет.

— Есть ли какие-то ограничения по состоянию здоровья?
— Весь космический полет — это по своей сути стресс, связанный с большими перегрузками, а также невесомостью. Поэтому все требования по состоянию здоровья ориентированы на то, чтобы человек перенес данный стресс без ущерба для здоровья. Хотя я не думаю, что с точки зрения перегрузок или стрессов, полет будет отличаться от, допустим, тех же американских горок.
В первую очередь, конечно же, будет исследоваться состояние сердца. Но никаких излишних требований, ограничивающих полет, не будет.

— Ярослав, в заключение хотелось бы узнать, какое будущее у космического туризма, будут ли востребованы полеты в космос?
— Я думаю, что в будущем частные космические перевозки будут таким же обыденным делом, как сегодня авиаперевозки. Для этого, несомненно, нужно пройти долгий путь, чтобы добиться необходимого уровня технологий. Но перспективы у этого вида бизнеса очень большие. По предварительным данным исследований американских специалистов, рынок космического туризма, составит только по США $1 млрд. в год.
Ведь впервые космос переходит из сферы исключительного действия государства на службу людям, нам с вами. Одна из целей проекта "X-Prize" — возродить забытый интерес общественности к космосу.

— Ярослав, мне известно, что Вам посчастливилось стать одним из факелоносцев олимпийского огня в Киеве накануне Олимпиады 2004 года. Скажите, какие чувства вызывает у Вас данная миссия? Можно ли сравнить ощущения с полетом в космос?
— Я думаю, что полет в космос сравнить нельзя ни с чем, и в этом его сходство с участием в таком уникальном событии, как эстафета олимпийского огня. Такая возможность мне представилась благодаря компании Samsung, которая объявила открытый конкурс, и моим близким людям, которые написали обо мне эссе и представили его на рассмотрение. Подобная возможность прикоснуться к древней традиции выпадает далеко не каждому, и я считаю, что выбор меня в качестве одного из почетных факелоносцев — это не столько оценка моих сегодняшних успехов, сколько значительный аванс доверия на новые достижения в будущем.

Ярослав Пустовой родился 29 декабря 1970 года в г. Кострома (Россия). После окончания школы поступил в Военную инженерно-космическую академию им. Можайского в Санкт-Петербурге. После окончания уехал в Украину, где начал свою научную деятельность. Защитил кандидатскую диссертацию, а затем был отобран космонавтом Национального космического агентства Украины.
В 1996 году Ярослав вместе с другими космонавтами прошел годовую подготовку к полету на шатле "Коламбия" в космических центрах им. Кеннеди и им. Джонсона в США. В космос посчастливилось полететь Леониду Каденюку, а Ярославу было суждено стать его дублером.
Сегодня Ярослав Пустовой занимает должность старшего научного сотрудника в Институте космических исследований НАНУ и НКАУ. Кроме этого, он принимает активное участие в подготовке суборбитальных космических полетов на космическом корабле, создаваемом компанией "Канадская Стрела".
Женат, имеет двухлетнюю дочь. Жизненное кредо Ярослава — "Ad astra!" (в переводе — к звездам).