В мирное время победа нам обеспечена

Индивидуализм украинцев известен. Может, поэтому мы легче смотрим на поражения других, в том числе и страны в целом: не я же лично проиграл. В этом и сила, и слабость нашего народа. У украинского народа сложно завоевать авторитет, еще сложнее стать его
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Индивидуализм украинцев известен. Может, поэтому мы легче смотрим на поражения других, в том числе и страны в целом: не я же лично проиграл.

В этом и сила, и слабость нашего народа.

У украинского народа сложно завоевать авторитет, еще сложнее стать его лидером. Соответственно, сложно найти консолидирующую идею, нелегко определить общенациональные ценности. Украинец весьма критично оценивает все, что находится за пределами его двора и семьи: соседа, местного начальника или руководителя государства.

А поскольку не определены эти самые общие ценности, то и политики в предвыборной кампании испытывают огромные сложности. Они не знают, как им достучаться до сердец избирателей. В итоге, чаще всего уповают на случай или какую-нибудь ассоциацию.

Партия Регионов подняла на щит раскол страны и давит на чувство обиды, оставшейся после минувших президентских выборов. "Наша Украина", лишившаяся после победы Ющенко идеологии своего существования, объединена исключительно принадлежностью ее лидеров к властной кормушке и существует как бы по инерции, исповедуя идеологию сохранения власти. А большая часть так называемых демократических сил (Тимошенко, Костенко, ПРП), не имея конструктивной идеологии, быстро вернулась в привычное состояние оппозиции и строит свои позиции на критике существующей власти. Ярким примером кризиса идеологии стал Медведчук и его соратники. От безвыходности его политическая сила впала в детство, взяв лозунгом капризное выражение "не так". В идеологическом тупике давно находятся коммунисты — они даже ситуацией ни разу не воспользовались, чтобы позиционировать себя хоть как-то. Ждут, пока из памяти народной не сотрутся окончательно воспоминания о КПСС.

И ведь нельзя сказать, что политики у нас сплошь тупые и необразованные. Наверняка, некоторые из них думают над партийными принципами и идеологической основой.

Но придумать ничего не могут, поскольку народ им достался сложный.

Народ не требует объединяющей идеи. У народа нашего нет комплексов по поводу своей самодостаточности.

Наш народ не очень волнуют атрибуты великой державы.

В то же время в силу того, что мы крупная европейская нация, мы застрахованы от уничижительного отношения.

Такой менталитет очень плох во времена потрясений.

Не случайно из всех войн конфликтов Украина выходила с огромными потерями. И думается, что если завтра война, мы ее проиграем в кратчайшее время. Поэтому можно понять Кравчука и Кучму, которые несколько первых лет независимости, заведя страну в экономический хаос, тем не менее, гордились сохранением гражданского мира.

В годы же спокойствия (а именно таким и является настоящее время) индивидуалистический менталитет играет весьма положительную роль. Он бережет страну от диктатуры. Даже Кучма при всех рычагах диктатором не стал. Но, не давая породиться диктатору, он оставляет очень мало шансов и появлению положительных государственных лидеров.

Помочь может опять-таки лишь случай. В конце 2004-го народ сумел на короткое объединиться на почве неприятия надоевшего авторитарного режима Кучмы и его "преемника" Януковича, устроил политическую революцию. Но пришедший Кучме на смену Ющенко, увы, оказался слаб и безыдеен.

Поскольку сейчас объединяющего момента у народа нет, то рискну предположить, что в массе своей людям все равно в каких пропорциях из ныне действующих партий будет сформирован парламент. При любом исходе выборов украинец не почувствует себя выигравшим или проигравшим.

Иначе говоря, если не брать во внимание нападки президента на Конституцию, мы имеем вполне европейскую политическую модель в стране. Кто бы формально ни победил на выборах, мы знаем, что политики найдут компромисс, и в этом компромиссе сгинут любые реформаторские начинания.

Стабильность, одним словом.