Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

"Вопрос пересмотра законности продажи коснется только нескольких десятков предприятий"

"Вопрос пересмотра законности продажи коснется только нескольких десятков предприятий", — утверждает первый вице-премьер-министр Анатолий Кинах.

"Вопрос пересмотра законности продажи коснется только нескольких десятков предприятий", — утверждает первый вице-премьер-министр Анатолий Кинах.

— Анатолий Кириллович, буквально на днях премьер-министр сформулировала концепцию дальнейшей приватизации. Вы можете приоткрыть занавес, какая госсобственность будет выставлена на продажу уже в этом году?

— Все детали станут известными после окончания работы по программе приватизации на 2005-2007 гг. В апреле она уже будет представлена в парламенте и, я надеюсь, принята. А что касается перечня объектов, то он не может формироваться механически. Это постоянная работа. И даже если этот приватизационный список появится, он не станет догмой. Рыночная конъюнктура может вносить изменения, следовательно, работа над перечнем будет иметь постоянный характер.

— Правительство запланировало получить от приватизации 6,9 млрд. грн поступлений в бюджет. Насколько это реально?

— Это реально. Более того, заявленного показателя можно достичь без приватизации таких объектов, как "Укртелеком" и "Одесский припортовый завод". Соответствующие расчеты уже есть. Но надо понимать, главное тут не какие-то валовые показатели. Задача получить эти финансовые ресурсы в бюджет не является приоритетной. Важно, чтобы сам процесс был прозрачным, и мы предоставили равные условия доступа к этим объектам всем инвесторам. Так мы можем обеспечить качественное управление этой собственностью, что в будущем даст нам основной эффект.

— Можно ли сегодня сказать, какую сумму от реприватизации "Криворожстали" планирует получить государство?

— Я подчеркиваю, мы не нацелены достигать каких-то арифметических результатов путем приватизации или национализации. Я бы вообще запретил использовать эту терминологию. Только суд должен принимать решения по каждому конкретному объекту. Потом уже государство может вмешаться и урегулировать этот вопрос. Нельзя допускать краткосрочной политической кампании вне закона. За этим стоит вопрос доверия инвесторов, которых мы должны защищать. Я бы даже не хотел упоминать лишний раз предприятия в ключе дооценки или планов по их реприватизации до окончательного вердикта суда.

— На встрече с руководителями госпредприятий на прошлой неделе вы сообщили, что правительство рассматривает вопрос невыполнения инвестиционных обязательств инвесторов Черноморского судостроительного завода. Вы можете сообщить нашим читателям о результатах этой работы?

— Конечно. В правительстве на постоянной основе работает комиссия под моим руководством. В ней задействованы представители всех отраслевых блоков Кабмина, руководство Минюста, Генпрокуратуры, а также народные депутаты по согласованию. В компетенции этого органа — все проблемные вопросы, касающиеся приватизации госсобственности.

4 апреля мы как раз рассматривали ситуацию вокруг ЧСЗ. Это, без преувеличения, стратегическое предприятие, которое должно работать по основному профилю. Вот именно по этому поводу у нас возникло беспокойство. Обещанная производственная программа, которая должна заработать с 1 января 2006 года, пока далека от внедрения. Есть проблемы с портфелем заказов. Для предупреждения факта срыва инвестиционных обязательств мы и проводим профилактические контрольные действия. Правительство предупредило собственников. А экспертам поручено осуществлять дальнейшее наблюдение и анализ.

— То есть говорить о каких-то более жестких мерах по отношению к этому предприятию пока нельзя?

— Я могу сказать, то, что сейчас предпринимается по отношению к ЧСЗ — это не подготовка к реприватизации. Государство осуществляет свою прямую функцию — контроль. Завод приватизирован в 2004 году. И сейчас пришло время посмотреть, как там идут дела, как собственник выполняет условия приватизационного конкурса.

Вместе с тем заинтересованность к этому предприятию со стороны потенциальных заказчиков огромная. Практически на следующий день после заседания упомянутой комиссии у меня была встреча с послом Дании. Он по поручению тамошних компаний решил уточнить ситуацию вокруг ЧСЗ. Датские бизнесмены уже подписали протокол намерений по строительству четырех танкеров на этом предприятии. И они не настроены менять свои планы.

— Что вы можете сказать о результатах проверки законности приватизации компании "Оранта"?

— Действительно, такая проверка идет. Рассмотрение этого вопроса будет осуществлено на специальном совещании, поэтому окончательные выводы пока не сформулированы. Они должны быть очень взвешенными, для чего, как вы понимаете, требуется время. Ведь речь в этом случае идет не только об "Оранте", а о всей системе страхования, которая в Украине еще слабо развита.

— А как обстоят дела с госхолдингами. Их ревизии уже завершены?

— Нет, проверки сейчас продолжаются, они будут проходить весь апрель приблизительно на 50 предприятиях, начиная с "Нефтегаза", "Укрпочты", "Укртелекома". Такие меры необходимы в первую очередь для правительства. Мы нуждаемся в инвентаризации, понимании реального состояния дел в этих компаниях и эффективности их менеджмента. Результаты этих проверок также будут учитываться при проведении объявленных кадровых отборов руководства госпредприятий.

— Известно, что вы выступили с критикой принятого бюджета. Какие, по вашему мнению, основные проблемы возникнут при его реализации?

— К сожалению, во время принятия бюджета было нарушено целый ряд нормативных актов. А широкие изменения в налогообложении посреди финансового года просто не допустимы. Значительные коррективы также коснулись отраслевых законов. Ухудшились условия деятельности в авиа-, судо- и автомобилестроении, в одностороннем режиме изменились не в лучшую сторону условия инвестиционной деятельности. В связи с этим нам в ближайшее время надо постараться минимизировать этот негатив.

— Могут ли возникнуть проблемы с инвесторами в связи с такими изменениями?

— Мы уже сегодня прогнозируем десятки судебных исков от инвесторов. Украина им гарантировала стабильность, но не сдержала слова. Например, как можно было отменить нулевую ставку НДС на инвестиции в виде основных фондов в Законе "О стимулировании инвестиционной деятельности"? Получается, мы теперь ввели налог на инвестиции. Для тех структур, в которых инвестиционные проекты уже утверждены, такие изменения вызывают шок, тем более на фоне перманентных разговоров о реприватизации. Нужно ситуацию срочно исправлять.

— Вы также против идеи отмены всех свободных экономических зон?

— Злоупотребления, безусловно, были и в свободных зонах, и на территориях приоритетного развития. Вот как раз основания этих нарушений необходимо ликвидировать. А все то, что дает возможность развития конкретных территорий, нужно оставлять. Я недавно общался с министром экономики и труда Польши паном Пехотой. Он сообщил, что при вступлении в ЕС его страна вела жесткую дискуссию по поводу дальнейшего существования тамошних свободных экономических зон. В конце концов, Польша защитила свое право, и еще шесть лет на ее территории будут работать 14 СЭЗ. А мы в одностороннем порядке пытаемся навредить сами себе.

— Многие инвесторы сейчас всерьез обеспокоены судьбой своих предприятий. Они пытаются через СМИ доказать правительству, что дела у них идут наилучшим образом. Вы можете чем-то их обнадежить на завершение нашего разговора?

— Да. Заверяю, что вопрос пересмотра законности продажи коснется только нескольких десятков предприятий. В апреле черта под их списком подведена. В связи с этим я хочу обратиться через ваше издание к предпринимателям и инвесторам. Никакого огульного передела собственности и ползучей реприватизации не будет. Мы не за это боролись.

— Так черта уже подведена или еще будет подводиться?

— Практически уже подведена. Заверяю, проверка законности коснется не тысяч, а ограниченного количества предприятий. Но пока я запрещаю называть эти компании. Есть презумпция невиновности. Лишние дискуссии вокруг этих объектов провоцируют снижение их конкурентности. Этого нельзя допускать.