"Востокэнерго" против административного регулирования

Компания "Востокэнерго" в судебном порядке требует отменить утвержденный Нацкомиссией регулирования энергетики временный порядок накопления запасов угля на тепловых электростанциях Украины. О причинах, подтолкнувших компанию к столь решительным действиям,
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Компания "Востокэнерго" в судебном порядке требует отменить утвержденный Нацкомиссией регулирования энергетики временный порядок накопления запасов угля на тепловых электростанциях Украины. О причинах, подтолкнувших компанию к столь решительным действиям, рассказывает генеральный директор "Востокэнерго" Игорь Глущенко

— Игорь Николаевич, компания "Восток-энерго" подала правовой иск на Национальную комиссию регулирования электроэнергетики. В чем суть этого иска?

— Две из трех ТЭС нашей компании пятый месяц, с июня, принудительно работают минимально возможным составом оборудования, по два блока на станции. С июля эти две ТЭС, работающие на углях газовой группы, ограничены еще и по уровню нагрузки — не выше технического минимума. Такая работа обусловлена принятым Советом оптового рынка электроэнергии и утвержденным постановлением НКРЭ "Временным порядком учета объемов накопления угля газовой группы на ТЭС энергогенерирующих компаний на осенне-зимний период 2005-2006 гг.", который, на мой взгляд, не корректен и нарушает ряд норм законодательства.

— Чем вызвано принятие документа, о котором вы говорите?

— Изначально Министерством топлива и энергетики была выдвинута теория о дефиците угля газовой группы. В принципе, эта теория еще год тому назад имела бы право на существование. Но в 2005 году произошли кардинальные изменения на рынке угля. С апреля из-за уменьшения спроса на продукцию украинских меткомбинатов начали останавливаться доменные печи, кроме того, на рынок сырья для коксохимической отрасли вышли россияне. Их продукция качественнее украинского кокса с использованием марок газовой группы. Таким образом, избыточный спрос на газовые угли коксующихся марок исчез. Более того, этот уголь стал профицитным. Тем не менее, именно в этих условиях вышло постановление НКРЭ, зафиксировавшее "Временный порядок учета объемов накопления угля газовой группы на ТЭС энергогенерирующих компаний на осенне-зимний период 2005-2006 гг. при планировании диспетчерского графика нагрузки".

Кстати, сразу обращала на себя внимание нецелесообразность данного документа, так как не был рассмотрен баланс углей, не выставлены критерии — сколько накапливать угля, на каких станциях …

— Получается, что постановление НКРЭ об утверждении порядка накопления углей сработало только относительно "Восток-энерго"?

— Если говорить об угле газовой группы, то из 1,8 млн. тонн 950 тыс., или 54%, лежат сейчас на складах Зуевской и Кураховской ТЭС "Восток-энерго". Если бы Минтопэнерго и НАК "ЭКУ" действительно ратовали о подготовке к зиме всей энергетической системы Украины, об оптимальности складов топлива, то были бы предусмотрены конкретные графики накопления углей по станциям. Сегодня видно, что принятием порядка накопления углей был допущен серьезный просчет, результат которого — не только профицит, но и диспропорция распределения угля на складах Украины. Например, на Углегорской ТЭС — 144 тыс. тонн угля, на Ладыжинской ТЭС — 120 тыс. тонн, на Добротворской ТЭС — 100 тыс. тонн, что крайне недостаточно для осеннее-зимнего периода. Отсюда возникает вопрос: какую истинную цель преследовала НАК "Энергетическая компания Украины", разрабатывая этот документ, и какую роль сыграла в этом НКРЭ?

— Что все-таки подвигло компанию "Востокэнерго" к подаче этого иска?

— Прежде всего — негативные последствия принятого НКРЭ "Временного порядка...", причем не только для компании "Востокэнерго", но и для всей энергетической системы Украины в части нерационального выбора состава оборудования и неэкономного использования энергетических ресурсов (пережогов топлива — А.К.). Наши расчеты позволяют говорить о сотнях тысяч тонн бесполезно сожженного угля за этот период. К сожалению, официальная оценка Минтопэнерго об объемах пережогов отсутствует. Естественно, не в его интересах говорить о своих просчетах.

— Однако введение "Временного порядка учета объемов накопления угля газовой группы на ТЭС…", напротив, позволило некоторым компаниям уменьшить убытки и даже увеличить прибыль.

— "Временный порядок…" перераспределил работающее оборудование между генкомпаниями и, естественно, кому-то позволил выработать больше товарной продукции. Но увеличение прибыли при этом спорно, учитывая ухудшение экономики компаний из-за неэффективного сжигания топлива и ускоренного износа оборудования. А вот суммарный экономический результат работы всей тепловой генерации в результате внедрения "Временного порядка…" однозначно ухудшился. Ухудшилась экономика и у нашей компании.

Странно… Украина стремится войти в ВТО, получить статус страны с рыночной экономикой. И при этом — такое явное нарушение антимонопольного законодательства, рыночных принципов регулирования. Это ведь очень просто — административно ограничить работу эффективного предприятия вместо того, чтобы разобраться с проблемами нерентабельных предприятий. "Временный порядок…", похоже, ставил именно такую задачу. Но какой ценой?

— Игорь Николаевич, если этот документ, принятый НКРЭ, изначально нарушил ряд норм украинского законодательства, почему же вы сразу не подали иск? Для того, чтобы указать на нарушения, или, может быть, добиться его отмены сразу после его утверждения?

— 19 мая на Совете оптового рынка было принято решение о введении "Временного порядка…". На следующий же день, 20 мая, мы направили письмо председателю Национальной комиссии регулирования электроэнергетики Валерию Кальченко с подробным описанием всех нормативных актов, нарушаемых действием этого документа. Потребовали от НКРЭ приглашение на заседание комиссии, где рассматривался вопрос об утверждении "Временного порядка…". Однако нас не соизволили пригласить. С тех пор и в НКРЭ, и в Минтопэнерго было направлено десятки обращений. Мы прогнозировали развитие ситуации, приводили расчеты, аргументировали, предупреждали и надеялись, что этот порядок будет приостановлен. На каждом заседании Совета рынка я поднимал этот вопрос, добивался включения его в повестку дня, но, к сожалению, мои действия не возымели результата. Последней каплей стало сентябрьское решение Совета оптового рынка и, соответственно, НКРЭ о продлении действия документа еще и на ноябрь месяц. Не принимается во внимание даже начавшийся осенне-зимний максимум несения нагрузок.

Теперь я сомневаюсь в возможности договориться со своими коллегами путем переговоров и убеждений. Более того, у меня возникает подозрение: не появится ли у них желание пролонгировать этот порядок на весь осенне-зимний период? Но я надеюсь, что суд объективно рассмотрит представленные нами доказательства нарушения НКРЭ действующего законодательства Украины и примет законное решение, которое пойдет на пользу энергетике Украины.