Законодательство позволяет защищаться

Участие админресурса в корпоративных конфликтах стало практически нормой. Собственники предприятий, компаний уже давно поняли, что трудно найти более действенный способ влияния на противника, чем "натравить" на него многочисленные проверки госорганов, нач
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Участие админресурса в корпоративных конфликтах стало практически нормой. Собственники предприятий, компаний уже давно поняли, что трудно найти более действенный способ влияния на противника, чем "натравить" на него многочисленные проверки госорганов, начиная от налоговой и заканчивая пожарными. Если в результате этого работа несговорчивого партнера не будет заблокирована, то крови ему все равно попьют немало, а там, глядишь, он станет сговорчивей. Возможно ли противостоять в этом случае админресурсу и как это лучше сделать, рассказывает председатель совета директоров корпорации "Юридическая компания "БИЗНЕС-ПРАВО АУДИТ" СЕРГЕЙ ПОГРЕБНОЙ

— Часто ли в своей практике вы сталкиваетесь с использованием админресурса?

— Постоянно, буквально на каждом объекте. Я бы сказал, что это уже норма корпоративной практики в Украине. Для разрешения конфликтных ситуаций стороны подключают силовые органы различных уровней. Таким образом пытались разрешить корпоративные конфликты лица, атакующие наших клиентов. Последний случай, который нам приходится улаживать — это корпоративный конфликт между ЗАО "ИК "ТЕКТ" и ЗАО "Морстрой".

— Расскажите об этом подробнее, в чем суть конфликта и каким образом был задействован админресурс?

— Весной этого года киевская группа компаний "ТЕКТ" начала скупку акций у пенсионеров и работников севастопольского закрытого акционерного общества "Морстрой". После того, как был консолидирован 15-процентный пакет акций, руководству ЗАО "Морстрой" поступило предложение выкупить акции по цене, во много раз превышающей затраты на их приобретение. После того, как руководство предприятия отказалось от этой сделки, на него обрушился шквал проверок различных уровней: прокуратура, ГКЦБФР, налоговая милиция и ОБЭП. В итоге каждые две недели — новая проверка. Всего за последние 3 месяца ЗАО "Морстрой" посетили около 10 проверяющих делегаций.

— Все-таки для проверок, тем более массовых, нужен повод. Или для этого достаточно инициативы одной из сторон?

— В данном случае большинство проверок инициированы двумя компаниями, на которых зарегистрированы выкупленные акции, и неким адвокатом. Содержание заявления в прокуратуру было изначально основано на ложных фактах, поэтому и не подтвердилось. В результате был найден другой повод, связанный с продажей блокирующего пакета акций одной из российских компаний. Хотя эта сделка заключена на законных основаниях, о чем имеются заключения соответствующих органов, силовики пытаются провести в этой связи документарную проверку финансово-хозяйственной деятельности ЗАО.

— Этому можно как-то противостоять?

— Можно и нужно. Например, по части проверок мы пишем письма-ответы и отказываемся предоставлять документы, ссылаясь на правовые основания. Часть проверок обжалуем в суде. А в ответ еще на одно заявление, основанное на слухах и подрывающее репутацию руководителя ЗАО "Морстрой", мы готовим к подаче иск о защите его чести и возмещении морального ущерба. Налоговой инспекции мы предоставили требуемые документы и организовали юридическое сопровождение проверок — теперь вопросов у них нет. Кроме этого, мы уведомляем все проверяющие нас инстанции об истинной подоплеке этого дела — прессинг за отказ покупать акции по завышенной цене. Но особенно жесткую позицию занял отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Они направляют запросы, требуя предоставить ряд документов, в том числе имеющих конфиденциальный характер. Но эти запросы оформлены не надлежащим образом, а требования явно выходят за рамки полномочий.

— Каковы результаты борьбы?

— Результат уже в том, что в течение последних двух недель ЗАО "Морстрой" никто не проверяет. Надеемся, что наша позиция (а она сводится к тому, что мы готовы выполнять требования госорганов, если они не выходят за рамки законодательства) принесет положительные результаты.

— А вы не пытались "договориться" с проверяющими, может быть это сэкономило бы время и силы? Или это не выход?

— Я считаю, что "договариваться" нельзя никогда. В конце концов, есть суд — он определит, кто прав. А попытка договориться о чем-то с проверяющими органами — это не вариант: сегодня "договорился", а завтра к тебе придут с еще большими требованиями. В моей практике был случай, когда удалось отсудить у ГНАУ Крыма 6 млн. грн., хотя до этого предлагалась мировая.

— Что можно посоветовать тем, кто оказался в аналогичной ситуации?

— Никогда не сидеть сложа руки. Наше законодательство предоставляет достаточно широкий спектр защиты от несанкционированных проверок и админресурса. Действовать можно в нескольких направлениях. Во-первых, в административном — писать жалобы вышестоящим органам. Во-вторых, в судебном — подача исков и жалоб, а в-третьих — юридическое сопровождение самой проверки. Мы, например, требуем участия наших специалистов при проведении любых проверок или выемок документов. Выполнение таких формальностей часто приводит к тому, что проверяющие понимают, что "на шару" забрать документы не получится. Это однозначно дает свои результаты.

Очень эффективно в этом случае действует прокуратура, тем более, если действия и требования работников госорганов не основаны на законе. Как правило, прокуратура отвечает на сигнал. Поэтому если написать пять жалоб в прокуратуру на госорган, ущемляющий ваши интересы, проверят и его, в результате чего в следующий раз они будут действовать по отношению к вам законно или вообще отстанут. Еще важно придерживаться формальностей и требовать, чтобы все обращения госорганов были оформлены надлежащим образом. К сожалению, зачастую в таких обращениях содержится масса ошибок и нарушений, поэтому согласно нормам законодательства вы вправе не отвечать на выдвинутые в них требования или требовать соответствующих пояснений.

— Борьба с админресурсом хотя и может быть продуктивной, наверняка отнимает много времени и требует специальной подготовки и опыта?

— В моей практике самый длительный конфликт продолжался полтора года. Для корпоративного конфликта с привлечением админресурса срок от 6 месяцев до 2 лет — это норма. Что касается профессиональной подготовки, то, возможно, действительно недостаточно иметь только юридическое образование, нужно хорошо знать специфику работы многих ведомств. Например, в нашей корпорации некоторые специалисты — это бывшие сотрудники правоохранительных органов и налоговой администрации, получившие практический опыт, незаменимый при разрешении корпоративных конфликтов.