03 февраля 2017 в 19:40

Большой китайский аттракцион — о "Великой стене" Чжана Имоу

Со 2-го февраля в украинском кинопрокате идет зрелищный костюмный фильм-аттракцион "Великая стена" от режиссера Чжана Имоу — китайский ответ Голливуду, созданный по лекалам Голливуда, но с "локальной" идеологией, отмечает кинокритик Сергей Васильев

К подобному "ответу" местный китайский кинематограф — и официальные власти — готовились уже давно. В конце минувшего года Китай (с опережением графика) обогнал США по количеству киноэкранов, что сделало его самым привлекательным мировым рынком для киноиндустрии. Пока что, правда, лишь потенциально.

Потягаться с Голливудом

Во-первых, покупательская способность китайцев много меньше, чем в США, а рост сборов от продаж билетов в минувшем году резко притормозил. А, во-вторых, сам рынок кинопроката построен на довольно жестких ограничениях для некитайских лент, которые, по мнению властей, не должны своим размахом мешать развитию национального кино.

Собственно, главная амбиция Китая как раз и выявляет себя в том, чтобы тягаться с Голливудом на его же территории — создания масштабных визуальных зрелищных полотен, захватывающих глобальное внимание зрителей и сотни миллионов долларов сборов по всему миру. Активно используя при этом возможности и профессиональную "экспертизу" американских мастеров — продюсеров и кинематографистов. В Голливуде, к слову, в этом тоже кровно заинтересованы, поскольку совместные проекты успешно открывают путь на денежный китайский рынок.

Раньше Голливуд, чтобы расположить к себе, бросал Китаю малую кость — часть действия фильмов переносили в Китай, роли второго плана отдавали местным звездам — китайским актерам; иногда американцы и вовсе довольствовались тем, что для китайского рынка готовили отдельную монтажную версию ленты, учитывающую требования местной политической цензуры. "Великая стена" свидетельствует о попытке принципиальной смены кинематографических взаимоотношений двух стран. Масштабный фильм с производственным бюджетом в "районе" 150 миллионов долларов подчиняется именно китайской инициативе.

Бледнокожая звезда

Особенно ярко эта концептуально-идеологическая перемена представлена в образе главного героя ленты — английского наемника, лучника-виртуоза Уиллема в ожидаемо сдержанном исполнении главной "звезды" ленты Мэтта Деймона. Дело происходит в позднем Средневековье. Вместе с еще несколькими хищными ловцами удачи Уиллем пытается пробраться в Китай, чтобы выкрасть секрет пороха и, продав его в Европе, сказочно разбогатеть. Однако, по пути большинство путников убивают. И у Великой китайской стены, которая предстает перед ошеломленными героями (и зрителями) во всем своем масштабном великолепии, кроме Уиллема оказывается лишь один товарищ-попутчик (Перо Товар).

Китайская стена

Китайцы, живущие за стеной, говорят по-английски. Это результат общения с европейцем, четверть века тому прибывшим в Китай за порохом (его выразительно играет Уиллем Дефо, морщиня иссушенное лицо). Но располагают "аборигены" Уиллема не только способностью к языкам, но и мощью и самоотверженностью своей армии. Они воюют с монстрами, штурмующими Великую стену, сдерживая их регулярные — раз в 60 лет — атаки. Одна из таких атак, вот неожиданность, начинается как раз в момент прибытия европейцев. Причем это действительно неожиданность для всех: монстры нападают на 9 дней раньше рассчитанного китайскими стратегами срока. Это особо подчеркивают. И неоднократно.

Помогает привлечь Уиллема на свою сторону также нехитрый, конфуцианский по своей сути, разговор о долге и служении государству, который с ним ведет очень юная и крайне миниатюрная генерал Линь Мэй (Цзинь Тянь). После подобной политинформации, полученной на краю Великой стены, циничный европеец, едва ли не с пеленок задорого продававший свою способность убивать, метко стреляя, решает отбросить корысть и использовать свои уникальные "компетенции" в борьбе с монстрами — за благое дело спасения всего человечества. Потому как защитники стены оберегают не только Китай: быстро плодящиеся монстры готовы уничтожить всех без исключения людей.

Стоит отметить, что скупая (на грани невыразительности) эмоциональность Мэтта Деймона идет на пользу роли. Кардинальную внутреннюю трансформацию персонажа, исполненного в основе своей здорового профессионального цинизма, актер передает минимальными средствами. Наделяя его "дубовыми" чертами, он сглаживает невероятный, "сказочный" характер такого превращения. И переносит акцент из зоны сомнительной психологии на территорию безусловного физического действия, в котором его герой — один из многих, ведущих борьбу за спасение мира. (Пристальное внимание к образу Мэтта Деймона в трейлере успело вызвать критические стрелы в адрес создателей — мол, опять за "местных" всю работу выполнять приглашенная бледнокожая звезда; трейлер в этом смысле обманчив).

Битва, будто танец

В центре "Великой стены" находится именно физическое столкновение человеческих масс с ордами потустороннего зла. И выполнено оно — совершенно в духе совместного производства — как максимально масштабный синтез китайских "материальных" и голливудских "цифровых" подходов к воплощению зрелищного.

Нападение мириады сгенерированных на компьютере отвратительных существ, которые хлынут непрекращающейся зеленокожей волной на Великие стены, напоминает своей многочисленностью эксцессы экранизации "Властелина колец": в частности второй фильм трилогии Питера Джексона "Две башни", в основе которого — тоже осада крепости. Но в первую очередь режиссер Чжан Имоу все же продолжает традиции человеческой гигантомании, характерные для китайского, а ранее — советского военного кино. Той массовости экранного присутствия человека, которую в костюмно-историческом фильме ныне кроме Китая, пожалуй, никто в мире не может себе позволить.

Китайская стена

В "Великой стене" предстает богатая яркими цветами и национальными воинскими костюмами, адаптированными под требования особого боя с монстрами, армия. В первую очередь она исполнена красоты и ведет битву, будто танец, чему способствуют и команды, отдаваемые ритмичным перестуком барабанов. Особо выделяются на общем колоритном фоне Журавлиные войска — миниатюрные девушки в синих доспехах. Они исполняют цирковые акробатические номера, которые выглядят впечатляюще, хотя их военная результативность и кажется минимальной: превалирование внешнего эффекта над здравомыслием и эффективностью отличает многие сцены фильма.

Красота выявляет себя также и во внимании к природе и ее стихиям. Одна из наиболее выразительных сцен "Великой стены" происходит в кинопривлекательном густом белом тумане. Особое же внимание авторы уделяют огню (тут находит свое развитие определяющая сюжетная тема изжигающей силы пороха) и воздуху, который тоже соединяют с огнем — в масштабных героических сценах, отталкивающихся от китайской традиции запускать небесные фонарики.

Китайское начало празднует триумф

Безусловно, "Великая стена" не лишена и моделирующих приемов голливудского кинематографа: авторы фильма специально ищут их в своем стремлении выйти за локальные пределы. Китайскую сказочно-мифологическую историю "окисляют" прогнозируемыми ловушками, в которые попадают герои, бесконечным цейтнотом, в котором они ищут избавления от монструозных угроз, штампованным мужским юмором и беспредельным героизмом преодоления себя.

Соответствующее героическое музыкальное оформление фильму презентовал Рамин Джавади, автор похожей музыки к сериалу "Игра престолов", в котором тоже большая часть действия связана со стеной, защищающей от монстров.

Китайская стена

И все же именно китайское начало "Великой стены" празднует триумф, наращивая "мясо" зрелищности на идеологический "хребет", убедительно представляющий Китай страной "впереди планеты всей" — и с точки зрения научно-технического прогресса, и в морально-этическом плане.

Стойкое желание выгодно презентовать себя миру, показав во всей красе, продолжается и в титрах ленты. Китайских актеров, мало проявивших себя в самом фильме (в силу эпизодического характера появления на экране в пылу военных действий) — демонстрируют портретно сразу в нескольких ракурсах. Чтобы запомнили, хотя, вроде бы, и запоминать особо не за что. С этой презентационной миссией фильм успешно справляется.

раздел:
теги:

По теме:

Alibaba купила MoneyGram за $880 млн
Экономика 27 января 2017 в 14:20

Alibaba купила MoneyGram за $880 млн

Общая сумма сделки по покупке сервиса денежных переводов MoneyGram составит $880 млн

Украинское битье — об отечественном фильме "Правило боя"
Lifestyle 27 января 2017 в 20:12

Украинское битье — об отечественном фильме "Правило боя"

С 26 января в украинском кинопрокате идет отечественный фильм "Правило боя". Во всех рекламных материалах его характеризуют, как "первый украинский спортивный экшн". При этом режиссер Алексей Шапарев в интервью уточняет, что фильм не совсем про спорт. И совсем не "первый", замечает кинокритик Сергей Васильев

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...