Lifestyle 24 февраля 2015 в 21:26

Нужен реанимаркетинг арт-рынка — Леонид Комский, аукционный дом "Дукат"

Владелец "Дуката" Леонид Комский о том, как реанимировать арт-рынок, кто они — новые покупатели искусства и сколько готовы платить, зачем нам Минкульт и как правильно выбирать его главу

Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката" . Фото Тарас Тарналицкий

Портал Delo.UA встретился с владельцем "Дуката" Леонидом Комским на редком сегодня мероприятии — открытии предаукционной выставки в музее "Духовні скарби України". Сам аукцион современного украинского искусства пройдет в ближайшую пятницу, 28 февраля. Партнером торгов выступает фонд культурных инициатив ArtHuss.

Портал Delo.UA расспросил, как обстоят дела на арт-рынке, кто сегодня готов покупать картины, по какой цене и нужен ли нам Минкульт.

Леонид, на вашем аукционе современное искусство будет какого периода? А с какого момента стоит считать искусство современным? Послевоенное время? Авангардное начало 20 века?

Мы берем современное искусство ориентировочно с середины 1980-х годов, с перестройки, когда исчезли рамки запретов и многое стало возможно. Это время первого всплеска украинского искусства. Тогда и появилось много художников, которые на сегодня являются частью современного искусства не только в рамках Украины, но и Европы. В ходе подготовки нам пришлось из огромной массы арта выбирать лучшее.

Каталог аукциона можно увидеть здесь.

Ваша специализация — антиквариат. Почему проводите аукцион современного искусства?

Почему антикварный дом организовывает аукцион современного искусства? Мне кажется, не так важен спор о том, что важнее: старое или новое искусство. Скорее, необходимо отличить настоящее искусство от симулякра, который под это искусство выдается. Задача галериста, арт-дилера найти художника и ввести его в культурный контекст. Так что аукцион — это не просто торговля, это, как раз, введение неизвестных имен в культурный контекст.

Лоты торгов аукционного дома Дукат

Лоты торгов аукционного дома "Дукат". Фото: Тарас Тарналицкий.

Во-первых, мы собрали действительно хорошие работы, во-вторых, стартовые цены будут не просто ниже, а значительно ниже рыночных.

В анонсе аукциона указано, что на 30–50% ниже. Не опасаетесь критики. Знаете, что говорят арт-эксперты про торги "Золотого сечения"? Что они "рубят сук на котором сидят", продавая дешево…

Я не согласен с этим, хотя, по идее, должен согласиться, ведь "Золотое сечение" — конкуренты. Два их последних аукциона современного искусства были довольно качественно построенные. Но это были скромные аукционы. Для них было важнее их провести, чем что-то на них заработать. Не могу сказать, что они продают очень дешево или демпингуют. Считаю, что, наоборот, они продают дорого.

Дорого — это сколько на сегодня?

Давате уточним, что такое цена на предмет искусства? Это та сумма денег, которую в данное время и в данном месте человек готов за него заплатить. И открытые аукционные торги — это самые справедливые торги. Открытые аукционные торги появились достаточно давно. Один из старейших аукционных домов "Сотбис" начал работу в 1744 году, "Кристис" — спустя двадцать лет. Выставляется предмет, и люди решают, кто и сколько готов за него заплатить. Если предмет выставляется за нулевую цену, то наверняка находится кто-то, кто хочет дать за лот небольшие деньги. Второй — предлагает больше, третий — еще больше, пока дело не дойдет до максимальной суммы. Именно это и будет называться ценой предмета в данное время и в данном месте.

Вы с каких цен будете стартовать?

У нас старты будут ниже, чем у "Золотого сечения". И резервной цены у нас не будет. Мы считаем это справедливым. А если считаешь, что работы слишком дешево стоят, то приди и купи. Если мне что-то нравится на аукционе моих коллег из "Золотого сечения", Corners и других и если я вижу, что это дешево, я прихожу и покупаю.

Напомню, мы говорим о стартовых ценах. А в ходе торгов цена может вырасти, если художник, конечно, действительно стоит этих денег.

Можете назвать цифры?

Все будет зависеть от художника. У кого-то это будет $1 тыс., у кого-то — не больше $300. В любом случае, если рыночная стоимость картины составляет $10 тыс.-15 тыс., то у нас старт будет вдвое меньше. И так поступаем не только мы. Такой практикой эффективно пользуется аукцион "Сотбис" — цены на некоторые произведения искусства здесь могут "взлетать" практически в 40 раз.

На последнем благотворительном аукционе, что мы проводили, начальная стоимость некоторых работ была в итоге значительно превышена. Например, Анатолий Криволап, самый дорогой художник Украины, дал согласие сделать небольшой старт своей работы. В итоге цена его картины с $5 тыс. доросла до $8 тыс.- 9 тыс., работы Матвея Вайсберга — с $1 тыс. до $4 тыс., работы Алексея Литвиненко — с $800 до $4 тыс. (аукцион проходил в октябре, когда кур доллара был в районе 15 — Delo.UA). Еще несколько художников превысили свой estimate.

Это и есть те цены, что покупатели реально готовы платить сегодня?

Правильно. Но тут важно не путать две категории — ценность и стоимость. Ценность — это вневременное, культурно-историческое значение произведения искусства. Нечто сложно определяемое, но все прекрасно понимают, что "Троица" Рублева имеет очень большое значение.

Категория стоимости — это размер материальной стоимости предмета искусства в данном месте и в данное время. Ее значение может меняться: сегодня стоимость одна, завтра — другая.

Например, я считаю, что украинские иконы очень недооценены, потому что их не раскручивали, не пиарили. О русских православных иконах знают, а об украинских нет. А они являются не менее ценными произведениями искусства.

На аукцион выставлено много работ молодых малоизвестных художников. По какому принципу выбирали?

Суть в том, чтобы отыскать интересные, в первую очередь перспективные работы.

Лоты торгов аукционного дома Дукат

Лоты торгов аукционного дома "Дукат". Фото: Тарас Тарналицкий

Собираетесь с теми из новых имен, чьи картины взяли на торги, продолжать работать в долгосрочной перспективе?

Какая в сегодняшней ситуации в стране перспектива может быть долгосрочной?..

Какой ожидаете результат от торгов?

Мы прекрасно понимаем, что в этот раз вряд ли заработаем серьезные деньги. Главная цель — всколыхнуть арт-рынок современного искусства страны, который находится в "коматозном" состоянии. Заняться его "реанимаркетингом". Сделать это можно очень качественными работами и лояльными ценами. Вот и все.

Сегодня наши крупные клиенты говорят: какая классная картина, я бы купил, но сейчас важнее отдать деньги на покупку лекарств, тепловизоров и т.д. Мы тоже занимаемся благотворительностью — 10% от выторга обязательно отдаем на нужды Нацгвардии. И с этого аукциона будет так же.

В последнее время вообще коммерческие аукционы не проводили, только благотворительные. На последнем собирали средства на протезирование солдат, пострадавших в зоне АТО ( более 900 тыс. грн — Delo.UA), помогали "Громадському ТВ" во время Майдана.

Чем отличается коммерческий аукцион от благотворительного?

На благотворительном аукционе гораздо легче продавать, поскольку человеку не так важно, что он купил, если он сопереживает целям организаторов. Украинские художники — молодцы, практически все откликнулись, к кому мы обращались. Но все-таки на благотворительность они не дают лучших работ. А на коммерческий аукцион художники готовы давать самое что ни на есть лучшее (Криволап, Маков, Животков, Вайсберг, Аполлонов, Придувалова и многие другие).

Покупатель стал другим в последнее время? Кого сегодня, помимо олигархов, еще интересует покупка предметов искусства?

Скажу честно, сейчас покупателей почти не осталось. Те, что есть — это в основном бизнесмены, а не чиновники. Про олигархов ничего не скажу: они у меня раньше не покупали и теперь не покупают. Как правило, я не мог до них добраться, да и не особенно старался это делать.

Людей, которые сегодня покупают, можно охарактеризовать как self made: молодые рестораторы, владельцы собственных компаний, стартапов, которые создали себя и свой бизнес. Мне очень приятно с ними работать. Это люди с хорошим образованием, знанием нескольких иностранных языков. Раньше клиентам нужны были советы о том, что купить. Сегодняшний покупатель приходит подготовленным. Видно, что увлечение искусством для таких людей является серьезным делом.

Предаукицонная выставка, Дукат

Посетитель предаукционной выставки. Фото: Тарас Тарналицкий.

Вы говорили, что человек должен покупать только то, что ему нравится…

Сейчас заставить человека покупать искусство невозможно и неэтично — на сегодняшний день дураков с деньгами не осталось. Но некоторые люди продолжают приобретать искусство, потому что лучшие коллекции создаются во времена тяжелых кризисов. Пройдет не так много времени, полтора-два года, и многое из того, что есть на наших аукционах сегодня, нельзя будет купить за такие деньги. И даже за в два раза большие деньги.

А как же призыв "инвестируй в искусство"?

Мы такое не говорим никому, потому что это неправда. Более того, если у человека мало осталось денег, я не советую ему инвестировать деньги в искусство. Покупать искусство нужно не на последние деньги. Если деньги какие-то есть, часть их можно хранить в качестве долгосрочных инвестиций в произведениях искусства. Некоторые произведения искусства в гонке с долларом победят, даже по отношению к драгоценным металлам и всему, чему угодно.

Современное искусство жестоко. Работы большинства художников, которые сейчас гуляют по каталогам, стоят примерно одинаковые деньги, очень небольшие. Возможно, через 15-30 лет единицы из них будут стоить больших денег. Но огромное, подавляющее большинство не будет стоить практически ничего. И угадать, кто станет этой частью истории искусств — наша задача.

Были времена 60-70-х гг., когда в комиссионке можно было купить за 70 рублей работы Александры Экстер или Александра Богомазова. Сейчас они стоят два миллиона долларов.

В правительстве не понимают значения культуры для самоидентификации нации

Как относитесь к утверждению, что арт-рынка в стране нет?

Провала никакого нет, рынок развивается согласно необходимости.

Каких рыночных институций не хватает?

Чего может не хватать ребенку в два или три года? Ведь он еще не сформировался. Чем дальше он растет, тем сложнее становится его организм. Точно также и арт-рынок — у нас всего хватает, просто нужно немного подождать. Мы еще молоды как нация, как этнос. Мы сформировались, но продолжаем развиваться.

Сейчас идут горячие споры вокруг Министерства культуры и нового министра…

Заметьте, раньше эти вопросы мало кого интересовали, а сейчас они волнуют население. И это хорошо. Ведь арт-рынок развивается вместе культурным контекстом современного искусства. Сейчас он проходит активную стадию формирования. Такую же, как во Франции в первой трети ХХ века, как в Польше в 90-е годы и начале 2000-х.

Если брать музеи — то это вопросы хранения, музеификации, изучения. Музеи важны и с коммерческой точки зрения. В Австрии есть, например, музейный квартал и каждый музей в отдельности там убыточный. Но вся инфраструктура приносит миллиарды евро. Туристы приезжают в Вену, чтобы посетить один или несколько музеев, при этом оставляют деньги в гостинице, в ресторанах. Вена с этого кушает.

Плюс, чтобы двигаться дальше, мы должны ответить на вопрос: "Кто мы?" Поэтому очень важно в культурном смысле изучение нашего наследия, тех культур, чьими потомками мы являемся. Раз Украина собирается стать частью Европы, мы должны работать над включением культуры нашей страны в общеевропейский контекст.

В продолжении о Минкульте и его главе Вячеславе Кириленко. Как считаете, нужно ли нам Министерство культуры в том виде, в котором оно сейчас функционирует?

Эту проблему нужно рассматривать шире. Ситуация с назначением Вячеслава Кириленко на пост министра произошла из-за наплевательского отношения власти к культуре. Хоть я и голосовал за Блок Петра Порошенко, но считаю, что в правительстве не понимают ни смысла культуры, ни ее значения для самоидентификации нации, будущего Украины. Они не понимают, что должность министра культуры сейчас является стратегической.

А это очень опасно — недооценивать важность культуры. Трагедия Крыма, Луганска и Донбасса — это все последствия просчетов государства именно в этой сфере. Уже сейчас это становится понятно многим. Нельзя бросать заниматься искусством. Потому что если нация прекратит интересоваться искусством, культурой и вообще гуманитарной сферой, она быстро впадет в сумасшествие.

Чем, по-Вашему, Минкульту следовало бы заниматься сегодня?

Министерство культуры должно осуществлять регуляторные функции, а также создавать условия для появления современного культурного продукта: в области музыки, кинематографии, изобразительного и театрального искусств. Но чтобы понять, каким должно быть Министерство культуры — прежде надо понять, кто мы, куда идем, какова наша культурная самоидентичность. Украинцы должны столкнуться со своей историей, даже с ее негативными моментами.

И министр культуры может быть назначен только после широчайшего общественного обсуждения в экспертной среде. И это должен быть человек с моральным авторитетом. Тогда он сможет собрать коллектив из единомышленников и провести необходимые реформы.

Верховная Рада приняла закон, запрещающий пропагандистские фильмы и сериалы российского производства и тотально запретить все кино, созданное в России начиная с 2014 года? Думаете, политика запретов эффективна?

Я считаю, правильно сделали. У меня телевизора нет уже лет восемь, но как-то был в гостях и там шел по ТВ русский сериал. И через несколько минут мне захотелось канделябром запустить в этот телевизор: настолько тот сериал был идиотичен, что нарочно подобное не придумать. Я ратую за свободу слова, но сейчас идет война, а информация является главной поражающей силой.

Беседу вели Тарас Тарналицкий, Елена Гладских.

Фото: Тарас Тарналицкий

Загрузка...
Новое видео
Продаем веревки в 28 стран мира: как украинский производитель паракордов покоряет ЕС и конкурирует с Китаем
Загрузка...