Мнения 19 декабря 2006 в 10:48

Брежнев запомнился чутким

В кабинете с Леонидом Брежневым я не сидел. Но когда он приезжал в Киев, я был среди тех, кто его встречал. На то время работал заведующим отделом ЦК. Как раз мы организовывали встречу генсека. Кое-что я помню из личного опыта

на то время уже был такой старенький, едва передвигался. Мне показалось, что он не был жестким человеком. Он запомнился чутким и отзывчивым. При первой встрече с группой встречающих Брежнев подошел, поздоровался с нами и почему-то начал рассказывать про свою мать. Мы выслушали его внимательно. Но это было для меня нелогично, ведь он приехал для участия в важных мероприятиях для Украины, открывал Музей Великой отечественной войны в Киеве.

С Брежневым очень часто общались Владимир Щербицкий и Евгений Качаловский. Последний тогда был первым секретарем Днепропетровского обкома партии. И его очень часто просили съездить в Москву, попросить что-нибудь для Украины. Такое было тогда время.

Практически Украина не принимала никаких решений. Чтобы построить что-то нужно было получить разрешение и деньги от Москвы. За годы советской власти в Киеве не построено ни одного театра. Два драматических и Оперный театр только реконструировали. Построили Дворец культуры «Украина», за что Петр Шелест получил выговор. Потому что где-то нарушили, где-то перебрали денег. Тогда была дисциплина колоссальная. Киевское метро строили только за украинский бюджет, а уже в Днепропетровске и Харькове строилось за бюджет СССР.

Леонид Брежнев пришел в то время, когда уже начался так называемый период «оттепели» в политике. Началась эпоха переоценок. И Брежнев, ясное дело, не мог нога в ногу следовать действиям Хрущева. Никита Хрущев делал много демократических шагов, а члены политбюро ЦК КПСС поняли, что это может стать небезопасным для государства. Эпоха Брежнева запомнилась для меня, как период стабильности в партии. Эта стабильность породила невероятное старение членов политбюро. Все они, в том числе и Брежнев, уже еле передвигали ногами. Сейчас много разногласий вокруг его отношений с первыми секретарями Компартии УССР Петром Шелестом и Владимиром Щербицким. Шелесту приписывают какую-то националистическую позицию, которая якобы и вызвала гнев у Брежнева. Да, Шелест написал книжку «Украино наша Советская». Это название вызывало беспокойство в стране, а Шелеста начали называть националистом. Понятное дело, что тогда боялись всего. Можно было только говорить «родной Советский Союз». Но говорить, что Шелест отстаивал интересы Украины открыто, нельзя. Хотя у него был характер жестокий, он в политбюро отстаивал интересы Украины. Но служение Советскому Союзу, служение политике Москвы — это было для каждого секретаря ЦК компартии Украины главной, исторической, как они говорили, задачей. Другой позиции не было. Чернобыльскую станцию построили под Киевом. Это же какая опасность! Но никто же не противоречил. Это считалось за честь, что нам доверили такое строительство.

Конечно, Петра Шелеста сняли по желанию Брежнева. Но в этом ему помогал и тот же Щербицкий. Он и другие члены ЦК Компартии Украины, попадая на прием к Брежневу, описывали Шелеста как человека для Украины и для партии не очень подходящего. Щербицкий был совсем иным. Отношения Брежнева с Щербицким были очень близкие. Отчасти это объяснимо: Брежнев из Запорожской области, и Щербицкий там работал первым секретарем. Там для Брежнева сделали музей, ставили бюсты. Делали все, чтобы подчеркнуть: Брежнев — это историческая личность для Украины.

Леонид Кравчук, экс-президент Украины, в 1970-1988 годах — заведующий сектором, инспектор, помощник секретаря ЦК, Первый заместитель отдела, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК

Загрузка...
Новое видео
Як залишатися у попиті і вміти пристосовуватися до змін — Валерія Заболотна
Загрузка...