22 февраля 2007 в 19:53

Генеральный директор «Азовстали» Дмитрий Лившиц: Был бы нужен самолет, я бы его купил

Тринадцатилетний слесарь автоприцепного завода Дима Лившиц и не догадывался, что через 25 лет возглавит металлургический комбинат «Азовсталь»

подростком я понял, что нуждаюсь в деньгах и независимости от родителей. Поэтому пошел работать слесарем на Челябинский автоприцепный завод», — вспоминает Лившиц.

В настоящий момент генеральный директор «Азовстали» нехватки в средствах не испытывает.

– С чего началась ваша карьера в металлургии?

– Когда я понял, что автослесарь это не мое — решил продолжить учебу. Поступил в Челябинский политехнический институт на факультет металлургии черных металлов. Факультет выбрал по совету тогдашнего директора Челябинского металлургического комбината, который был отцом моего лучшего друга. Однажды он предсказал: «Через десять лет в связи с системным кризисом кадров вы возглавите ключевые позиции в металлургии». Теперь я понимаю, что он не ошибся, и мой профессиональный выбор был правильным.

– Где вы начали свой трудовой путь после окончания учебы?

– Я потерял два года, так как с первого курса меня призвали в армию. Вернувшись, окончил институт и пошел работать на Челябинский металлургический завод. До сих пор факультет металлургии черных металлов — это единственное мое образование, но поскольку на заводе я прошел все позиции кадровой вертикали, то этих знаний мне хватает.

Так как директор завода был, как я уже говорил, знакомым, то у меня была возможность занять более высокую должность после института. Он дал мне выбор — либо идти в управление внешнеэкономических связей, ведь в то время активно развивалась торговля, либо просто в цех рабочим. Но при этом добавил: «Из любого рабочего можно сделать специалиста и директора, а вот в обратную сторону никогда». Поскольку для меня он был и остается большим авторитетом, я пошел в цех.

– Расскажите о своей карьере на Челябинском металлургическом заводе?

– Там я прошел все рядовые позиции: подготовителя состава, шихтовщика, разливщика, подручного сталевара. Ведь если не знаешь работы своих подчиненных, то, невзирая ни на какой диплом, не сможешь руководить. Карьера развивалась достаточно быстро, через год стал мастером, еще через год — начальником смены, а когда на комбинате наступили тяжелые времена и он фактически перестал работать, начал сотрудничать с трейдинговыми компаниями, т.е. торговал продукцией напрямую. Таким образом, в 25 лет я уже был директором крупной торговой компании по продаже металла. Это был огромный скачок, на уровне замдиректора завода. Но могу сказать, что, несмотря на возраст, я достаточно успешно справлялся. За два года наша компания заработала не один миллион долларов. Правда, перспектива работы в трейдинговых структурах меня не прельщала, и спустя некоторое время я снова вернулся на родной завод.

– Но почему, ведь ни деньгами, ни полномочиями вы не были обделены?

– Никто из моего окружения не понял этого поступка. Но тем не менее, я о нем не жалею. А аргументы были простые: металлургия мне действительно нравится, мне на самом деле очень интересно. А то, что в 25 лет я приходил на работу, смотрел выписки из банка и в 2 часа дня уже не знал что делать, меня угнетало. Я перестал расти профессионально, поэтому ушел на завод, хоть и значительно потерял при этом в деньгах.

– Скучаете ли вы за своим первым заводом? Есть ли желание вернуться?

– Позже, когда я стал заместителем директора по производству, а впоследствии и главным инженером, жизнь в основном стала проходить в кабинетах. Когда у меня спрашивают, не скучаю ли я по России, говорю, что поскольку последние десять лет моя жизнь в основном проходит в одинаковых кабинетах, автомобилях и квартирах, то важно одно — на понятном ли языке с тобой разговаривают. Плюс ментальность уральского россиянина такова, что мы абсолютно благодушно относимся к Украине, ведь там каждый второй имеет украинские корни. Не хочется вспоминать о прошлых местах работы, когда на «Мечеле» наступил кризис, и я понял, что нужно идти на развивающееся предприятие, но я ни о чем не жалею. Моя карьера в «Метинвесте» говорит сама за себя.

Уже к 30 годам Лившиц входил в состав команды топ-менеджеров ОАО «Мечел» (Россия). Позже работал главным инженером ОАО «Челябинский металлургический комбинат», генеральным директором ОАО «ЧЗПСН-профнастил», главным инженером ОАО «Енакиевский металлургический завод», и.о. генерального директора ОАО «Енакиевский металлургический завод».

За время работы Дмитрия Лившица в должности генерального директора «Азовстали» комбинат достиг рекордных показателей в области производства проката и по уровню заработной платы.

– Привязываетесь ли вы к людям и забираете ли их с собой, когда идете на повышение?

– Многих из тех, с кем я шел по заводской жизни, я веду за собой до сих пор. Многие из них сейчас работают «топами». Это Антон Левада, сейчас главный инженер «Челябметкомбината». Саша Подкорытов, который сейчас уже стал гендиректором Енакиевского металлургического завода — мы с ним начинали вместе на Челябинском меткомбинате. И таких людей очень много. Со мной, по сути, произошло то же, когда мой друг Игорь Корытько пришел на Енакиевский метзавод директором. Тогда он пригласил меня стать главным инженером. Но, естественно, это не только дружба. Если человек не ценится как профессионал, то никакая дружба здесь не поможет, это не тот бизнес.

– Какой менеджмент вы исповедуете?

– Жестко-авторитарный. Как в армии: не хочешь — научим, не можешь — заставим. Я считаю, что роль лидера и руководителя в истории компании — это очень серьезно. А в металлургии тем более, здесь просто опасно сомневаться или долго принимать решения.

Например, в банке от того, что ты сегодня не принял решение, просто потеряешь деньги, а в металлургии от этого могут пострадать люди. И это, естественно, откладывается на особенностях стиля управления руководителя.

– При таком плотном графике остается ли время для отдыха?

– К сожалению, у меня не особо есть время для отдыха. Хотя чем дальше, тем больше я понимаю, что это неправильно. Для меня самый главный отдых — это видеть семью.

Именно с ними летом я выбираюсь на Урал покататься на яхте, там есть много потрясающих мест. Зимой — лыжи, обязательно в Альпах. Иногда читаю — жена заставляет, она у нас в семье зам. по общим вопросам и по связям с общественностью.

– Как познакомились с женой, есть ли у вас дети?

Познакомился еще в институте. Я тогда учился в так называемой «военной» группе — тех, кто два года жизни отходил в сапогах. Нам был особый почет, и со стороны девушек в том числе. С тех пор мы вместе. Ребенок пока один, но мы работаем над собой.

– У вас есть собственный бизнес?

– Сейчас уже нет. Это было одно из условий: как только ты становишься топом на предприятии, ты должен избавиться от бизнеса, если он каким-то образом пересекается с видом деятельности предприятия. А так как моя компания торговала металлом, то я избавился от этого актива. Когда был рабочим на заводе, держал магазин, где жена торговала косметикой, но это было недолго, буквально пару лет.

– В материальном отношении достигли ли вы того, о чем мечтали?

– Еще в очень ранней юности я перестал испытывать потребность в денежных знаках, и никогда об этом не задумывался. У меня не было проблем ни с первой квартирой, ни с первой машиной, ни с первой яхтой. По ходу работы это просто все появлялось. Причем у меня никогда не было этой цели. Это все средства, с помощью которых можно облегчить жизнь, я не вижу в этих вещах никакой социальной значимости. Например, если самолет не нужен, то я его и не покупал. Был бы нужен — купил бы.

– Вы что-нибудь коллекционируете?

– Один из моих друзей, которые меня во многом сформировали, когда-то мне сказал: «Деньги нужно вкладывать в друзей и впечатления». Когда у меня обворовали первую квартиру, я это понял. Поэтому следую этой философии.

– Вы религиозны?

– Нет. Я человек циничный и логичный.

– Есть ли поступок, о котором вы жалеете?

– Нет, я стараюсь жизненные ситуации использовать максимально. Даже если понимаю, что вероятность того, что это будет успешно — минимальна. Это для того, чтобы потом никогда не жалеть о неиспользованном шансе. В жизни мне делали ряд предложений, и я ни от одного из них не отказался. И эта логика в моей жизни удалась.

Дмитрий Лившиц

Родился 8 июля 1968 г. в г. Челябинске (Российская Федерация).

Окончил Челябинский государственный технический университет.

С 1993 года работал в АО «Мечел» (г. Челябинск) в электросталеплавильном цехе, а с 1997 года его возглавил.

В 2003 году Дмитрий Лившиц назначен директором по производству ОАО «Мечел».

С 2006 года исполнял обязанности генерального директора Енакиевского металлургического завода.

В июле 2006-го возглавил ОАО «МК «Азовсталь».

Женат, воспитывает сына.

Хобби: яхтинг, горнолыжный спорт.

раздел:

По теме:

"Интерпайп Нижнеднепровский трубопрокатный завод" планирует инвестировать в производство более $700 млн. в 2007-2009 годах
Крупный бизнес 16 февраля 2007 в 17:21

"Интерпайп Нижнеднепровский трубопрокатный завод" планирует инвестировать в производство более $700 млн. в 2007-2009 годах

«Интерпайп Нижнеднепровский трубопрокатный завод» (Днепропетровск) планирует инвестировать в производство более 700 млн. долларов в 2007-2009 годах. Об этом говорится в сообщении пресс-службы управляющей компании «Интерпайп».

МИД стал на защиту украинских труб
Экономика 20 февраля 2007 в 17:30

МИД стал на защиту украинских труб

Сообщение о поставках радиоактивной металлопродукции украинского происхождения является абсолютно безосновательным и не отвечают действительности. Об этом заявляет пресс-служба Министерства иностранных дел Украины в комментарии относительно осуществления