Мнения 29 января 2013 в 10:48

Глава ОТП Банк Тамаш Хак-Ковач: "Хорошие банки сегодня не выставляют на продажу"

Венгерский банкир рассказал, сколько стоили проданные в 2012-м банки, чего ожидать от Игоря Соркина и что ждет банковский рынок в ближайшие три года

Эксклюзивное интервью главы ОТП Банк Украина Тамаша Хак-Ковача delo.ua мы решили разделить на две части. Сегодня мы публикуем первую, в которой г-н Хак-Ковач делится своими соображениями о том, почему уходят инвесторы, сколько реально стоили проданные в этом году банки, а также чего ожидать от нового главы НБУ.

Тамаш, пару месяцев назад, комментируя влияние результатов выборов на состояние финрынка в Украине, вы были крайне пессимистичны. Ваши настроения изменились?
Пока ситуация складывается так, как я и прогнозировал. Инвесторы уходят. В декабре были проданы ErsteBank и Swedbank. UniversalBank проводит due diligence. Вряд ли просто ради интереса.


Как вы думаете, новый глава НБУ сможет как-то изменить ситуацию на финансовом рынке Украины? Как лично вы оцениваете назначение Игоря Соркина?
Позитивно. Назначили профессионала, а не политическую фигуру.


Это мнение всего рынка?
Думаю, да. Знаете, замы — они очень часто хорошие профессионалы. И еще у меня после встреч с Игорем Соркиным — мы встречались несколько раз, когда НБУ еще возглавлял Арбузов — осталось ощущение, что он вникает в подробности, хорошо разбирается в деталях и главное — очень самостоятелен в принятии решений и всегда готов к диалогу.


Кто не намерен уходить с рынка самостоятельно?
Мы точно не планируем уходить. Для Группы ОТП украинский рынок — второй по величине после российского, это огромный регион, его глупо покидать. Райффайзен Банк не планирует. UnicreditBank — тоже. Если подытожить, то считаю, что на рынке останутся представители тех финансовых групп, стратегия которых предполагает восточно-европейское присутствие и развитие.


Вы не упомянули УкрСиббанк, хотя еще год назад называли его в списке тех, кто не покинет рынок.
По моим субъективным ощущениям, которые, конечно, могут не соответствовать действительности, УкрСиббанк, греческие банки и Правэкс-Банк будут продаваться. По крайней мере, об этом свидетельствуют определенные их шаги по изменению стратегии. Но это будет длительный процесс — будем смотреть, кто что будет готов предложить. Эти банки будут очень переборчивы.


Но на рынке, кажется, уже есть из кого выбирать — Смарт-Холдинг несколько раз намекал, что продолжит покупки в банковском секторе, с недавних пор активно вышел Фидобанк Александра Адарича, последняя покупка — Николая Лагуна. То есть на рынке — три покупателя.
Это не покупки. Давайте проведем очень быстрые и упрощенные расчеты по некому гипотетическому украинскому банку. Активы. Предположим, что 50% портфеля банка приносит прибыль, другая половина не работает. Пассивы. Предположим, что 20% — это капитал банка, 40% —- фондирование материнской компании, 40% — депозиты. Учитывая цены на рынке, мы можем считать, что за проблемные обеспеченные кредиты покупатель не заплатит больше, чем 15%, для не просроченного портфеля, скажем — 70%.

В этом случае стоимость банка рассчитывается так: (50х15% + 50х70%)=42,5.
Из этой суммы мы должны вычесть депозиты, дабы узнать сумму, которую получают продавцы:
42,5-40=2,5. Вывод: продавец теряет 95% своих инвестиций. Удачная сделка!? Для кого? И кого-нибудь удивляет, что при таком положении вещей так много потенциальных покупателей? Вопрос вот в чем: можно ли назвать эту сделку "куплей-продажей"? Потому что на самом деле это больше похоже на безвозмездное дарение.

То есть просто брали, потому что "недорого отдавали". А зачем?
Мне это непонятно. Если бы вы спросили меня, купил ли бы я какой-то банк сейчас — я бы никакой не покупал. Что делать со всей этой ненужной инфраструктурой? И вообще — как они будут вписывать эти покупки в свою бизнес-модель? Самая четкая бизнес-модель среди украинских банков — у ПриватБанка и Дельта Банка. Но вот что новый собственник будет делать с купленным Swedbank, не понимаю. Пока он покупал портфели (он и Альфа Банк) я понимал, зачем. А вот сейчас — нет.


Вы упомянули Альфа Банк. Как будут чувствовать себя российские банки в контексте того, о чем мы уже говорили — политического давления? Причем не только из одной страны, скорее всего.
Русские банки немного сбавили темп. Это особенно заметно по ВТБ и ПИБ. Зато Альфа Банк и Сбербанк мне кажутся очень бодрыми. В целом у российских банков тоже возникают вопросы в Украине, но я уверен — они знают, как их решать.


В текущей ситуации — на какой период можно делать прогнозы? Квартал, два, год?
Год точно, рискну сказать даже — три года. В течение трех лет, думаю, ничего на рынке не изменится.


По количеству игроков?
По условиям вообще, по бизнесу. Ситуация в мире немного улучшается, но на украинском рынке, думаю, еще три-четыре года все останется как сейчас.


Эти три года — вы назвали бы их периодом стабильности или застоя?
Мы на грани. Маятник качнется или к изменениям к лучшему, или в сторону застоя. Но я — оптимист.


На чем основывается ваш оптимизм?
Я не ожидаю, что мировая экономика продолжит падать, а потому будет очень медленное, но все-таки развитие украинской экономики. Правда, мне кажется, для масштабных экономических реформ не хватает главного — политической воли. У власти нет четкого большинства. Именно поэтому я так мрачно комментировал результаты выборов — если бы власть взяла значительное большинство — в экономическом смысле это было бы неплохо, от них можно было бы требовать "играть вдолгую". Но скоро опять выборы, до которых, ничего "грандиозного" не должно произойти.

В следующей части интервью глава ОТП Банк поделится своими соображениями, на чем могут, а на чем уже не могут зарабатывать банки, какими будут депозитные ставки к весне и сколько отделений останется у ОТП Банк.

Загрузка...
Новое видео
Побороть клиповое мышление: как учиться эффективно в эпоху "контентного фастфуда" — Валерия Заболотная, Академия ДТЭК
Загрузка...