11 февраля 2009 в 5:23

Кризис — это возможность потеснить россиян с нашего книжного рынка

Александр Красовицкий, генеральный директор и владелец харьковского издательства «Фолио» рассказал «Делу», как кризис сказался на книгоиздании

Красовицкий, генеральный директор и владелец харьковского издательства «Фолио» рассказал «Делу», как кризис сказался на книгоиздании.

Александр, как книжный рынок отреагировал на кризис? 

Естественно, как и во всех отраслях, есть падение продаж. Но я считаю, что это в основном связано не с отсутствием желания покупателя приобретать книги, а с тем, что российские книги, приходящие в Украину, стали дороже, так как цена на них зависит от соотношения курса рубля и гривни.

Российские книги, насколько я знаю, составляют  половину в наших магазинах...

Даже больше. Это примерно 85% (если не считать литературу учебную, юридическую и деловую, которая издается в основном в Украине).

И насколько подорожали книги, закупаемые в России?

В среднем на четверть.

Какую ценовую политику в этой ситуации ведете вы? С началом кризиса повысили цены?

Мы не повышали цены. У нас есть практика последних пяти-шести лет: два раза в год мы меняем  цены —  в августе и феврале.

И этот февраль не станет исключением?

Не станет. Но меняем — не значит повышаем. Те позиции, которые целесообразно уценить, будут уценены, а какие-то подрастут. Конечно, общий тренд будет на повышение. Но мы стараемся минимально увеличивать цены.

Максимально  - это насколько?

От 10 до 15%. Это связано с общей инфляцией на рынке. Мы будем создавать на рынке ситуацию, когда наши книжки становятся дешевле российских. Сейчас это выгодно. Потому что сейчас национальный производитель, если ему есть что показать рынку, может частично отвоевать какую-то его часть.

Результаты вашей ценовой политики уже видны?

По собственной рознице я не вижу падения продаж, если сравнивать октябрь-декабрь 2008 года с аналогичным периодом 2007-го, а январь этого года — с январем 2008-го. Наоборот, вижу рост.

А почему вы уверены, что сможете конкурировать с российскими издательствами? Что они не завалят украинский рынок дешевой российской книжкой?

Украина для них  —  слишком маленький рынок. Он составляет где-то 8% от российского, и им нет смысла, когда столько проблем на своем рынке, вырабатывать какую-то политику для рынка, занимающего такую малую долю. Кроме того, большую часть российских книг здесь продают не российские издатели, а украинские книготорговцы.  Так что ситуация на рынке зависит от их политики.

И какова их политика?

Они стали меньше возить книг из России, потому что российские книги в пересчете на гривню стали дороже.


Чтобы отвоевать часть рынка у россиян, что еще предприняли?

Мы резко увеличили количество новых названий, но при этом уменьшили тиражи каждой книги. Уже сейчас по сравнению с аналогичным периодом прошлого года мы выпускаем в два раза больше наименований книг.

За счет каких книг решили расширять ассортимент?

В том числе и за счет книг на русском языке. Ведь если будут меньше везти книг из России, то на полках появится место в первую очередь для русской и зарубежной классики на русском языке. А в кризисное время у любителей таких книг будет желание сэкономить, купив нашу, более дешевую книгу , а не российскую.

А тиражи насколько уменьшили?

Если средний тираж одной книжки был 2,5 тысячи, то  сейчас он составляет 1,7-1,8 тысячи.

У издателей есть такое понятие — «ходовая книжка», что это значит для вас?

Если тираж продается за полгода —  неважно, какой он —  значит, все хорошо. А если случайно продался тираж за 2-3 месяца —  это уже бестселлер.

И какой тираж сейчас оптимальный?

3-5 тысяч.

А цена книги какая оптимальная на данный момент?

Среднюю цену назвать невозможно. Одна стоит 20 гривен, другая — 50. Главное, какая в них заложена норма рентабельности.

Какую закладываете вы?

Средняя рентабельность — 50%, учитывая срок продаж не менее 11-12 месяцев.

В то время когда издатели говорят о выживании, вы заявляете о планах роста в 35%. Откуда такой оптимизм?

Мы — довольно большое издательство и в состоянии уменьшить свою рентабельность, не попав при этом в ситуацию, когда должны продавать ниже себестоимости.

То есть вы сегодня вы  готовы пойти на  уменьшение рентабельности?

Однозначно, да.

До какого предела?

У разных книг разная рентабельность. В ситуации, когда на рынке все хорошо, можно печатать и то, что имеет рентабельность ниже. Когда на рынке все плохо, надо печатать только то, где рентабельность более высокая. Соответственно мы в состоянии убрать из производственного плана те позиции, где более рисковая ситуация.

Какие же позиции исчезнут как «рисковые»?

В каждой нише есть много разных книг -  какие-то лучше, какие-то хуже. Поэтому я  не могу сказать, что, допустим Шарль де Костер хороший, а Боккаччо плохой. Нет. Мы в каждой нише продолжаем работать. Но я, действительно, выпустил Шарля де Костера и, действительно, вычеркнул из плана Боккаччо на украинском языке. Потому что мы его сделаем на русском  - это будет более рентабельно. Но это не тенденция. Это мелкие технические действия.


Если строители говорят, что могут снижать цены за метр жилья, так как стройматериалы дешевеют, то у вас ситуация с материалами обратная — бумага растет в цене…

Набирает в цене не только бумага, но и краска, клей, пластины, картон. Однако материалы составляют в сумме около 30% от себестоимости, а значит, от конечной цены — около 15%.  Это не так много, чтобы повлиять на общий уровень рентабельности.

Будете уменьшать затраты? Печатать на более дешевой бумаге, как уже делают многие?

Мы такие ходы не делаем. Мы же серийные книги издаем! В каждой серии свой сорт бумаги запланирован.

Вы собирались увеличивать мощности вашей типографии в Дергачах. Осенью вышли на производительность 200 тысяч книг в месяц. А что сейчас?

Наша типография приносит в общей структуре маленькую долю доходности, потому что она работает как исполнитель заказов издательства (на ней печатается 80% всех книг издательства). Сейчас книжные фабрики в основной массе стоят без заказов. Имея свои книги и свои заказы, мы свою типографию поддержим. Но заказных работ от других издательств будет мало. Да, мы уже успели перед кризисом пойти на шаги, расширяющие наши мощности, и нам уже от этого некуда деваться.

Что за шаги?

Купили оборудование.

Сколько вложили?

Сотни тысяч долларов. И надо понимать, что эти вложения начнут давать какой-то эффект через год-два.

А кредиты у вас есть? Валютные?

Да, евровые. Но их масса не критична для оборота. Мы бы их могли даже вернуть. Но тогда не хватит оборотных средств на деятельность. Потому, к сожалению, лучше платить повышенную по сравнению с прошлым годом сумму процентов.

Какие-то проекты пришлось закрыть? Сократить персонал?

Мы еще в сентябре закрыли пять магазинов (в Киеве, Луцке, Кировограде), которые были у нас нерентабельными, потому что располагались в плохих местах, где высокая аренда. Но это было сделано до кризиса. Так получилось, что мы предугадали эту ситуацию. Больше никаких  действий по сокращению не было. В том числе не было и каких-то кадровых сокращений.

А какой процент книг вы продаете в своих магазинах?

Очень небольшой. Где-то 2% от того объема собственной продукции, которую мы продаем вообще.

У вас есть Интернет-магазин. Не думаете во время кризиса обратить больше внимания на такую форму продажи?

Мы работаем на этом рынке, но  это небольшие объемы. Во всем мире книги, конечно, постепенно идут в Интернет. Но если вы мне сейчас скажите, что, ах, в России через Интернет продается 10% книг, то я вам не поверю. Потому что это даже не 5%. Даже не 3%. Это пока не рынок по сравнению с розницей.


Что стало с покупкой авторских прав —  они стали дешевле или дороже?

На украинском рынке, где расчеты в гривнях, все осталось по-прежнему. Что касается приобретения прав на переводные книги, то мы вынуждены платить в валютном выражении столько же, сколько платили раньше, то есть в гривневом выражении цена растет. Видимо, будем  через какое-то время ограничивать приобретение прав на переводные книги.

А много у вас было договоров в 2008 году на переводные книги?

Около 50. Для Украины это очень много.

А с украинскими авторами?

Около 200.

Сколько получает автор от издательства?

Мы платим гонорар, а затем доплачиваем от 4 до 7% от объема оптовых продаж.

Какова сумма аванса украинским авторам?

В среднем 2 тысячи гривен.

А на переводные книги?

Аванс примерно такой же получался. Это было в среднем 400 долларов. Теперь остались те же 400 долларов, но уже по другому курсу.

Есть конкуренция в этой области с российским издательством?

Конкуренция есть, если российский издатель купил права на того же, например, Зюскина на русском языке и потом продает эту книгу и в Украину. Тогда с этой книгой вынуждена конкурировать книга, выпушенная нами на украинском. И надо искать варианты, чтобы побеждать в этой конкуренции. Вот сейчас мы издали новую книгу Нобелевского лауреата Орхана Памука раньше, чем она вышла в России на русском. Именно для того, чтобы постараться на нашем рынке уже все по возможности продать к тому времени, когда выйдет российский аналог.  Иногда мы не успеваем. Так книжка  Бегбедера под названием «Идеаль» (в оригинале “Au secours, pardon» - «ДЕЛО») на русском вышла раньше, чем мы издали ее на украинском. И она не стала событием на рынке.


На Львовском книжном форуме видела книги русских авторов в переводе на украинском, изданные «Фолио». Этот направление останется?

Я не думаю, что в кризис это будет продолжаться у кого-то. А у нас этого не так много. Ну, Булгаков, в частности. Но это не активное направление.

А таких популярных украинских авторов, как Юрий Андрухович на русский будете продолжать переводить?

Да, авторов, которые хорошо продаются на украинском, будем переводит на русский. И наоборот, наших русскоязычных авторов будем переводить на украинский.

А кто хорошо продается из украинских авторов?

Юрий Андрухович,  Сергей Жадан, Ирен Роздобудько, Андрей Кокотюха.

Такой короткий перечень?

Нет, перечень тех, кто хорошо продается на украинском языке, более широкий. Но некоторых авторов переводить не надо. Например, Павла Загребельного. Он уже переведен и издан.

Каких писателей больше любят на западе Украины, а каких – на востоке. Есть разница?

Принципиальной разницы нет. Есть авторы киевские  -  Андрей Курков и Лада Лузина. Их больше покупают в Киеве, чем на периферии. А говорить о том, что одного автора лучше покупают во Львове, а другого в Донецке -  такого нет. Если это автор молодежный, то его покупают и там, и там. Если это автор исторических романов, то его покупают и там, и там.

В России книги «Фолио» продают?

Хотелось бы иметь больше продаж, но больше не получается. Думаю, благодаря кризису станет лучше, потому что наша книга стала конкурентноспособной по цене.

Чем выгодно для вас партнерство с крупнейшим  российским  издательством  АСТ?

Я не вижу никакого отдельного сотрудничества с АСТ. Да, мы немного сотрудничаем с АСТ, немного с «Эксмо», немного с «Амофрой», но у нас нет и не было генерального партнера в России. Мы продаем права на три-четыре книжки в год АСТ, на три-четыре книжки в год другим издательствам.  Кроме продажи прав другого сотрудничества нет.

Что, по-вашему, будет на книжном рынке в 2009 году?

Тут может быть своя специфика. Например, в России в 1998 году книжный рынок не упал, а вырос. Поэтому многое зависит от активности и политики самих издателей. Если начнут резко повышать цены, тогда книжный рынок не поднимется очень долго.

А как настроены издатели?

Они настроены ничего не печатать. Мне многие говорят, что думают резко сократить ассортимент и продавать все, что есть на складах, в этом году.  Мы же постараемся занять какие-то ниши, которые могут освободиться в связи с политикой других издательств.

Александр Красовицкий, генеральный директор и основной владелец харьковского издательства «Фолио»

Родился 17 октября 1967 года в Харькове.
Окончил химический факультет Харьковского государственного университета.
1990 год — основал и возглавил в Харькове издательство «Фолио».
2003 год — был назначен председателем правления Харьковской книжной фабрики имени Фрунзе. Работал на этой должности до 2004 года, а также в 2005-2007 годах. За первый год пребывания его на этом посту предприятие увеличило выпуск книг на 400%.
Ноябрь 2004 — февраль 2007 года — являлся заместителем председателя правления государственной акционерной компании «Укриздатполиграфия», владеющей акциями 30 полиграфических предприятий Украины.

Издательство «Фолио»
Крупнейшее издательство в Украине.
Первая книга вышла в 1992 году.
Структура ООО «Издательство «Фолио»:
Типография в г. Дергачи Харьковского района
Семь книжных магазинов в Киеве, Харькове, Львове и Полтаве.
Книжный клуб «Фолио» (продажа книг по почте).
Интернет-магазин.

Более 15 млн экземпляров изданий вышло в издательстве «Фолио» за все время существования.  Книги продаются в Украине, России, дальнем зарубежье. Доля издательства «Фолио» на украинском рынке по количеству выпускаемых книг составляет около 4%

35% составляет в среднем годовой рост издательства в гривневом выражении последние четыре года. В 2008 году оборот издательства «Фолио» составил 34 млн грн.

раздел:

По теме:

Из-за гриппа украинцы будут больше читать
Lifestyle 19 ноября 2009 в 12:13

Из-за гриппа украинцы будут больше читать

Крупнейшая в Киеве книжная выставка "Книжный мир" из-за эпидемии гриппа в Украине пройдет повторно 18-20 декабря

Захвачен последний книжный магазин в центре Киева
Экономика 09 февраля 2010 в 11:45

Захвачен последний книжный магазин в центре Киева

Вице-спикер ВР Николай Томенко сообщил, что в понедельник вечером 50 неизвестных захватили помещение книжного магазина «Сяйво», находящееся недалеко от Бессарабской площади. Это произошло, несмотря на то, что прокуратура стала на сторону книжного магазина