Мнения 22 июня 2009 в 8:28

Михаил Весельский: Арендатор торговых сетей

Михаил Весельский, собственник и генеральный директор «Евротэка» рассказал «Делу», как он заполучил бизнес скандально известных компаний «Интермаркет» и «Союз», избежав при этом ответственности за их долги, превышающие 1,5 миллиарда гривен

Весельский, собственник и генеральный директор «Евротэка» рассказал «Делу», как он заполучил бизнес скандально известных компаний «Интермаркет» и «Союз», избежав при этом ответственности за их долги, превышающие 1,5 миллиарда гривен.

Михаил, в конце 2006 года вы продали два своих маслоэкстракционных завода (ТМ «Стожар») и другие свои аграрные активы  компании «Кернел». Почему решили так поступить?

Жестоко ошибся. Я шучу. (Улыбается.)

Сейчас, оглядываясь назад, сожалеете о том, что вышли из этого бизнеса?

Нет. Наверное, у всего есть свой жизненный цикл. Наступил момент, когда нужно что-то менять. Мы решили, что продадим производственные активы и начнем новый проект. Продали и начали.

А новый бизнес — ритейл. Кстати, сколько выручили от продажи активов «Кер-нелу»?

Достаточную сумму, чтобы начать новый проект.

Эксперты тогда оценили сделку в 100 миллионов долларов. Эта цифра соответствует действительности?

Ну, разве так важно, какой именно была сумма сделки? Важно, что эти деньги были реинвестированы в создание новых рабочих мест. Засаленное выражение, конечно. Но это на самом деле очень важно. Мы приезжаем в какой-нибудь город, выбираем площадку, обычно в унылом месте. Вот, например, пустырь в Керчи (показывает на фото). А теперь, смотрите: открытие магазина — яркого, красочного. Одна такая площадка дает 120 рабочих мест. А вы о деньгах. Такие проекты с нуля, при том что это новый сектор для нас, для всей команды — вызов.

А разве команда, по крайней мере, ее часть, не ушла вместе с масличными активами?

Мы хотели, чтобы в «Кернел» ушло максимальное количество наших сотрудников. Мы не знали, как новый проект пойдет на практике. А людей хотелось трудоустроить. Часть людей ушла в «Кернел», часть выпала при нашем переходе из бизнеса в бизнес, часть работает с нами в ритейле.

Почему выбрали ритейл?

Хороший сектор: интересный, неразвитый в Украине. Мы же поставляли продукцию в сети. Видели, как все ужасно выглядит.

С точки зрения организации бизнеса?

Организации бизнеса, подходов. Это касалось практически всех украинских сетей. Покупатель из-за отсутствия конкуренции там вообще никто. Объем рынка огромен — десятки миллиардов долларов. А занят он процентов на 10.

Первая ваша сеть — «Фреш маркет». Получилось реализовать задумки, поднять качество сервиса до желаемого уровня?

Нет. Я недоволен. Но все же, формируя более высокий стандарт сервиса (во всяком случае, сейчас мы стремимся к этому и обязательно будем это делать), мы вынуждаем другие сети подтягиваться.

Сколько стоит один такой магазин?

Около 8 миллионов долларов.


С какой рентабельностью он работает?

Окупиться должен лет за восемь. Разумеется, при нормальной экономической ситуации.

В прошлом году у вас появилось два новых партнера — IFC и Horizon Capital. Кстати, какой пакет акций был продан и за сколько?

Около 35% за 30 миллионов долларов.

В результате этой сделки вы получили средства не только от продажи акций, но и кредитные ресурсы. Правильно?

Да, структура сделки предусматривала инвестиции в акционерный капитал и предоставление субординированного займа (форма заимствования, которую заемщик может включить в расчет собственного капитала, не меняя при этом структуру своей собственности. Требования по нему удовлетворяются вместе с требованиями акционеров).

О какой сумме шла речь?

55 миллионов долларов.

То есть с учетом акционерного капитала вы привлекли 85 миллионов долларов. Как распорядились этими деньгами?

Как, по-вашему, можно распорядиться такими деньгами?

Купить торговую сеть, например.

Кстати, кто купил черниговскую сеть «Союз»?

Да мы вообще тут ни при чем.

Вы «Союз» не покупали?

Нет, конечно.

Кто не покупал «Союз» — «Евротэк»?

«Евротэк» не покупал.

А господин Весельский?

А я купил, а потом продал.

Кому продали?

Частному лицу.

Вы серьезно или шутите?

Шучу. Компания «Евротэк» «Союз» не покупала. Заключили договоры аренды на активы «Союза», сейчас налаживаем операционный бизнес. После того как будут получены соответствующие разрешения Антимонопольного комитета, и если эта сделка будет одобрена акционерами, возможно, мы купим корпоративные права «Союза». То же самое касается и «Интермаркета» (львовская торговая сеть). Что касается меня лично, я — акционер «Евротэка», у меня есть партнеры по бизнесу, и было бы некорректно по отношению к ним развивать еще какой-то аналогичный проект. Ага, вот этот магазин себе куплю, а этот — «Евротэку».

Если я вас правильно поняла, ни вы лично, ни компания «Евротэк» не являетесь владельцами ни «Союза», ни «Интермаркета» (в начале года в СМИ появилась информация о том, что эти сети были проданы за долги, а в качестве нового владельца называлась компания «Евротэк»).

Совершенно верно. Есть компания «Союз», есть компания «Интермаркет». «Евротэк» купила операционный бизнес — право аренды.

Аренды тех помещений, которые занимают магазины торговых сетей названных компаний... И не более того?

Мы также купили и оплатили товарные остатки этих магазинов. Это и входит в операционный бизнес. А сами помещения как были в собственности этих компаний, так и остались. Более того, они находятся в залоге у банков под те кредиты, которые привлекали компании-владельцы. Соответственно, банки и другие кредиторы должны будут пройти определенные процедуры, в результате чего, возможно, мы выкупим торговые площади. Хотя их может приобрести и другой покупатель.

С банками все понятно. Их кредиты по крайней мере обеспечены залогом. А вот поставщики торговых сетей оказались в самом плохом положении.

Это так. При процессе банкротства они попадут в четвертую очередь кредиторов. Активов намного меньше, чем задолженности. Вырученные от продажи помещений средства будут в первую очередь направляться на погашение задолженности перед банками. А других активов просто нет. Это грубо звучит. Но шансы поставщиков что-то получить равны нулю. Однако с теми, с кем мы заключили договоры поставки, мы согласовали условия погашения части задолженности. Таким образом мы приняли часть долгов на себя.

Звучит так, что «Евротэк» не обязана возвращать долги.

Компания «Евротэк» не несет никакой ответственности за эти долги. Задолженность остается на компаниях «Интермаркет» и «Союз».

Кто владелец ООО «Интермаркет»? Он поменялся?

Новый владелец «Интермаркета» — частное лицо.

А кто владелец «Союза»?

Другое частное лицо (Улыбается.)

Очень все запутанно.

Как обычно.

В СМИ распространялась информация, что бывший владелец «Союза» Станислав Друцкий станет вашим партнером по бизнесу.

Это какие-то предположения, интерпретации, которые не имеют ничего общего с действительностью.

Расскажите, как вы вышли на эти две проблемные сети.

Мы их давно знали. Когда-то осуществляли им поставки.

А ваш нынешний коммерческий директор Людмила Свистун к идее покупки «Интермаркета» не имеет отношения? Она ведь раньше работала в этой компании.

Она была очень лояльна к «Интермаркету». А ушла потому, что компания перестала выполнять обязательства перед поставщиками. Взаимоотношения с поставщиками как раз и были сферой ее ответственности. Да, были интерпретации, что ее переход был частью плана, и вот теперь она вернулась. На самом деле Людмила Свистун — хороший специалист и не смогла работать в условиях, когда перестала контролировать ситуацию. Вот и все объяснение.

Расскажите о планах в отношении магазинов. Ребрендинг не планируете?

Там есть масса других проблем, которые нужно решать. Ребрендинг нужен, когда торговая марка негативно зарекомендовала себя у покупателей. Да, там в какой-то момент пропали товары. Но они снова появились. Соответственно, те покупатели, которые привыкли делать покупки в этих магазинах, снова получили эту возможность.

Возможно, мы вернемся к вопросу ребрендинга, но значительно позже. Ребрендинг — это для модных разговоров, это потом. 

Мы сейчас делаем максимум того разумного, что возможно в этой ситуации. Ведь проблема этих двух компаний в чем — они перегружены долгами настолько, что не могут их обслуживать. Долговая нагрузка значительно превышает предельно допустимые нормы. Эту нагрузку нужно снять. Иначе путь один — к банкротству. Дальше это только вопрос времени.

Мы предлагаем поставщикам согласиться на определенные коммерческие условия, которые позволят нам работать. Взамен мы готовы инвестировать в отдачу долгов. Если кто-то придет и скажет: «Мы готовы погасить долги», — добро пожаловать. Все без исключения обрадуются. Но чудес не бывает.

Известно, что долг огромен.

Да, перед банками — 880 миллионов гривен, перед поставщиками — 145 миллионов, перед подрядчиками — 200 миллионов. Это только подтвержденные долги. А есть претензии в судах, иски — еще на 500 миллионов. Если бы компания могла зарабатывать достаточно, чтобы такие долги обслуживать, не было бы этой проблемы.

Возможно, кто-то мог бы предложить лучшие условия реструктуризации долгов перед поставщиками...

Мы сделали расчет и предложили максимально возможные условия.

Ну, а если к ним еще плюс 5% от задолженности «Интермаркета»? Кстати, а какие условия вы предлагаете поставщикам?

Это невозможно. Просто, модель не работает. Разве что появится очередной мыльный пузырь. Больше предложить может тот, кто либо обманывает, либо до конца не понимает ситуации.

Мы открыты к общению с поставщиками. К сожалению, так получилось, что по-ставщики восприняли наше предложение агрессивно. Вероятно, потому, что мы недоработали в коммуникациях, не донесли информацию о реальном положении дел.

Предлагаем мы довольно простые вещи. Мы говорим поставщикам, что готовы взять на себя 75% долга, кому-то даже 80% предлагали. От поставщиков мы ожидаем, что они немного улучшат коммерческие условия поставок и будут продолжать работать. Мы говорим: «Да, 25% вы недополучите, возможно, будут убытки, но вы очень неплохо выходите из этой ситуации. Вы не теряете все». Для нас эти 75% — это прямые потери. Но мы хотим сохранить отношения с поставщиками, сохранить поставки и при этом как-то помочь им.

Есть примеры поставщиков, у которых ситуация просто катастрофическая: 100 тысяч гривен долга («Интермаркета» перед поставщиком), 100 тысяч кредита, в залоге квартира предпринимателя.

Кто-то на эти условия согласился, кто-то — нет. В принципе, с большинством поставщиков заключили договоры. Но есть много таких, кто не заключил. У них есть право обратиться в суд и выполнить все процедуры по взысканию задолженности.

У них есть такой аргумент: «А где гарантии того, что мы получим деньги за новые поставки и часть задолженности?»

Гарантий банковских, как они хотят, нет и не будет. Мы даже принципиально не будем этого делать. Гарантия в том, что с новыми поставками не будет проблем, в самом нашем подходе к бизнесу. Поставщик поставляет товар, товар уходит из магазина покупателю за деньги. На кассе не дают товары в кредит. Поэтому, если деньги, вырученные от реализации товара, не инвестировать во что-то другое или не потерять, а сохранять их для расчетов с поставщиком, то проблем не должно быть.

А где гарантии, что не потеряете или не инвестируете, скажем, в новый магазин?

Мы этого никогда не делали. Мы понимаем, насколько это опасно. Это обязательно приведет к проблеме. Если мы инвестируем в «коробку», которая окупается через 8 лет, а поставщик придет за своими деньгами через 10 дней, что я ему тогда скажу? Извините, я ошибся… Перепутал 10 дней с 8 годами — не смешно.

А откуда возьмутся ресурсы вернуть старые долги?

Это деньги акционеров. Во-первых, мы долги частично раскладываем до года. Во-вторых, мы их привязываем к обороту: чем больше компания продает, тем быстрее долги возвращает. На погашение долгов мы вынимаем максимум 10% от оборота. То есть часть долгов погашается из прибыли, остальное докладывают акционеры. Собственно, в этом и есть гарантия того, что мы не перекашиваем экономику проекта. А вообще — время покажет. С моей точки зрения, те поставщики, которые не согласились на наши условия, совершили ошибку.

Вы чем-то рискуете, если кредиторы обанкротят «Союз» или «Интермаркет»?

Нет.

Договор аренды не потеряете?

Нет, мы крепко его держим. Договоры заключены на имущество таким образом, что в случае если у этого имущества появится новый владелец, он обязан будет их выполнять. Конечно, могут быть сюрпризы, но мы будем договариваться с новым собственником, если по каким-то причинам не сможем сами приобрести это имущество.

Есть ли у вас планы по дальнейшей экспансии?

На данном этапе наша задача — «переварить» то, что есть. А это четыре сети. Потому что в составе «Союза» есть еще маленькая черкасская розничная сеть «Фреш». Она приобретена осенью прошлого года, но так и не была интегрирована в «Союз». Итак, нам надо интегрировать магазины «Союза», черкасского «Фреша», «Интермаркета», а есть еще и наш «Фреш маркет». Это огромный объем работ. В ближайшие пару месяцев, наверное, мы никаких шагов по присоединению торговых сетей предпринимать не будем.

А новые партнеры могут появиться?

Возможно. Они могут быть интересны с точки зрения привлечения дополнительных инвестиций в акционерный капитал.

Какова структура ваших личных доходов сейчас?

Зарплата управленца, доходы от сбережений.

А дивиденды?

Дивидендов нет. Будем их выплачивать года через три-четыре.

А когда последний раз «Евротэк» выплачивала дивиденды акционерам?

Никогда. Всю прибыль реинвестировали.

Михаил Весельский

Родился в апреле 1969 года в небольшом селе на Житомирщине.
 В 1995 году окончил  Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко (юридический факультет). Позже окончил аспирантуру и получил степень кандидата юридических наук.
 В 1995 году основал в Киеве компанию «Евротэк», которой руководит и поныне.
 Возглавлял штаб партии «Вече» на парламентских выборах 2006 года (3%-ный барьер не был преодолен).
 Женат, воспитывает сына и дочь.

49,6 млн. грн. составил чистый убыток «Ритейлинговой компании «Евротэк» в 2008 году, что в 5 раз больше, чем годом ранее (9,4 млн. грн.). Чистый доход компании от реализации в прошлом году вырос на 93% — до 125,6 млн. грн.

Активы «Евротэка»

В группу компаний «Евротэк» входят «Ритейлинговая компания «Евротэк» (управляет розничными торговыми сетями) и «Девелоперская компания «Евротэк» (занимается поиском земельных участков, проектированием и организацией строительства торговых площадей).

Компания владеет 9 супермаркетами «Фреш маркет».

В этом году компания «Евротэк» заключила договоры аренды на магазины компаний «Союз» (7 супермаркетов «Союз», 17 мини-маркетов «Союз-Экспресс»,  31 магазин «Квартал», 6 магазинов черкасской сети «Фреш») и «Интермаркет» (7 супермаркетов «Арсен» и оптовый магазин «Интермаркет Cash & Carry»).

Загрузка...
Новое видео
Как прошел Business Wisdom Summit 2020
Загрузка...