11 апреля 2008 в 8:41

Модный дизайнер Оксана Караванская: "Понадобилось долгих семь лет, пока мое ателье стало полностью самоокупаемым"

Модный дизайнер начинала свой бизнес с тысячи долларов, которые заняла у отца — львовского профессора математики.

дизайнер начинала свой бизнес с тысячи долларов, которые заняла у отца — львовского профессора математики. Сейчас клиентки Караванской готовы расстаться с 25 тысячами долларов за эксклюзив от нее.

Оксана, вы на рынке более десяти лет, а магазины открыли не так давно. Почему?

Десять лет назад это был не бизнес. Когда я оканчивала академию, даже слова «дизайнер» не существовало в Украине. У моего отца, например, была абсолютная уверенность, что я буду всю жизнь шить и не больше.

Кем вас отец хотел видеть?

Ну, он же у меня математик известный, в Академии наук работал, был профессором. Школьницей я все олимпиады выигрывала. Помню, как моя преподавательница математики, знакомая отца, узнав, куда я хочу поступать, устроила ему истерику: «Олег, ну сделай что-нибудь с Оксаной. Ну куда она хочет идти? Она же у нас такая умная». Но я пошла все-таки в академию, так как была не только умная, но еще и упрямая. А когда окончила вуз, как раз началась перестройка.

И кто помог начать бизнес?

Отец занял мне две тысячи рублей, на то время приблизительно тысячу долларов. Я пошила громаднейшую коллекцию. Накупила швейных машинок, взяла в аренду цех. Я, кстати, долго у него выпрашивала. Он говорил: «Напиши мне бизнес-план». А я в ответ: «Какой бизнес-план?! Я тебе отвечаю, что все будет хорошо».

Откуда была такая уверенность?

Уже в академии у меня были клиентки. Ведь я в студенческие годы принципиально не брала деньги у родителей, поэтому начала шить свадебные платья. А еще у меня были друзья ватерполисты ростом метр восемьдесят пять. Купить на себя одежду им было просто нереально. Так я им клепала штанишки по тридцать рублей за пару.

Наверняка придумали, на чем еще заработать?

Однажды в ателье пришла клиентка, а у меня висело платье, которое принесли подремонтировать. Она его увидела и говорит: «А вот же у тебя есть уже готовое». «Но оно же ношеное», — отвечаю. А она: «Ну и что. Поговори с девочкой, может, она мне напрокат даст». Так я стала давать свадебные платья напрокат. Пошила их штук десять, у меня даже в очередь записывались. Потом мои друзья сделали это своим бизнесом. Я им полностью рассказала, как делать правильно.

Мужские риски


Через сколько лет ваше ателье стало приносить доход?

Понадобилось долгих семь лет, пока мое ателье стало полностью самоокупаемым. То есть мне стало хватать денег и на заплату, и на клиентов, и на коллекции.

А что произошло? Стало больше клиентуры или подняли цены?

И то, и другое. Появилось доверие ко мне у клиентов. И когда мы переехали в очень серьезное ателье в центре Львова (это уже муж мне помог его купить), мы практически в два раза подняли цены. Например, с 200 долларов до 400-500 за пошив одной вещи. Пошли на этот шаг, потому что иначе мы бы просто не выжили — при таких ценах на помещение, плюс ткани подорожали.

Вы как-то говорили, что у вас открыт беспроцентный кредит у мужа? Это действительно кредит? Кстати, сколько лет вы уже вместе?

Давно. Уже 13 лет. Мой муж (Богдан Левицкий. — «ДЕЛО») является владельцем моей торговой марки. Так что нам не надо было никаких бумаг подписывать. То есть при всем доверии друг к другу у него такая вот гарантия была — что я не возьму и не убегу от него с его инвестициями.

Какой у вашего мужа бизнес? Или он сейчас занимается только брендом «Оксана Караванская»?

Когда мы вышли на самоокупаемость, то, чтобы двигаться дальше, необходимо было открывать бутики и заниматься масс-пошивом. А для этого уже было мало только кредитования от моего мужа. Потому были сделаны большие процентные инвестиции. Так что сегодня снова не приходится говорить о самоокупаемости бизнеса. И после того как мы начали активно развивать бренд «Оксана Караванская», создали детский бренд, молодежную и мужскую линии, начали открывать сетевые бутики в разных городах, пошли такие суммы, что Богдану теперь приходится намного больше этим заниматься, чем он хотел. Поэтому он все свои мелкие бизнесы поприкрывал...

А чем он занимался?

У него очень много было всяких бизнесов. Правда, основные остались — полиграфия и консалтинг.

Какие сейчас у вас есть магазины?

Мы год назад открыли три бутика. В Киеве, во Львове и Одессе. Дальше будем открывать сеть бутиков по всем городам Украины. Прежде всего в Донецке и Днепропетровске. Есть еще бутик при ателье во Львове.

Сколько уже вложено в бизнес?

Не считала. Например, деньги, потраченные на ателье во Львове, мы в любой момент можем вернуть, продав это помещение. А это 250 квадратных метров в самом центре города, на проспекте Шевченко.

Бутик на Крещатике вы тоже купили?

Нет, арендуем.

Вы хотели именно на Крещатике?

Нет. Крещатик как раз был экспериментом. Мы хотели купить помещение на Городецкого. Богдан уже приехал с задатком, но выяснилось, что у продавца проблема с документами.

Во сколько обойдется покупка магазина в столице?

Как-то предлагали за миллион долларов купить помещение более 200 квадратных метров. Но это было абсолютно не то, что я хотела.

ОК и не очень


А бутик на Крещатике выгодно держать?

Про выгоду говорить рано, так как бутик еще и года не проработал. Пока что мы не в пролете, и продажи идут по нарастающей. Кстати, это место на Крещатике привело к нам очень много иностранцев. Те, кто имеет бизнес в Украине, живут в центре и, гуляя, заходят к нам. Благодаря им мы поняли, что ведем правильную ценовую политику. Вещи, где много ручной работы, выпущенные в лимитированном количестве, должны иметь свою цену.

И какие у вас цены?

Пальто стоит приблизительно пять тысяч гривен. Есть, разумеется, сезонные скидки.

Насколько цена выше себестоимости?

Минимум в два раза. Это тот минимум, без которого мы никогда не выставляем вещь.

Два года назад, создавая вторую линию OK' by oksanakaravanska, вы хотели сделать ее недорогой — намного дешевле, чем первую. Получилось?

Несмотря на то что мы создали эту линию как массовку, выяснилось, что мы не можем пошить ее дешево. Ситуация с фабриками такая: или ты платишь копейки, а потом сидишь и не знаешь, как тебе это перешить, или ты платишь дорого и тебе отшивают качественно. Вообще, фабрик, которые берутся шить вещи тиражом от 50 до 100-200 единиц, — по пальцам пересчитать. Кроме того ткани выросли в цене. Нашить много одежды можно. Это, конечно, удешевляет ее, но где ее потом реализовывать?

А какой максимальный тираж у вещей ОК?

200 единиц. Не больше.

Будете эту линию закрывать?

Нет. Решили изменить ее позиционирование, подтянуть до высшего уровня, но при этом вещи не будут зашкаливать по ценам. ОК оказалась нежизнеспособной, потому что была не на тех людей ориентирована. Вещи получались все равно дороже тех, что продаются на базаре. Допустим, если на базаре брючки можно найти и за 200-300 гривен, то у нас они выходили по 150 долларов.

А вы планировали не дороже 100 долларов?

Думали, что мы впишемся, пробовали разные ткани. Потом я разозлилась и сказала, что не буду работать с очень дешевыми тканями. Потому что смотрела на готовую вещь и понимала, что не могу, ну не могу свое имя поставить на ткани, которая стоит полтора-два доллара. Тогда мы стали брать более дорогие ткани, шили в меньшем количестве. И в результате оказались в сегменте — ни там, ни сям. Для людей, которые приходят в бутик на Крещатике за вещами от Оксаны Караванской, ОК — это дешево. А те, кто хочет купить хоть что-то от Караванской, ОК, напротив, уже дорого. Вот такая история вышла со второй линией.

Поездки по Америке

Недавно СМИ рассказывали о выходе украинских дизайнеров на американский рынок. В показах на Неделе моды в Вашингтоне приняли участие и вы. Поездка принесла какую-нибудь пользу?

Я уже раз ездила в Америку вместе в Викторией Гресь и Анной Бабенко, в том числе и в Вашингтон. Самые интересные места для моды в Северной Америке — это Чикаго и Нью-Йорк. Нью-Йорк это столица американской моды, и заходить на американский рынок нужно только через Нью-Йорк. Но это так сложилось, что я еще полгода тому назад за-планировала себе поездку в Калифорнию. Там были намечены очень серьезные встречи. Мы с Богданом уже купили билеты. И тут внезапно звонок от Иры Данилевской (соучредитель Ukraine Fashion Week. — «ДЕЛО»): «Есть предложение сделать показ в Вашингтоне. Украинское посольство готово помочь. Ты поедешь?» Ну, думаю, раз так попадает, то надо ехать. Хотя я сразу сказала ребятам: «Не тешьте себя иллюзиями, Вашингтон это вообще не наше место». Для Вашингтона мы слишком неординарные.

Сбылись ваши прогнозы?

К сожалению, да. Никакие баеры нами не заинтересовались. Правда, я могу теперь «понты гонять», что была на американских Неделях моды. Хотя, это хороший рекламный толчок для потенциальных клиентов: «О, Караванская была в Америке, надо пойти в бутик, посмотреть, что же она там наваяла».

А в Калифорнию удалось съездить после Вашингтона?

Да, мы попали в громадный маркет, этажей 25. Вверху офисы разных баеров. А внизу этажей 8 малюсеньких клетушек. Это все шоу-румы с кучей одежды на все случаи жизни. Причем такие имена, как Марк Джейкобс — у него там вторая линия, — стоят рядом с индусами непонятно какими. Мы начинали сверху и когда оставалось еще этажа два, я села на диван и сказала: «Все, не могу больше».

Что-то эта поездка дала?

Не знаю. Оставили нам очень много разных контактов. Может, ничего и не выйдет, а может, и выстрелит.

Капризы клиенток

Когда я спросила у Лилии Пустовит, может ли к ней прийти клиент с улицы, она ответила: «Нет. Пусть приходит в магазин». А к вам можно прийти с улицы?


Пусть приходят. Я вообще долго думала, буду ли открывать большую сеть бутиков и вторую линию, потому что мне намного интереснее работать с конкретным человеком.

Сколько же у вас клиентов? Другие дизайнеры называют и 200, и 500...

200 — абсолютно реально. 500? Думаю, что если посчитаю, столько не наберу. Потому что клиентом называю того, кто шьет у меня постоянно, а не того, кто пошил одно вечернее платье. Например, в прошлом году мы пошили на заказ 124 выпускных платья. Но это не клиенты. Клиенты семьями приходят. Клиент заказывает целый гардероб, 30-40 вещей.

На ком из известных людей мы видим ваши платья?

Это мой секрет, мое правило и закон: я никогда имена клиентов не называю.

Какие в вашем ателье цены?

Вечерние платья — от 5 тысяч гривен. Мы всегда спрашиваем клиента, на что он рассчитывает, и уже под его бюджет подбираем ткань. Ведь есть атлас по 35 долларов за метр, а есть с вышивкой, по 350 евро за метр. И есть ткань по тысяче евро за метр.

Есть клиенты, готовые платить любые деньги за свой каприз?

Однажды к нам пришла девушка шить свадебное платье. Администратор спрашивает: «Какой у вас лимит?» Она отвечает: «Если уложимся в 25 тысяч долларов, то я сама с женихом потяну, а если будет больше, придется у родителей просить».

Сколько человек у вас в команде?

Со швеями — человек 50.

Как вы успеваете обслуживать столько клиентов?

Я обязательно стараюсь присутствовать при эскизе с клиентом. А затем примерки делают мои девчата, есть у меня уже такие профессионалки. Я же корректирую еще раз на предпоследней примерке, когда вещь почти готова.

Сколько времени тратите на одного человека?

У нас расписано, что после обеда раз в час приходит клиентка. Полчаса мы тратим на нее, а следующие полчаса выбираем ткани, я дорисовываю эскизы и прочее. Потом приходит следующая. Но на самом деле в половине случаев выходит совсем не так. Пришла одна клиентка — сели, пообщались. Пришла другая: «Ой, привет». И так до вечера у нас человек семь набирается. Все пьют кофе, иногда шампанское с конфетами. Всем весело. Поэтому мы не называемся ателье. У входа висит красивая табличка «Бутик-клуб».

Вы стали прокурором в телепроекте «Интера» «Модный приговор». Нравитесь сами себе на экране?

В первых программах я была собой абсолютно недовольна. Теперь я знаю, что буду делать, и все будет по-другому.

С Моисеевым не сложно сниматься? Раньше были с ним знакомы?

Однажды случайно оказались в одной комнате. Мне надо было переодеться и ему тоже — шли съемки. Я немного растерялась, а он: «Солнышко, не волнуйтесь, я отвернусь. Не ходите в другую комнату. Там Лолита сидит, она такая вредная...» Он, конечно, очень специфический. Одиозная личность. Но очень позитивный. Жаль, что этот позитив не ощущается через телевидение.

INfo. Оксана КараванскаЯ
Дизайнер, член Экспертного комитета Украинского Совета Моды

Родилась в городе Борисполе Киевской области.
 В 1988 году окончила Львовскую академию искусств.
 В 1998 году зарегистрировала собственную торговую марку и открыла авторское ателье.
 С 2002 года проводит регулярные авторские показы pret-a-porter and haute couture в Украине.
 В 2003 году участвовала в туре с показом коллекции по городам США и Канады.
 В 2005 году показала свою меховую коллекцию на Миланской неделе MIFUR (Италия).
 В 2005 году создала коллекцию haute couture специально для Евровидения-2005.
 В 2005 году презентовала линию детской одежды OKIDS by oksanakaravanska и зарегистрировала вторую линию OK' by oksanakaravanska и OK' by oksanakaravanska for men.
 В 2006 году впервые в Украине создала авторский парфюм.
 В 2008 году стала ведущей программы «Модный приговор» (телеканал «Интер»).
Замужем. Растит сына и дочь.

Награды дизайнера Караванской
 Финалистка конкурса Alta-Moda, где председателем жюри был Пьер Карден, в 1996 году.
 Титул «Открытие сезона» на украинской неделе pret-a-porter в 1999 году.
 Обладательница «Галицкого рыцаря» как лучший креатор года в 2002-2003 годах.
 Титул «Маэстро элегантности» за лучшую коллекцию «Лето-2004».

Длина платьев и юбок — мини. Хотя актуальны и широкие летние платья длиной до самого пола из шифона или шелка.
Широкие пояса завязывают на талии.Остается модной и завышенная талия.
Цвета: серый (будет на «пике» еще несколько сезонов), серебристо-синий, малиновый, зеленый, фиолетовый, лиловый, желтый, белый и его оттенки: «слоновая кость» и «топленое молоко».
Обувь на платформе, танкетке или высоком каблуке. Носок обуви средний между острым и круглым.
Рисунок: как будто бы на ткань вылили разные краски.
Рукава: расширенные, три четверти.
Аксессуары: большие очки и сумки-баулы.

раздел:

По теме:

Президент Укринюрколлегии: Некоторым украинцам удается отсудить $250 тыс.
Мнения 08 апреля 2008 в 9:04

Президент Укринюрколлегии: Некоторым украинцам удается отсудить $250 тыс.

Президент Укринюрколлегии Данила Курдельчук рассказал, с какими сложностями компания сталкивается при защите имущественных прав украинцев за рубежом.

Бизнесмен и народный депутат от Партии регионов Валентин Ландик: "Я очень не люблю политические вопросы"
Мнения 09 апреля 2008 в 8:46

Бизнесмен и народный депутат от Партии регионов Валентин Ландик: "Я очень не люблю политические вопросы"

Бизнесмен и народный депутат от Партии регионов Валентин Ландик заявляет, что не будет развивать производство в Украине из-за политической нестабильности.

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...