Мнения 17 июля 2008 в 7:47

Николай Бурмака: В Украине реально действующих бирж от силы полторы

Член государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Николай Бурмака, курирующий развитие биржевого рынка, рассказал, почему 95% сделок с акциями украинских компаний заключается на внебиржевом рынке.

государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Николай Бурмака, курирующий развитие биржевого рынка, рассказал, почему 95% сделок с акциями украинских компаний заключается на внебиржевом рынке.

Сейчас в Украине работает 9 фондовых бирж и одна торгово-информационная система. Не многовато ли для маленького украинского рынка?

Дело совсем не в количестве, а в качестве. В Украине сложилась ситуация, когда зарегистрировано 10 организаторов торговли, а реально действующих бирж от силы полторы. На большинстве украинских площадок не проводятся регулярные торги, нет ликвидности, и, как результат, на них не определяется реальная рыночная стоимость ценных бумаг и тем более не осущест-вляется перераспределение финансовых ресурсов от инвесторов к реальному сектору экономики.

И как Госкомиссия будет исправлять сложившуюся ситуацию?

Мы намерены способствовать централизации существующей биржевой системы, подтягиванию ее к общепринятым международным стандартам деятельности.

То есть в Украине останется только одна биржа?

Необязательно. Мне, например, импонирует немецкая биржевая модель, где существует около 10 относительно самостоятельных фондовых площадок, но все они объединены в единую систему, основой которой является Франкфуртская фондовая биржа. Остальные — сравнительно небольшие региональные биржи, выполняющие свои локальные задачи.

Какие преимущества дает такое единое биржевое пространство?

Это устраняет массу проблем: начиная от нивелирования биржевого арбитража (когда на одной площадке акции котируются по одной цене, а на соседней — на 10-20% дороже или дешевле) и заканчивая вопросами обеспечения ликвидности, когда все инвесторы знают, что они в любой момент могут продать или купить ценные бумаги по справедливой рыночной цене на любой из этих бирж.

Можете назвать хотя бы приблизительные сроки, когда начнется консолидация?

Никто не возьмется спрогнозировать не только сроки, но и сам результат. Дело в том, что акционеры каждой из 10 украинских фондовых площадок имеют свои интересы на рынке биржевых услуг, и эти интересы очень и очень разные. Насколько я знаю, между собственниками фондовых бирж никаких переговоров или консультаций по поводу создания единого биржевого пространства пока не ведется.

А вокруг какой биржи должна проводиться такая консолидация — вокруг ПФТС?

Разговоры о том, что объединение должно идти вокруг ведущей украинской фондовой биржи ПФТС — это только объективное желание ряда крупных потребителей биржевых услуг, но никак не владельцев и руководства других фондовых площадок.

К тому же события последних месяцев показывают, что украинским биржевикам намного проще начинать договариваться с иностранными партнерами, чем между собой.

Почему Госкомиссия как основной регулятор фондового рынка не может «помочь» объединению и, скажем, провести законопроект, который заставит биржи объедини-ться?

Во-первых, далеко не факт, что биржевое сообщество и депутаты поддержат такой закон. Во-вторых, такой нормативный акт принять в принципе невозможно.

Почему?

Я уже говорил, что у каждой украинской фондовой биржи есть свои акционеры, приняты свои стратегии развития, составлены свои бизнес-планы. Думаю, что в этих стратегиях отсутствует пункт о перспективах объединения или консолидации. Принять такое решение не так просто, как кажется.

То есть вы предлагаете все пустить на самотек, и пусть рынок сам решает, как ему развиваться?

Не совсем. Со своей стороны мы стимулируем биржи к «консолидации» тем, что систематически повышаем требования к ним. Сейчас, например, в Верховной Раде находится законопроект, который предусматривает повышение уставных капиталов фондовых бирж до 15 или 35 миллионов гривен. Это во-первых.

Во-вторых, консолидация не обязательно должна предполагать объединение капиталов бирж и создание единой площадки. Это самый сложный и наименее вероятный путь. Более реальным является создание единого биржевого пространства через обмен информацией о ценах и котировках, «взаимном» листинге, другие механизмы взаимодействия для удобства инвесторов и участников торгов. Уже после этого, думаю, можно было бы говорить об объединении бирж на основе капиталов.

Торги в обход биржи

В прошлом году объем торгов акциями в Украине превысил 280 миллиардов гривен. При этом на биржевом рынке «наторговали» всего 13,6 миллиарда. Почему брокеры предпочитают совершать сделки в «тени»?

Тому есть несколько причин. Во-первых, торговцы оказались заложниками отношения владельцев крупных корпораций к биржевой деятельности — собственники предприятий просто не хотят, чтобы их акции обращались на бирже. Это накладывает на них ряд сущест-венных обязанностей: раскрытие информации, корпоративное управление, международные стандарты бухгалтерского учета, а они этого пока избегают.

Во-вторых, брокеры не хотят торговать на биржевом рынке Украины из-за его несовершенства — у нас нет полноценного рынка заявок, нет отработанной технологии «поставки против платежа». Сделка, заключенная на бирже, может быть не выполнена или выполнена, но через неделю или месяц. Это накладывает огромные риски на торговцев и их клиентов.

Может быть, в данном случае Госкомиссии стоило бы «простимулировать» торговцев заключать сделки на бирже?

Законопроект о концентрации торговли на биржах пылится в Верховной Раде уже лет пять. Но даже его принятие не изменит ситуацию коренным образом. В Украине объективно сложился мощный внебиржевой рынок ценных бумаг, поэтому одним росчерком пера заставить всех торговать на организованном рынке уже не удастся.

В последнее время украинскими биржами активно интересуются иностранные компании, к примеру, российские РТС и ММВБ, а также Варшавская фондовая биржа. Чем их так привлекает наш фондовый рынок?

Все понимают, что у нашего рынка большие перспективы, и многие спешат занять ведущее место в качестве оператора торговли. Кроме того, около двух третей всех операций на отечественном фондовом рынке осуществляется за деньги нерезидентов. Инвесторы из России и других стран владеют большими объемами украинских активов и ценных бумаг, и вполне логично, что они хотят защитить свои инвестиции. А для этого им нужна эффективная и стабильная биржевая система, которая обладала бы высокой ликвидностью и позволяла бы определять справедливую рыночную стоимость их активов в украинских ценных бумагах.

Не боитесь, что биржевая инфраструктура может оказаться полностью подконтрольной иностранным участникам, не рискованно ли это?

Наверное, о рисках стоит говорить, если мы стремимся создать автономный и закрытый от всего остального мира фондовый рынок. Но перед нами стоят другие задачи, поэтому мы должны принимать общемировые правила игры. Например, значительная часть Лондонской фондовой биржи принадлежит инвестфонду из ОАЭ, скандинавский биржевой оператор ОМХ — американской бирже NASDAQ. Мировой фондовый рынок стремительно глобализируется.

Я считаю, что приход иностранного капитала в украинскую биржевую и депозитарную системы может существенно улучшить их качество. Иностранный инвестор придет со своими технологиями, со своими принципами работы, со своим опытом, а это очень полезно для нашего рынка. В конце концов все окажутся в выигрыше — и инвестор, и проф-участники, и общество, и государство.

Но почему тогда представители РТС в разговорах высказывают опасения, что у них могут возникнуть сложности с получением лицензии в Украине?

Есть законодательные требования к созданию фондовой биржи в Украине, согласно которым нерезидент не может получить лицензию на осуществление биржевой деятельности, даже если это будет одна из ведущих международных фондовых бирж.

Но никто не запрещает иностранной компании, в данном случае РТС, войти в капитал создаваемой совместно с нашими торговцами украинской биржи-резидента. При соблюдении всех законодательных требований никаких оснований для того, чтобы не выдать лицензию украинской бирже, я не вижу.

Наши торговцы договорятся

В апреле украинский фондовый рынок в течение двух дней рухнул на 11%, после чего сами торговцы обвиняли друг друга в искусственном «прогибании» рынка. Выявляла ли Госкомиссия факты масштабного манипулирования с ценами на акции?

На данный момент у нас нет нормативного акта, который бы регламентировал вопросы манипулирования на фондовых биржах. Такой документ сейчас разрабатывается. И как только он будет принят, Комиссия получит инструмент реагирования на события, аналогичные апрельским. Сейчас мои высказывания будут безосновательными.

С другой стороны, у биржевиков есть возможность урегулировать эти проблемы на уровне правил биржи. Если обвинения небеспочвенны, проведите внутреннее расследование, разберитесь, и если было нарушение, установите жесткое наказание. В этом и заключается основная саморегулирующая функция фондовой биржи. У нас в Украине она пока не выполняется.

Кстати, мы расследуем ряд февральских инцидентов, произошедших на ПФТС, когда во время резкого увеличения запросов в торговую систему были приостановлены торги. Официальная причина прекращения торгов — перебои с подачей электроэнергии. Госкомиссия запросила всю техническую документацию биржи и сейчас разбирается, в чем истинная причина сбоев в работе ПФТС — в несовершенстве торговой системы, в человеческом факторе или это простое стечение обстоятельств.

Сейчас в Украине кризис ликвидности, многие компании и банки испытывают финансовые затруднения. На-сколько высока вероятность того, что на отечественном фондовом рынке начнется кризис неплатежей?

Я думаю, что наши торговцы этого не допустят — они обязательно договорятся (улыбается). Проведут встречную сделку, взаимозачет, и никто о неплатежах не узнает.

Рынок ПФТС — это такой себе замкнутый мирок, сор из которого торговцы пока очень редко выносят на люди.

Вы же сами сказали, что взаимные обвинения в искусственном «прогибании» рынка есть, но дальше обвинений дело пока не идет.

Бурмака Николай Алексеевич

Родился в 1954 году в с. Алтыновка Сумской области
 1983 год — окончил радиотехнический факультет Киевского политехнического института по специальности «инженер — радиотехник».
 1983-1995 годы — работал на предприятиях военно-промышленного комплекса на инженерных и руководящих должностях.
 1993 год — окончил Киевский институт народного хозяйства (экономист), кандидат экономических наук (1998 год).
 С 1995 года работает в Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР).
 С 2002 года — член ГКЦБФР, курирует вопросы развития корпоративного управления, государственного финансового мониторинга на фондовом рынке, развитие биржевого рынка в Украине.
Женат, две дочери.

48 млн. грн.
выделило правительство из бюджета на содержание Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку в 2008 году. Из них 27,4 млн. грн. предусмотрено на оплату труда сотрудников ГКЦБФР

Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) была создана согласно указу президента Леонида Кучмы от 12 июня 1995 года. Этот госорган на данный момент подчинен Кабинету Министров и подотчетен Верховной Раде. В его систему входят Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, ее центральный аппарат и 26 территориальных управлений.
Основной формой работы ГКЦБФР являются заседания, которые проводятся по решению главы Госкомиссии в случае необходимости, но не реже чем раз в месяц. Первым главой ГКЦБФР был Олег Мозговой. Сейчас Госкомиссию возглавляет Анатолий Балюк.

1989 ценных бумаг было допущено к обороту на украинских фондовых биржах на начало 2008 года

10 организаторов торгов были зарегистрированы в Украине на 1 июля 2008 года. В их числе 9 бирж и одна торгово-информационная система

Загрузка...
Новое видео
Как запитчить инвестора? Василий Хмельницкий на U Tomorrow Summit. Аллея стартапов и инвестиции
Загрузка...