По торфу мы можем конкурировать с Донбассом

Бывшая учительница, а ныне — губернатор Житомирской области Ирина Синявская развивает торфяные заводы и говорит, что ей некогда заниматься партийными делами.
Ирину Синявскую считают креатурой бывшего губернатора, также как Жебривского в свое время
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Новая глава не только ходила в дважды-заместителях своего бывшего шефа: в обладминистрации и в избирательном штабе блока «Наша Украина» на Житомирщине, но и работала его помощницей в Верховной Раде. Оттуда Синявская и вошла в команду Жебривского как заместитель по гуманитарным вопросам. Поэтому можно ожидать, что она будет чутко прислушиваться к рекомендациям бывшего шефа, остающегося ответственным за итоги выборов на Житомирщине. Тем более, как сказал экс-губернатор, «партия будет помогать Синявской работать, поскольку НСНУ несет ответственность за ситуацию в области».

Какие политические силы пользуются наибольшей популярностью у электората области?

– Четко видно пять политических партий, которые имеют успех у избирателей и претендуют на представительство в парламенте и облсовете. Это, конечно, «НУ», БЮТ, «Регионы». Это три самые большие силы, которые по разным районам набирают голоса. Кроме того, серьезное влияние оказывают социалисты и блок Литвина. 

Как правило, в вашем регионе были сильны левые силы. Каким образом укрепились «Регионы»?

– Это так. Но, как ни странно, мне кажется, «Регионы» могут набрать 15-20% и взять третье место.

Как будете обеспечивать голоса родной партии? Ведь вы не только губернатор, но еще и заместитель областной организации «НУ». Каково положение с админресурсом?

– Скажу только одно: мы столько шишек и бед получили из-за применения админресурса во время президентской избирательной кампании (я в то время была заместителем руководителя штаба по оргвопросам), что я никогда не повторю ошибки прежней власти. Я категорически запрещаю всем заниматься вопросами выборов во время работы и вообще на рабочем месте. Все об этом знают, и никто не будет этим заниматься. Я езжу по районам, но о партии нигде не говорю. Честно говоря, мне вообще сегодня некогда заниматься партийными делами.

Как тогда объясните то, что после ухода Жебривского губернатором стали вы, а не первый заместитель, представитель партии Литвина?

– Если честно, мне кажется, что у меня просто больше энергии. А вопрос партийности у нас даже не обсуждался.

Но вы работали замом по гуманитарным вопросам. Как удается решать вопросы экономики области?

– Ну, во-первых, например, с тем же первым замом мы работаем в очень тесном контакте – он очень хороший специалист, и я с ним постоянно советуюсь. А во-вторых, я вела гуманитарную и социальную сферу. А это очень серьезный участок работы, обеспечивающий жизнедеятельность человека. Я контролировала выплату зарплаты и задолженности по ней. Для этого мне постоянно приходилось общаться с руководителями предприятий. В прошлом году мы смогли погасить 6,5 млн. грн. долгов по зарплате. Чтобы говорить с предпринимателями, я изучала систему работы на их предприятиях. Поэтому я совершенно безболезненно вошла в губернаторство. Кроме того, как заместитель я занималась созданием рабочих мест. Мы изменили формат подхода к этому вопросу. Я считала, что через центры занятости это делать невозможно, поэтому пошла путем объединения усилий управления экономики и управления промышленности. С реальной экономикой мне пришлось соприкоснуться уже тогда.

Какого результата удалось добиться?

– Мы перевыполнили план – создали не 32 тысячи, а 32 тысячи 300 рабочих мест. Прежде всего, была очень серьезная работа по легализации малого и среднего бизнеса. В 2005 году у нас появилось почти 8 тысяч предпринимателей, которые стали субъектами предпринимательской деятельности. Кроме того, более 2 тысяч рабочих мест дали инвестиционные проекты.

Какими энергоресурсами располагает область и какую программу энергосбережения разрабатывает?

– Как и в других областях, у нас стоит вопрос энергосбережения. Мы подготовили три инвестпроекта по производству топливных гранул из отходов древесины. Кроме того, в нашей области настолько большие залежи торфа, что мы вполне можем составить конкуренцию Донбассу. И когда сложилась эта ситуация с газом, и мы стали разрабатывать программу энергосбережения, увидели, что область может сама обеспечивать себя энергоресурсами.

Насколько рентабельно это производство, вы уже просчитывали?

– Конечно, рентабельно – стоимость единицы тепла при использовании торфа намного ниже, чем при использовании угля. Поэтому сейчас мы начинаем очень серьезно развивать торфяные заводы и привлекать инвестиции.

Какие еще инвестиционные проекты работают в области?

– Также есть проекты в других отраслях. Есть намерения подписать договор с предпринимателями Польши, Голландии по реализации в добычной, камнеобрабатывающей и пищевой отраслях. Совместно с ЕБРР сегодня решается вопрос производства высококачественной гранитной продукции. Стоимость этого проекта превышает 50 млн. долларов. Всего в области работает 21 проект. Практически все они находятся в стадии реализации, а еще по 11 ведутся переговоры.

Ваша область богата месторождениями. Многие из них прошлая власть раздала своим людям. Что намерены делать в этом направлении?

– С приходом нашей команды первое, что мы начали делать, – проводить инвентаризацию всех месторождений и активности их использования. Безусловно, по этому поводу есть серьезные замечания, поскольку они используются совершенно не по-хозяйски. Например, есть просто уникальное месторождение красного гранита, добыча в котором ведется путем проведения взрывных работ. У меня просто сердце обливается кровью, когда это вижу. Поэтому есть много вопросов по поводу тех соглашений, которые были заключены раньше, и сейчас мы возвращаемся к выполнению всех пунктов, заложенных в этих договорах, и со стороны инвестора, и со стороны госструктур. Есть надежда, что мы упорядочим этот процесс. Но, к сожалению, я пока не могу назвать те месторождения, которые будут возвращены, потому что это правовые вопросы, которые решаются очень сложно.

Как решается вопрос с возвратом Иршанского карьера, переданного российскому «Титану»?

– Позиция ФГИ по этому поводу известна. Фонд выступает за пересмотр вопроса аренды этого имущественного комплекса. На этот карьер есть другие претенденты, также как и на другие титановые залежи области. Поэтому, в первую очередь, нужно решить вопрос юридического соответствия тех решений, которые были приняты по крымскому «Титану» и после этого объявлять честный и прозрачный конкурс. Пока же Иршанский ГОК расширяет свою деятельность. Мы думаем о разработке еще одного месторождения, уже в Коростенском районе, которое имеет уникальные запасы титановых руд не менее чем на 100 лет.

Житомирщина является сельскохозяйственным регионом. Как идут инвестиции в аграрную отрасль?

– Есть определенные наработки в отрасли сельскохозяйственного производства. Например, есть проект, которым заинтересовались польские, литовские, немецкие, норвежские бизнесмены – это производство свинины. Именно благодаря таким проектам мы нарастили поголовье свинины в области на 25%. В Радомыжском районе есть сельскохозяйственное предприятие, в которое вложено 1 млн. долларов, благодаря инвестиционному капиталу Дании. От этого капитала в 2006 году мы также получили предложение по размещению средств в свинокомплекс и выращиванию свиней по датской технологии. В трех районах Житомирщины работают хозяйства, учредителями которых являются инвесторы из Голландии, Франции, Германии.

Какие сдвиги произошли в сельскохозяйственном машиностроении?

– В машиностроении у нас, наконец-то, произошли изменения. Не секрет, что за последнее время машиностроительные предприятия значительно снизили обороты производства и вообще темпы своей деятельности. Инвестиционные поступления в 2005 году именно в машиностроение выросли более чем в три раза. И эта позитивная тенденция сохраняется, пошла отечественная машиностроительная продукция, начали работу предприятия по производству машин и механизмов для птицеферм, оборудования для свинокомплексов.

Профильным производством вашей области всегда было льноводство. Как обстоит дело в этой отрасли?

– Развитие льноводства - это одна из программ, которую мы начали возрождать на Житомирщине в 2005 году и планируем ее расширять в 2006-м. К сожалению, она была совершенно свернута из-за того, что не было сбыта. Так сложилось, что некоторым руководителям и предпринимателям было выгоднее завозить льняные изделия из Турции и других государств, чем способствовать развитию собственного производства. Это привело к тому, что остановился наш наиболее ценный комбинат «Льнотекс». Только что мы провели переговоры с главой ФГИ Семенюк и на шесть месяцев продолжили программу санации комбината. «Льнотекс» стоит абсолютно готовый для работы, и как только будет решен вопрос сбыта, он начнет работать. Раньше нашим основным покупателем была «Укрзализныця», и мы очень удивились, что в новом году она перестала покупать наши льняные изделия. Поэтому я обратилась с просьбой в Министерство транспорта, чтобы решить этот вопрос. Кроме того, у нас есть договоренности о том, что «Льнотекс» станет основой производства льнозаводов области. А у нас есть еще два льнозавода, но сбыт их продукции идет в Китай.

Каковы перспективы использования зараженных чернобыльских земель?

– Проблема с так называемой чернобыльской территорией заключается в том, что большая ее часть находится во второй зоне, которая по постановлению Кабмина запрещена к развитию. Сейчас мы пробуем инициировать активность общины относительно изменения правового статуса этой территории, поскольку, несмотря на то, что эта земля считается территорией обязательного отселения, туда возвращаются люди. Поэтому мы хотим изучить ситуацию с заражением этой земли и перевести ее в третью зону. Тогда туда, безусловно, пойдут инвестиции.

Как развиваются инвестпроекты на ТПР?

– На ТПР в области внедрено 29 инвестиционных проектов. В связи с отменой льгот мы сегодня, безусловно, имеем проблемы с внедрением этих проектов. Поэтому мы поддерживаем идею правительства в том, что определенные злоупотребления по использованию льгот были, но считаем, что нужен глубокий и детальный анализ каждого инвестпроекта. Мы надеемся, что правительство учтет особенности работы на пораженных территориях и поддержит льготы по налогообложению в тех проектах, которые будут внедрены на ТПР в Житомирщине, особенно в северных районах.

Возвращаясь к политике: как «НУ» на Житомирщине привлекла в свои ряды 9 тысяч членов?

– В принципе, мы были первые в Украине еще, наверное, полгода назад по количественному составу. Это произошло потому, что у нас была очень хорошо структурирована избирательная кампания. В каждом районе были сильные руководители штабов, которые возглавили партийные ячейки. Поэтому я считаю, это произошло благодаря этим руководителям – их знали люди, они им доверяли.

Откуда у вас управленческий опыт?

– Я в 28 лет стала директором самой крупной школы в Бердичеве. Мне пришлось переводить ее на самоокупаемость, делать сметы. Думаю, первоначальный опыт был получен именно тогда. Потом работала в административных структурах, была заместителем мэра в Бердичеве. Но теоретические основы я получила в Академии госуправления, которую закончила в 2003 году.

Возвращаться сюда вам было несложно?

– Совершенно. Хотя я родом с Виннитчины, но вся моя сознательная жизнь прошла на Житомирщине. И в Киев я переехала только в 2003 году, поэтому душа моя и все друзья остались здесь. Это Киев был для меня временным явлением.

Бизнесом никогда не занимались?

– Никогда, и даже не пробовала.

Из вашей области вышли многие известные люди. Как они сегодня поддерживают свою малую родину?

– Действительно, Житомирщина богата земляками. Владимир Литвин - из Слободы Романовской. Он вложил серьезные инвестиции в свое село. Владимир Матвиенко тоже вносит деньги в село Белка, в котором родился. На его средства там построена школа, клуб. Он поддерживает, и довольно таки неплохо, сельскохозяйственное производство. Им приобретена машина скорой помощи, компьютерный класс, за свои деньги он выплачивает стипендию пяти стипендиатам. Мой предшественник Павел Жебривский - из села Немиринцы. В его родном селе работают два агропромышленных предприятия.