Мнения 01 января 2007 в 1:01

Секретариат с Кабинетом вели скрытую войну

Заместитель госсекретаря Маркиян Лубкивский с 30 ноября становится безработным госслужащим. Он не хочет оставаться за воротами власти. Той власти, которую он поддержал в декабре прошлого года.

Не скроем, к Маркияну Лубкивскому мы шли за инсайдерской информацией, зная, что он не принят в круг тех людей, которые продолжат работу с Олегом Рыбачуком. Разговор, действительно, получился откровенный. Но то, что мы получили от интервью после сверки, не лезло ни в какие ворота. Интервью было полностью переписано. Углы сглажены, высказывания облагорожены. Из полученного «правильного» интервью мы вынуждены были убрать плакатные фразы и написать свои комментарии.


Насколько логичным был ваш переход из системы МИДа, где вы проработали 10 лет, в Секретариат президента? Что послужило побудительной причиной?


Определенная логика была. Я некоторое время уже проработал в системе государственной службы, у меня за плечами был опыт работы в МИДе. Как и ряд коллег, я откликнулся на приглашение перейти на работу в Секретариат президента. Главным мотивом перехода было желание работать с президентом Ющенко.  Вместе со мной пришло около десятка коллег-дипломатов,  которых уже я пригласил на работу в президентскую администрацию. Это профессиональные и порядочные молодые специалисты. Некоторые из них даже отказались от хорошо оплачиваемой работы за рубежом. Эти люди могли и должны были существенно повысить уровень работы Секретариата президента.


Эти специалисты остались работать в Секретариате?


Все сотрудники Секретариата были предупреждены об увольнении. Я также был извещен о том, что мою должность сокращают. С 30 ноября я прекращаю работу в Секретариате. Часть моих коллег, не дожидаясь возможного увольнения, уже ушла «по собственному желанию». Остальные ожидают решения своей судьбы.


Вы уходите по собственному желанию?


Нет. Меня «уходят» под предлогом реорганизации структуры и сокращения должности. Это тем более странно, что уже в новую структуру введена дополнительная должность заместителя главы секретариата (новым заместителем госсекретаря стал Анатолий Матвиенко. – «ДЕЛО»). Не исключаю, что вскоре понадобится еще одна дополнительная должность замглавы. 


Каковы были ваши функции, какое направление вы курировали в Секретариате при Зинченко?


Я отвечал за информационный, а также гуманитарный блок, который делил с Иваном Васюныком. Помимо этих двух основных направлений, время от времени подменял в работе первого заместителя Александра Моцыка, который курировал внешнеполитический блок.


Что вы можете сказать о работе в возглавляемом Зинченко Секретариате, чего удалось добиться? И что  можете ответить на обвинения в том, что работа Секретариата была недостаточно действенной?


Мы работали над созданием условий для того, чтобы Секретариат стал действенным механизмом, помогающим президенту реализовывать его конституционные полномочия. Сегодня, может быть, тяжело говорить об определенных результатах этой работы. Но то, что эта работа была напряженной и целеустремленной – это однозначно. Думаю, главным достижением Секретариата времен Зинченко было коренное изменение философии работы. Не было дублирования функций Кабинета министров, давления на региональную власть, указующего тона в общении со СМИ. С другой стороны, создать эффективную структуру, к сожалению, не удалось. Хотя мы очень близко подошли к финалу этой работы. Если бы не отставка Зинченко, мы через два-три месяца вышли на структуру, которая максимально была бы приближена к европейским образцам.


Изменились ли ваши функции в последнее время и вообще давали ли вам работать?


К сожалению, фактически с момента прихода нового главы Секретариата я ни одного задания или поручения не получал. Несмотря на то, что каждый день хожу на работу. У меня так и не состоялся разговор с главой Секретариата, хотя я десятки раз пробовал добиться аудиенции через его помощников. В ответ - полное игнорирование. Я готов был ознакомить главу с результатами своей работы, изложить собственное мнение по поводу ключевых вопросов, входящих в сферу моей компетенции.


Как происходит реорганизация в Секретариате? Кого еще коснулись сокращения?


Мне трудно давать оценку реорганизации, поскольку она продолжается. Вначале все были предупреждены о сокращении. Сейчас происходят назначения в новую структуру. Что касается сокращения численности работников Секретариата, то я выступаю именно за это. Сегодня количество сотрудников Секретариата составляет 605 человек. Эта цифра, на мой взгляд, является преувеличенной. По моему убеждению, работу президента Украины могли бы эффективно обеспечивать около 300-400 человек.


Олег Рыбачук с самого начала заявил, что работает только с «одним заместителем и парой сотрудников». Что сейчас происходит в Секретариате? Как вы изнутри можете оценить происходящее?


Ситуация является довольно тревожной. На самом деле в работе задействована очень незначительная часть сотрудников. Ресурс и потенциал Секретариата полностью не используются. Многие работники просто отбывают свое рабочее время. Как может полностью отдаваться работе человек, если он не знает, что с ним будет завтра? Очень много приходится работать замам, в частности, Ивану Васюныку (первый заместитель госсекретаря. – «ДЕЛО»). Чувствуется перегруженность одних и незагруженность других.


Как строилось взаимодействие Секретариата и Кабинета президента под руководством Александра Третьякова? Какие возникали трения?


Когда я пришел в Секретариат, тут уже работали Александр Зинченко, Александр Моцык, Борис Соболев и Александр Третьяков. По моему глубочайшему убеждению, нормальной работе мешали, в первую очередь, определенные стереотипы и мифы. Думаю, эти мифы и недоговоренности можно было устранить, если бы у нас состоялась хотя бы одна встреча руководителей Секретариата, Кабинета президента и пресс-секретаря под руководством главы государства. К сожалению, такой формы общения не было. Две структуры существовали сами по себе, хотя вторая являлась составляющей первой. А мифы делали свое черное дело. И Секретариат с Кабинетом вели скрытую войну, которая, безусловно, мешала работе. Я уверен, если бы дело дошло до таких встреч, если бы четко были определены функции и полномочия заместителей, имел место регулярный контакт с президентом, с самого начала можно было бы сделать работу Секретариата чрезвычайно эффективной. А так проблемы росли как снежный ком. Кто-то что-то услышал, кто-то что-то о ком-то сказал - фактически мы оказались в состоянии антагонизма, хотя какого либо открытого столкновения не было.


Лично вам приходилось сталкиваться с тем, что вашей работе мешали, препятствовали продвижению каких-то документов или инициатив?


Могу сказать лишь одно. Только незначительная часть моих инициатив и предложений, была реализована. Многие остались без внимания.


 


Комментарии: Далее шел текст: «Почему так произошло?» - и объяснения, почему это возможно в системе Секретариата. Из первоначального варианта ушли предположения о том, что окружение президента взяло его в кольцо и препятствовало доступу информации. И что президенту очень необходима диверсификация источников информации.


 


Что изменилось в работе Секретариата после ухода Третьякова? Кто сейчас помимо Рыбачука имеет доступ к президенту?


По большому счету, дело не в Третьякове, а в антагонизме между должностями госсекретаря и первого помощника президента, заложенном еще во времена прежней администрации.


 


Комментарии: На самом деле, вживую мы говорили о текущей ситуации, а не об одиозной администрации Кучмы. Переписанный ответ с экскурсом в прошлое нам показался неинтересным. Главное, что из него исчезло важное замечание о том, что существующая структура Секретариата не создает диверсификации источников информации для президента.


 


Как все-таки вы можете объяснить позицию, занятую главой Секретариата, по избавлению от профессиональных кадров? Что это - недоверие к людям из команды Зинченко, желание набрать полностью свою команду, еще что-то?


Я не являюсь человеком Александра Зинченко. Я - государственный служащий с одиннадцатилетним стажем работы. При этом я не являюсь членом ни одной из партий. И переход в Секретариат я воспринимал, прежде всего, как продолжение работы на государство. Мотивация Олега Рыбачука осталась для меня непонятной.


По поводу участия в политическом движении. Вы получили предложение от «Поры», насколько оно вас заинтересовало?


Я действительно получил предложение «Поры» пополнить ее ряды. У меня также есть ряд предложений от различных политических партий. Но положительного ответа я пока никому не дал. В то же время не исключаю, что приму предложение одной из тех политических сил, чьи принципы разделяю.


Это говорит о том, что вы будете пробовать баллотироваться в парламент?


Такая возможность существует.


Есть сведения о том, что вы возвращаетесь в МИД и уже переговорили об этом с Борисом Тарасюком.


По моей инициативе у нас с Борисом Тарасюком уже прошел ряд переговоров. Но о каких-либо результатах пока говорить рано.


– Вы сделали хорошую карьеру в МИДе и были вполне вписаны в структуру этого министерства. Как вы можете подвести итог вашей работы в Секретариате?


Откровенно говоря, я не привык оказываться в ситуации, в которой от меня мало что зависит. Привык работать и не могу смириться с невостребованностью.


 


Комментарии: Этот фрагмент интервью был эмоционально очень сильный и начинался он с фразы: «Чего я во все это ввязался?». При окончательной сверке интервью М. Лубкивский решил перестраховаться и убрал откровенные высказывания. В данном варианте исчез рассказ об одной конкретной ситуации в стенах Секретариата, поясняющий внутреннюю схему взаимодействия лиц, окружающих президента, степень их приближенности к главе государства и объясняющий, почему у президента по сей день все-таки нет диверсификации в источниках информации. 


 


Плакат у вас за спиной – это ваше собственное оформление кабинета? (огромный плакат в полстены от пола до потолка с оранжевыми шарами, поднимающимися с Майдана в небо. – «ДЕЛО»)


Да, мое. Раньше, кстати, это был кабинет Сергея Васильева. Когда я пришел, повесил огромный плакат с изображением оранжевой революции. А это фото моего сына Северина, когда он во время визита в Украину Папы Римского Иоанна Павла ІІ в Борисполе подавал ему землю для целования. Это – фото с Виктором Ющенко, а это – с Ричардом Баучером, официальным представителем Госдепа США. Рядом – два фото с моими учителями Анатолием Зленко и Константином Грищенко (экс-министры иностранных дел. – «ДЕЛО»). А это фото – с группой дипломатов, с которыми мы 23 ноября 2004 года пришли в пресс-центр Ющенко.


 


Биография


Маркиян Романовия Лубкивский


Родился 2 сентября 1971 года в Львове.


Образование высшее. В 1993 году окончил филологический факультет Львовского государственного университета имени Ивана Франко (ЛГУ) по специальности славянские языки и литература.


В системе МИД Украины начал работу в 1995 году на должности атташе Управления Европы и Америки.


С 1996 по 1999 годы пребывал в долгосрочной командировке в Посольстве Украины в Союзной Республике Югославия на должности атташе, третьего секретаря.


С 2000 года - второй секретарь Управления политического анализа и планирования МИД Украины.


С 2001 года - второй, первый секретарь Кабинета Министра иностранных дел Украины.


С 2003 года - Начальник пресс-службы, официальный представитель Министерства иностранных дел Украины.


В марте 2005 года стал заместителем Государственного секретаря Украины.


Имеет дипломатический ранг советника I класса.


Владеет русским, английским, сербским, хорватским и польским языками.


Женат, имеет сына.

Подпишитесь на канал DELO.UA
Загрузка...
Новое видео
Борис Шестопалов: Что сегодня делает бизнес более устойчивым?
Загрузка...