Соцвыплаты рубят экономику под корень

В сентябре прошлого года после трех лет работы Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Великобритании Игорь Митюков вернулся из Лондона. Сейчас экс-министр финансов занимается бизнесом и возглавляет Институт финансовой политики. Карьера Игоря Митюкова
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Из них полтора года он был специальным представителем правительства Украины с полномочиями вице-премьера при ЕС - должность, созданная непосредственно под него. Митюкова ценили во власти как профессионала-финансиста, но это не мешало тому, чтобы кресло под ним постоянно шаталось. Но Митюков не просто специалист финансового рынка, он - один из тех редких людей, вышедших из власти, которые обладают культурой. Как культурой общей, отражающей уровень развития, так и культурой человеческих отношений.

Как освоились в Киеве, и с чем было связано ваше возвращение из Великобритании?

Мне удалось быстро устроиться в киевской жизни. Нахожу, что здесь стало легче и интереснее работать. А в Лондоне я пробыл три года. Для посла это нормальный срок.

А как случилось так, что вы поехали послом в Великобританию?

Если вернуться на три с половиной года назад, то после того, как меня уволили с должности министра финансов, я пять месяцев был предоставлен сам себе. Именно тогда понял, что могу нормально работать, не будучи чиновником. Мы создали Институт финансовой политики, Украинскую национальную ипотечную ассоциацию. Однако когда министр иностранных дел Анатолий Зленко предложил мне поехать в Лондон, я не смог отказаться. Не потому, что очень хотел быть дипломатом, а потому, что Лондон – это мировой финансовый центр, там я мог приложить все свои знания, способности и многому научиться. Так и произошло. Работалось в Лондоне легко.

Предложение работать в правительстве после возвращения поступало?

Разговоров о работе в правительстве у меня не было никаких. Более того, поработав вне госслужбы, я утратил желание туда возвращаться. Мне кажется, что сейчас заниматься бизнесом значительно проще, чем два-три года назад. Стало больше свободы, больше денег в стране и притока капитала.

Какие проблемы для украинской экономики видите в текущем году?

Основной проблемой, по-моему, сейчас является нарушенная пропорция между объемом социальных выплат и валовым продуктом в целом. Общеизвестно, что доля расходов Пенсионного фонда в валовом продукте на сегодня у нас самая большая в мире. Наша экономика не такая мощная, чтобы выдержать эту нагрузку. Перекос произошел еще при правительстве Януковича и потом был продолжен при Тимошенко. К сожалению, экономика только сейчас начинает успокаиваться после массовых социальных выплат. Думаю, увеличение социальных выплат можно было провести более грамотно, чтобы не получить такой значительный рост цен на внутреннем потребительском рынке. Экономике требуется как минимум год для того, чтобы исправить те ошибки, которые были сделаны.

А как вы объясните 12%-й рост ВВП в 2004 году и 3-4%-й в прошлом?

Объяснение достаточно простое. Во-первых, экономический рост 2004 года закладывался еще раньше, предыдущими правительствами. В 2000 году нам удалось стабилизировать экономику и начать возрождать определенные сектора экономики. После это дало кумулятивный эффект. Во-вторых, внешняя конъюнктура была благоприятна и имела явный тренд к дальнейшему улучшению. В-третьих, в 2005 году у главных государственных компаний-монополий, таких как «Укрзализныця», «Нафтогаз», «Укртелеком» и «Энергоатом», было изъято значительное количество прибыли и перераспределено через бюджет на потребление. В то время как раньше эти средства предприятия вкладывали в развитие: в модернизацию и реконструкцию, что тоже стимулировало экономический рост. И, в-четвертых, объективно бюджет 2005 года имел более высокую налоговую нагрузку на производителя, чем предыдущие бюджеты. Это видно даже по уровню перераспределения ВВП через бюджетную сферу. Отмена тех же свободных экономических зон – что я поддерживаю, это правильное решение – но надо объективно признать, что это увеличило нагрузку, и экономика не могла на это не отреагировать. Поэтому не считаю, что в 2005 году произошло что-то катастрофическое. Просто в ближайшие пять лет правительство должно для себя ставить главным приоритетом возобновление устойчивых темпов экономического роста. Только за счет этого фактора можно нормализовать структурные пропорции в экономике.

Какова вероятность и необходимость пересмотра бюджета-2006?

Вероятность большая. Главная проблема заключается в том, что, по всей видимости, если не произойдет каких-то серьезных действий со стороны правительства, темп экономического роста будет ниже, чем прогнозируемые 7%. А это повлечет проблемы с обеспечением доходности госбюджета, и тогда уже можно говорить о необходимости его пересмотра. Вопрос во времени. В сентябре месяце пересмотренный бюджет должен быть внесен в парламент. Если внести позже, его просто могут не успеть рассмотреть. А это значит, что его надо начинать делать уже сейчас.

Какую роль сыграет фактор роста цены на газ?

Газовые цены меня беспокоят в меньшей степени. Поскольку объем потребления газа бюджетной сферой относительно невелик. Он измеряется несколькими сотнями миллионов гривен. И ресурсов на содержание бюджетной сферы достаточно для того, чтобы в пределах общего объема финансирования провести перераспределение. Другой вопрос, как быстро будут увеличены тарифы на электроэнергию и тепло, поскольку это повлечет за собой рост соответствующих затрат на содержание бюджетной сферы. Тогда надо будет пересматривать пропорции в бюджете.

УкрСиббанк в этом году намерен выпустить довольно большую сумму внешних заимствований – $600 млн. В то время как до сих пор самая крупная сумма заимствований была у Укрэксимбанка – $250 млн. Насколько это возможно на ваш взгляд?

Знаете, в мире очень много денег. И если появляется хороший заемщик, предлагающий привлекательную цену и имеющий достаточно высокий рейтинг, то собрать сумму в несколько сотен миллионов долларов не представляет большого труда. Поэтому меня совершенно не удивляет план одного из крупнейших украинских банков заимствовать такую сумму. Не удивляет не только потому, что «УкрСиб» достаточно хороший банк, но и потому, что после революции действительно произошла определенная ломка стереотипов по отношению к бизнесу в Украине. И очень многие компании, которые раньше сдерживали себя, не открывали лимиты финансирования, сейчас готовы предоставить Украине такие ресурсы. То есть налицо изменение отношения финансовых кругов к вложениям в Украину. Интересно, что я об этом говорил еще в конце 2004 года. На сегодняшний день тенденция кардинально не изменилась. Я бы даже сказал, что сейчас существует дефицит специалистов, которые могут правильно проконсультировать и помочь вложить деньги в украинскую экономику.

Последнее время на банковском рынке стала заметна тенденция продажи банков: «УкрСиб», «Аваль», «Мрия», завершается сделка по Укрсоцбанку. Можно ли предположить, что в ближайший год-два наш банковский рынок будет скуплен западными инвесторами?

Думаю, государство сохранит контроль за двумя своими крупнейшими банками – Ощадбанком и Укрэксимбанком, поэтому говорить о том, что украинская банковская система будет принадлежать иностранцам, рано. Определенная, даже большая доля нерезидентов – это нормальное явление для экономики, находящейся в стадии реформирования. Банки, приходящие в Украину, готовы выкладывать значительные суммы денег. Это признак того, что нам стали больше доверять. Это во-первых. Во-вторых, украинский банковский клиент как юридическое, так и физическое лицо стал привлекательным для западных банкиров. Если бы здесь нельзя было зарабатывать деньги, они бы никогда не пришли. Кроме того, западные банки приходят с более высоким качеством работы, с новыми продуктами, новыми технологиями, что, в конечном счете, приведет к снижению стоимости кредитования. Не скоро, но такая тенденция будет иметь место. Я в этом не сомневаюсь. Cегодня можно говорить о том, что среди украинских банкиров появилась мода на продажу банка. Как долго она будет существовать, трудно сказать. Возможно, в этом году это будет доминирующая тенденция. Но надеюсь, патриоты украинского банковского дела, амбициозные банкиры, которые не хотят расставаться с самим процессом управления большим финансовым организмом, все же найдутся. Они будут привлекать партнеров для того, чтобы модернизировать и наращивать капитализацию банка, не теряя контроль над ним.

Как первый президент Украинской национальной ипотечной ассоциации как вы оцениваете перспективы ипотечного рынка?

Не думаю, что несколько лет назад было принято правильное решение о создании Государственной ипотечной организации (ГИО). К сожалению, ГИО вместо того, чтобы организовать процесс ипотеки, рефинансировать коммерческие банки, начал самостоятельно выдавать кредиты. Во-первых, это не функция такой ипотечной организации. Во-вторых, тупиковым направлением является попытка решить эту проблему за счет бюджетных средств. В бюджете никогда не хватит средств на то, чтобы построить для всех жилье. А вот каким образом привлечь ресурсы, это уже другой вопрос. Думаю, такие модели существуют и могут быть применимы на практике, но они должны основываться, прежде всего, на правильно оформленных имущественных правах инвестора, в том числе на землю. К сожалению, большинство жилищного строительства Украины сегодня ведется на временно отведенных площадях. Инвестор, строительная компания, берет в аренду участок земли на 5-6 лет, потом продает квартиры и через 5-6 лет уходит. Остаются жильцы - собственники жилья, но без собственности на землю. Такой подход не дает возможности правильно организовать финансирование строительства. Потому что есть риски, которые непонятно как будут реализовываться, а за больший риск надо больше платить.

Почему бы тогда не принять законопроект о том, чтобы строительство велось только на выкупленной земле?

Можно принять закон, чтобы мухи не влетали в город. Но они будут летать. Главное заключается в том, что тот, кто строит, использует чьи-то деньги. Это либо инвестиции, либо кредиты. Как правило, кредиты даются под 15-20%, других у нас просто нет. Строительные компании, инвесторы избегают покупки земли, пытаясь сэкономить на расходах и забывая, что они увеличиваются за счет процентов за кредит. И увеличиваются тем больше, чем слабее оформлены земельные отношения. Если бы земельные права были оформлены правильно, и на землю можно было обратить взыскание, главный кредитор давал бы более низкий процент. Во всем мире ипотека стоит 6-7%. Это самый дешевый ресурс. Потому что это недвижимость, которую никуда нельзя спрятать, на нее легко определить права взыскания. Плюс ко всему прочему сама земля постоянно растет в цене. Поэтому любой кредитор, у которого в залоге есть недвижимость, чувствует себя спокойно и уверенно. Но неправильно оформленные земельные права искажают стоимость кредитования, а, значит, и ограничивают развитие ипотеки.

Когда вы работали в правительстве Ющенко, он инициировал вашу отставку. Какие вас связывали тогда отношения и какие сейчас?

У нас с Виктором Андреевичем очень хорошие отношения. Хотя последний раз я виделся с ним год назад на инаугурации. Но мне всегда было интересно с ним работать. Могу сказать, что из пяти премьер-министров, с которыми я работал, с ним было легче всего. Он очень хорошо понимал, как важно укреплять финансы страны, очень часто поддерживал меня. Сейчас Виктор Андреевич в меньшей степени финансист. Он политик и государственный деятель. Считаю, Украине очень повезло в том, что он является сейчас президентом. Надеюсь, что он будет продолжать играть эту роль. Страна может развиваться по разным моделям, но очень важно, чтобы моральные и духовные принципы были неизменно высокими.

Кстати, рассказывают, в вашу бытность министром финансов у вас на столе стояла табличка с надписью «Денег нет. Прошу не беспокоить».

У меня было две таблички. Одна - «Грошей немає i не буде», а другая - «Мiнiстр теж людина». Но постоянно они не стояли. В зависимости от хода дискуссии, я доставал и ставил перед посетителем либо одну, либо другую.