Мнения 18 декабря 2007 в 1:37

Совладелец сети парфюмерно-косметических магазинов «Ева» и супермаркетов Varus Руслан Шостак: Сейчас в Украине вряд ли могут быть другие более интересные бизнесы, чем розничная торговля. По крайней мере, для меня

Совладелец сети парфюмерно-косметических магазинов «Ева» и супермаркетов Varus Руслан Шостак признался, что дружит с очень влиятельными политиками и чиновниками, но использует эту дружбу для бизнеса в исключительных случаях.

– Магазины «Ева» — это ваш первый бизнес?

– Ритейлом я занимаюсь последние 10 лет. До «Евы» у меня были другие проекты.

– Какие?

– Я со своим партнером Артемом Атаманчуком в 1996 году купили и реанимировали один из крупнейших в СНГ заводов детского питания — Херсонский завод детского питания имени 8 Марта. Мы производили фруктовое пюре и соки под маркой «Карапуз». Кроме того, завод имел дистрибуционную группу по продаже импортных марок детского питания. Мы были одним из крупнейших импортеров детского питания в Украине.

– Вы ушли из этого бизнеса?

– Мы с Артемом Атаманчуком разделили свои доли в этом бизнесе. Он до сих пор продолжает управлять заводом. Я же свою долю решил вложить в ритейл, которым с тех пор занимаюсь.

– Ритейл-проекты вы делали с другими партнерами?

– Да, я нашел двух партнеров — Сергея Касьянова (днепропетровский бизнесмен, бывший губернатор Днепропетровской области. — «ДЕЛО») и Валерия Киптыка. С последним я дружу уже 17 лет. Мы втроем делали два проекта — сеть детских магазинов «Карапуз», которые еще с Атаманчуком начинали, и сеть супермаркетов «Пик» — одну из первых продуктовых торговых сетей в Днепропетровске.

В 2002 году я и Валерий Киптык разошлись с Касьяновым. Он продолжил развивать супермаркеты «Пик», а мы создали новый розничный проект — сеть магазинов «Ева» и супермаркеты Varus. Супермаркеты «Карапуз» мы закрыли как проект. Часть магазинов продали владельцам сети «Капитошка».

– Почему отказались от этого бизнеса?

– Мы посчитали, что нет смысла развивать этот проект. В начале 2000 года детский ритейл был неэффективным, рынок детских товаров — узким. Поэтому мы решили выйти на рынок продуктового ритейла и рынок дрогери (небольшие торговые точки площадью 100-150 квадратных метров, где в основном продаются: бытовая химия, косметические средства, гигиеническая продукция, хозяйственные мелочи. — «ДЕЛО»).

– А почему разошлись с Касьяновым?

– Это были чисто бизнес-интересы — ничего личного. Касьянов в тот период создавал свою бизнес-группу и предложил нам купить наши доли в бизнесе.

– Некоторые СМИ и сейчас называют Касьянова совладельцем «Евы». Так он имеет какое-то отношение к этому проекту?

– Это недостоверная информация. Хотя с Касьяновым мы общаемся достаточно плотно.

– Но какие-нибудь бизнес-проекты с Касьяновым вы ведете?

– Нет, не ведем.

– Ваш бизнес-партнер Валерий Киптык — владелец корпорации «Ольвия», крупной в Днепропетровске девелоперской и строительной компании. А у вас есть какой-нибудь бизнес, помимо «Евы» и Varus?

– У меня это — основные бизнесы.

– А в проектах «Ольвии» Валерий Киптык не предлагает вам партнерство?

– Сейчас в Украине вряд ли могут быть другие более интересные бизнесы, чем розничная торговля. По крайней мере, для меня. Свой основной потенциал я направляю на ритейл. Сил и времени заниматься другими проектами у меня нет.

– Магазины «Ева» расположены в 15 городах восьми областей Украины. Существуют ли какие-либо отличия в ведении бизнеса в Днепропетровске, Донецке, Крыму и Киеве?

– Политическая и государственная среда практически везде одинаковая.

– А бизнес-среда? Как вас встречают конкуренты?

– Мы ведем жесткую конкуренцию, но работаем достаточно корректно.

– А ваши конкуренты не жгут ваши магазины?

– До таких масштабов противостояние не доходило. В некоторых регионах мелкие конкуренты пытались вставлять палки в колеса, используя админресурс на уровне районных санэпидемстанций.

– А на наиболее конкурентном — киевском рынке?

– Знаете, мы довольно сильно защищены в политическом и государственном плане. Наша компания имеет достаточно хорошие, дружеские отношения с большим количеством очень влиятельных в Украине политиков, государственных служащих. Так что мы не чувствуем проблем с этим.

– Каких политиков?

– Не думаю, что стоит сейчас это обсуждать.

– Политиков — выходцев из Днепропетровска?

– Не только. У нас неплохие связи с донецкими, киевскими политиками.

– То есть в плане дружбы с политиками вам повезло больше, чем вашим конкурентам?

– Наверное, да.

– У вас их больше, чем у конкурентов?

– Друзей всегда должно быть много.

– А как вы приобретали этих друзей?

– Это — годы совместной дружбы, совместных отношений, коммуникации. Ничего более.

– И какую протекцию они вам оказывают?

– Я бы не назвал это протекцией. Мы пытаемся конкурировать в рамках украинских законов. Мы используем этот наш ресурс только в случае несанкционированных действий представителей государственной власти и конкурентов.

– В Киеве одну из своих торговых точек вы открыли на месте культового магазина «Українські ласощі». Как вам удалось получить эту площадку?

– Все объекты в Киеве и других регионах мы получаем на коммерческой основе. Ни по одному своему объекту мы не использовали коммунальные или другие связи.

– Бывшее помещение «Українських ласощів» вы купили или взяли в аренду?

– Арендовали. У нас есть договор с собственником.

– Это помещение выставлялось на аукцион или проводился тендер для арендаторов?

– Нам представили помещение — мы его арендовали. За те деньги, которые нам предложили. Все достаточно банально. Наша компания не имеет практики выселения из помещений каких-либо предприятий. Мы не занимаемся перекупкой тех или иных площадей. На нас выходят владельцы помещений и делают свои предложения. Если оно нас устраивает, мы подписываем договор.

– Один из наиболее проблемных регионов по торговым площадкам — это Киев. Вы с конкурентами сталкивались в борьбе за какие-то магазины?

– Проблема Киева — это высокая арендная стоимость торговых площадей. Естественно, она переносится в стоимость товара. И от некоторых площадок мы отказываемся, потому что не хотим перекладывать ее стоимость на потребителя.

– А площадки, от которых вы отказываетесь, берет «Арбат-Престиж»?

– «Арбат» и другие сети, в том числе и не нашего формата.

– Сеть «Ева» насчитывает 112 магазинов. Какое количество из них работают в арендованных помещениях, а какое — в собственных?

– Практически все помещения мы арендуем.

– Почему так?

– Это — политика мобильности сети. Если торговая точка неэффективна, то мы можем ее безболезненно закрыть и перенести в другое место. Мы считаем, что девелопмент — это отдельный бизнес. И не смешиваем его с ритейлом.

– Приход «Арбат-Престижа» уже как-то повлиял на украинский рынок и на ваш бизнес?

– Безусловно, любой новый игрок, успешный или неуспешный, привносит изменения на рынок. «Арбат-Престиж» — довольно сильная компания. Но пока мы не чувствуем на себе жесткой конкуренции с ее стороны.

– А какие могут быть последствия ее прихода на украинский рынок?

– «Арбат-Престиж» в основном работает в парфюмерно-косметическом сегменте. И мы можем потерять свой товарооборот именно здесь.

– «Арбат-Престиж» известен своими конфликтами с поставщиками, которым пытается диктовать свою ценовую политику. Вы готовы к демпингу со стороны «Арбата»?

– У всех сетей на рынке, в том числе и у нас, постоянно возникают конфликты с поставщиками. Так что «Арбат-Престиж» в этом плане не исключение. Для российских ритейлеров неожиданностью на украинском рынке оказываются невысокие наценки на товары, и многие здесь сталкиваются с проблемой получения доходов. В России наценки «Арбат-Престижа» на порядок выше.

– Во сколько вы оцениваете свою долю на рынке парфюмерно-косметических сетей?

– На рынке дрогери-това-ров — несколько процентов. На рынке дрогери-сетей — 20-25%.

– Летом вы заявили о желании найти финансового партнера для реализации программы пятилетнего развития сетей магазинов «Ева» и супермаркетов Varus. Какая форма сотрудничества была бы для вас наиболее приемлемой?

– Мы ищем либо стратегического, либо портфельного инвестора.

– Но в этом году вы выпустили облигации, берете банковские кредиты. Вам этих ресурсов мало?

– Недостаточно.

– Почему не IPO?

– Для IPO наша компания очень сыровата. Ведь IPO — это очень серьезная мера ответственности, совсем другие требования к компании должны быть. Об IPO можно думать только через три года — за это время наша компания должна максимально привести себя в порядок.

– Какой пакет акций своей компании вы готовы продать будущему инвестору?

– Этот вопрос мы обсуждаем индивидуально с каждым инвестором. Все зависит от уровня оценки компании, уровня привлечения инвестором долгового финансирования, от стратегии самого инвестора. Но не больше контрольного пакета.

– А SigmaBleyzer, которая завершает покупку сети «Космо», делала вам предложение о сотрудничестве?

– Мы вели переговоры с SigmaBleyzer о приобретении пакета акций нашей компании. Пока мы продолжаем вести диалог.

– То есть, не исключено, что SigmaBleyzer, кроме «Космо», также купит часть «Евы»?

– Пока я не могу так говорить. Мы ведем переговоры не только с компанией SigmaBleyzer, но и с десятками других компаний.

– Из каких стран?

– Предпочтение отдаем компаниям из Западной Европы, в основном, из Лондона. А также — из США. Все они — мировые лидеры инвестиционного бизнеса.

– «Еву» и Varus вы продаете в одном пакете или по отдельности?

– Мы предлагаем всем инвесторам два проекта — пусть они выбирают, в каких будут себя комфортнее чувствовать.

– А украинские торговые сети «Сільпо», «Велика кишеня» делают вам предложения о покупке?

– Есть предложения и от них. Но большинство переговоров мы ведем с западными сетями.

– Вы готовы полностью продать проект Varus?

– Нам поступали такие предложения. И предлагали нормальную цену. Но пока мы видим возможность развивать этот проект самостоятельно. У украинского ритейла осталось всего пять лет до прихода на наш рынок мировых игроков ритейла. Кто за это время не займет рынок, ничего не будет из себя представлять.

– Мировые игроки придут в какой форме?

– В абсолютно разных. Слияния, поглощения, самостоятельный выход. Конкуренция ожесточится очень сильно. Будут ценовые войны, перекупка торговых площадей, рост цен на торговые площади. Предстоит тяжелая работа.

Загрузка...
Новое видео
Продаем веревки в 28 стран мира: как украинский производитель паракордов покоряет ЕС и конкурирует с Китаем
Загрузка...