Мнения 09 октября 2012 в 16:31

Татьяна Миронова: "Национальный художественный музей должен стать брендом"

Татьяна Миронова, и.о. директора Национального художественного музея, рассказала о ситуации в НХМУ, о том, что необходимо сделать там в первую очередь и каким она видит менеджмент современного музея

Интригующий вопрос — кто же будет руководить главным художественным музеем страны, должен решиться со дня на день. Во всяком случае, имя того, кого выберет специальная комиссия, министр культуры Михаил Кулиняк обещал объявить уже в ближайшие дни. Выбирать будут из кандидатур, участвующих в конкурсе.

При обсуждении этой острой темы, прежде всего, звучит имя Татьяны Мироновой. Оно и раньше нередко звучало в медиа, правда, тогда поводом были громкие арт-проекты, которые она организовывала в Украине и за рубежом, теперь же дискутируют о том, каковы у Мироновой шансы стать занять пост директора. Тем более, что она уже полгода работает в качестве исполняющего обязанности директора НХМУ. На эту должность министр культуры перевел ее c должности своего советника после увольнения Анатолия Мельника.

Подпишитесь на канал DELO.UA

При этом экспертные мнения о кандидатуре Мироновой диаметрально противоположны. Одни занимают жесткую позицию "против", ссылаясь на то, что у Мироновой нет специального образования и опыта руководства музейной институцией. Те, кто "за", аргументируют свою позицию тем, что Татьяна Миронова долго занималась визуальным искусством, что она практик и опытный арт-менеджер: была одной из первых, кто вывез украинских художников на такие серьезные международные форумы, как Art Basel в Майями, Аrmory arts week в Нью-Йорке, Scope Art в Базеле, "Арт-Москва" и "Арт-Женева", и начал сотрудничать с международными аукционами.
А пока общество дискутирует, как решится вопрос с директорством, Татьяна Миронова занимается ежедневными проблемами музея. За полгода она успела столкнуться с целой серией музейных проблем. Delo.ua спросило, какие, по ее мнению, вопросы требуют незамедлительного решения и что для этого надо сделать.

Татьяна, вот уже полгода как вы — и.о. директора Национального художественного музея. А что будет с Mironova Gallery?

Сейчас я не занимаюсь галереей. Она существует, но ею занимается профессиональный менеджмент. Я продолжаю иногда консультировать команду в выборе художников, но прямой коммерческой деятельности не веду. Это правда. После того, как я стала работать в музее, у меня
просто физически нет на это времени.

Татьяна Миронова

Название галереи не будет меняться?

Имя галереи сложилось исторически. Галерея была открыта в 2003 году. А поскольку галерея вела и ведет активную международную деятельность, реализовывала громкие меценатские проекты, то ее имя, естественно, хорошо знают. Mironova Gallery — это не мой бренд. Это бренд той
выставочной деятельности, которую осуществляла большая команда
профессионалов, а также это бренд тех художников, которых галерея представляла. Поэтому,
думаю, она должна называться по-прежнему, не зависимо от того, есть я там или нет.


Какова ваша главная цель прихода в музей? Что вы планируете изменить?

Моя цель ясна. Национальный художественный музей Украины должен стать
действительно влиятельной успешной арт-институцией, чтобы его выставки,
как и его уникальная коллекция, привлекали широкую публику, стали настоящей гордостью страны, столицы. И тогда Киев будет ассоциироваться с Национальным музеем, как Париж с Лувром, Санкт-Петербург с Эрмитажем, Москва с Третьяковкой и Нью-Йорк с Метрополитан-музеем.

И что, по-вашему, надо сделать, чтобы Национальный художественный стал брендом, узнаваемым за рубежом?

В первую очередь, наладить международное сотрудничество с мировыми музеями, фондами, организовывать обменные выставки, реализовывать совместные проекты с участием украинских
авторов, привлекать западную прессу и именитых арт-критиков и кураторов. Потому что коллекция украинского музея — уникальна, и представляет колоссальную культурную ценность мирового масштаба. Она действительно интересна для ценителей искусства и научных исследований
в любой стране. Также как и современное украинское искусство. Считаю, что музею следует расширять деятельность в сторону contemporary art.

А какие завалы надо в первую очередь разгрести, чтобы можно было двигаться вперед? Что мешает развитию музея? В каком стоянии находится само здание?

Историческое здание музея датируется XIX веком, и оно давно требует серьезной реставрации. Системы коммуникаций внутри не менялись десятилетиями. При такой ситуации нет абсолютных гарантий сохранности шедевров. Поэтому уверена, для музейного хранилища нужно еще одно
здание. В аналогичных крупных художественных музеях других стран есть не два, а иногда двадцать два филиала. К слову, совсем недавно я побывала в венском музее Бельведер для того, чтоб договориться о возможности проведения обменных выставок с Национальным художественным. У меня этот музей оставил особое впечатление. Австрийцы умеют оригинально совмещать классическое искусство с современным. Например, вместо камина в экспозиции можно обнаружить плазмы с видеоартом. Кроме того, у этого музея имеется специальное здание для современных экспозиций. Я не говорю уже о Лувре и грандиозных музеях США.

Да, финансирование несравнимо…

Здесь вопрос не только в деньгах. Оказалось, одна из текущих наших проблем — отсутствие полного пакета необходимой документации по музею. И нужно доказывать, что здание НХМУ по улице Грушевского представляет собой архитектурную историческую ценность. Сейчас стараемся решить эту проблему.

Проблема — это отсутствие нужных документов, которые, как писали СМИ, куда-то пропали?

Реставрация могла бы быть завершена уже в 2015 году, при условии эффективного взаимодействия всех сторон, вовлеченных в процесс. Однако пока нет главного — документов. Когда я занялась этим вопросом, оказалось, что нет документов ни на что: ни на здание, ни на участок земли... У нас нет элементарных поэтажных планов. Сейчас все восстанавливаем. Понимаете?

Не понимаю...

И я не понимаю. Есть три указа Президентов — Кучмы, Ющенко и уже Януковича о генеральной реставрации здания. Указ следует обязательно выполнять. И чтобы иметь возможность получить необходимые средства на эти работы, нужно сделать первоочередное — план реставрации. Нет проектов реставрации даже отдельных фрагментов музея, например, скульптурных элементов на фасаде. На это нужны средства. Подавались документы на выделение средств на такие работы — документы возвращают, так как нет главного свидетельства, что музей — памятник старины, он историческая и культурная ценность и не возник сам по себе. Надеюсь, что скоро удастся этот вопрос решить.

Кроме того, музею нужна серьезная профессиональная системная PR-политика для того, чтобы его узнавали и уважали, чтобы в нашем и мировом сообществе к музею рос интерес и, соответственно, росла посещаемость. Пожалуй, высокий процент посещения двух последних выставок "Украинское барокко" и "Нормандия" свидетельствует о том, что PR может меняться к лучшему.

При любой смене власти сотрудники боятся, что новая метла будет по-новому мести и всех уволят. Как вы настроены в данном случае? Как оцениваете потенциал команды?

Подчеркиваю, коллектив у музея хороший. И его нужно беречь. Именно так я и настроена. Люди, работающие на государственные зарплаты, отдающие жизнь украинскому искусству, — настоящие герои. Действительно, в НХМУ работают опытные музейщики, знающие и любящие свое дело. Правда, следует укреплять научные потенциал кадров.

Сейчас в музее по сути нет сотрудников с научными степенями. Один "кандидат" на весь коллектив. Это по меньшей мере странно. Значит, людей ранее не стимулировали к научной деятельности. К интеграции в международное музейное сообщество. Уверена, что нужно организовывать возможности изучения и внедрения на практике прогрессивных музейных технологий в работе с посетителями, экскурсионно-выставочной деятельности, переговорах с партнерами.

Сейчас в музее проходит грандиозная выставка "Нормандия". Как она появилась? По чьей инициативе?

Это большое событие. Мы его ждали. Но опять-таки это случилось благодаря не по инициативе музея, а по инициативе Французского посольства и Французского культурного центра. Они нашли правильных спонсоров — компанию "Пежо" и фонд Игоря Воронова. Они же взяли на себя расходы по большой рекламной кампании. Для нас интересно представлять такую престижную выставку: мы имеем возможность заработать дополнительные средства на продаже билетов. И такие выставки придают нам вес в мировом арт-сообществе.

Какие выставки ожидать в ближайшем будущем? Насколько здесь важны личные связи?

Конечно, есть идеи и по новым международным выставкам. Летом я вела предварительные переговоры с музеем Дали. Есть в Фигейросе основной музей Дали, но есть еще одна очень мощная коллекция Дали, которой владеет французский фонд. И, может быть, получится эту выставку привезти сюда.

Мы запланировали выставку Роджера Баллена. Несколько его работ я показывала когда-то в галерее. Это социальный фотограф, чьи работы находятся в 80 музеях мира. Сейчас его выставка колесит по Европе, и он предлагает привезти ее в Киев. Я бы с удовольствием показала в Национальном музее фотохудожника такого уровня. Такое нужно показывать.

У меня есть наработки по поводу Парижской школы, как мы ее называем. Это период конца 19-го-начала 20 века — та самая часть музейной коллекции, которая ценна мировому сообществу. Сейчас готовится большой проект, который охватит Беларусь, Россию и Францию. Его организует один очень крупный коллекционер и меценат, с которым я знакома. Наша новая встреча для обсуждения возможности сотрудничества с целью участия Украины в проекте, состоялась в сентябре во время Антикварного салона в Париже.

Какие из арт-событий, на которых побывали, стали для вас сенсацией, поразили и которые вы отметили для себя: надо подобное делать и у нас?

На 54 Венецианской биеннале в прошлом году куратор Биче Куригер соединила новаторство актуального современного искусства с наследием мастеров Возрождения. Например, я была восхищена проектом художника Олега Кулика, который по-новому заставил взглянуть на
творчество Тициана, усилив эффект восприятия его современным мультимедийным артом. Такой художественный прием заставляет нас верить в то, что современное искусство все-таки основано на высоких традициях, и ведет нас к новому Возрождению, а не к Апокалипсису.

Такой прием был использован в НХМУ во время выставки "Миф. Украинское барокко". Думаю, сочетание классики и актуального искусства нужно продолжать.

А что вы уже успели сделать за эти полгода работы в качестве и.о.? Есть реальные результаты?

Из того, что успели сделать за это время. Настроена система кондиционирования воздуха в четырех выставочных залах, установлена пожарная сигнализационная система, окрашены стены 9-ти выставочных залов, упорядочена территория вокруг музея — обустроен и озеленен сквер.

На счет спецфонда музея официально стали поступать средства. Появилась реальная возможность рассчитываться с долгами, которые были у музея, в том числе удалось погасить дебиторскую задолженность. Начинается эффективное сотрудничество с Европейскими музеями в сфере выставочной деятельности. Рассматривается возможность привлечения спонсорской поддержки. Ведутся переговоры с банками и другими компаниями. Есть наработанные контакты с "Альфа-Банк" Украина, OTP Bank и компанией JTI. Только за сентябрь месяц 2012 года количество посетителей музея увеличилось до 120 тысяч.

И это, разумеется, только первые шаги.

А когда вы смогли бы сказать "Да, у меня получилось!"?

Когда команда музея слаженно заработает и будут четко в сроки реализовываться все намеченные нами программы. Когда музей систематически начнет представлять большие серьезные арт-проекты, организует научную работу, конференции, представит украинскую музейную коллекцию в лучших музеях мира — обменные выставки. Когда мы научимся применять и совершенствовать лучшие современные музейные технологии, организовывать события и презентации на высоком международном уровне. Более подробно весь комплекс действий и планов я описала в своем проекте-документе, поданном на конкурс, — Программе развития музея на 5 лет.

Все просто и сложно одновременно. Национальный музей должен получить мировое признание, сохранить и приумножить важнейшую коллекции искусства страны и стать брендом — тогда дело будет сделано.

СПРАВКА

Татьяна Миронова

И.о. генерального директора Национального художественного музея Украины

Советник Министра культуры Украины (с 2010 года)

Входит в сотню самых влиятельных женщин по версии журнала "Фокус".

Закончила Киевский национальный университет им. Т. Шевченко. Факультет прикладной и структурной лингвистики

C 2003 по 2011 годы была управляющей Mironova Gallery.

Замужем за Валерием Мироновым, основателем и лидером общественной организации "Право киян", экс-заместителем председателя Киевской городской государственной администрации.

Воспитывает дочь Евгению и сына Даниила

Беседовала Елена Гладских

Загрузка...
Новое видео
Как получить искреннюю любовь клиентов — Олег Гороховский, monobank
Загрузка...