Украина может быть мощным производственным хабом на границе ЕС. Но для этого еще очень много не сделано

  • Александр Соколовский, основатель и глава группы компаний “Текстиль-Контакт”

    владелец группы компаний “Текстиль-Контакт”

Я не вижу, чтобы бизнес-климат в Украине кардинально изменился, чтобы произошли какие-то структурные реформы, чтобы появилась понятная стратегия ускоренного экономического развития, которого мы все ждем. Но, несмотря на сложную внутреннюю и внешнюю политическую ситуацию в стране, появился серьезный интерес к инвестированию в Украине, то самое «окно возможностей».

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

«Окно возможностей» из-за проблем с китайской логистикой

Многие производственные корпорации увидели риск в складывании яиц в одну китайскую корзину, поэтому хотят диверсифицировать свои заказы и часть их пытаются увести из Китая.  Украина могла бы стать очень мощным производственным хабом на границе Евросоюза (при этом не находясь в ЕС).

По сравнению с Китаем мы еще имеем трудовые ресурсы и определенные конкурентные преимущества. Речь идет в первую очередь о транспортной логистике: доставка из Украины быстрее и дешевле.

Китай поднял цены на логистику в 5-6 раз, что больно бьет по себестоимости продукции. Все считают деньги и понимают, что нужно часть заказов уводить из Китая. Но пока этим пользуются только наши восточно-европейские соседи. Очень серьезные инвестиции идут в Среднюю Азию, в том же Узбекистане невероятный инвестиционный бум.

В Украине пока не происходит ничего, разве что мелкими брызгами идут небольшие инвестиции, в основном предпочитают инвестировать в спекулятивные бумаги типа ОВГЗ, чем в реальный сектор.

И велик риск, что невероятную возможность, которую дает 2022 год, мы можем упустить.

Не относиться к внутреннему инвестору как к «дойной корове»

Чтобы приходили инвестиции, любая страна, как и любой бизнес, должна показывать конкурентное преимущество. Но у нас с трибун говорят про иностранных, а не местных инвесторов («Хотим привлечь иностранных инвесторов»). А отношение к внутреннему инвестору такое себе: мол, куда он денется, это же привычная дойная корова, которая должна платить налоги и молчать.

Считаю, что у нас недооценены возможности внутренних инвесторов и переоценены возможности иностранных инвесторов, которые, как я уже отмечал, часто предпочитают инвестировать в ОВГЗ, а не в реальный сектор экономики.

Какие кардинальные реформы ждет бизнес от власти

В стране нет кардинальных реформ. Точечно появляются какие-то законы. Например, приняли в конце года очень хороший закон о локализации в машиностроении и некоторых других отраслях. Теперь при госзакупках будет учитываться доля местных составляющих, а значит, корпорации будут заинтересованы переносить производство в Украину.

Но многое для бизнеса до сих пор не сделано. Мы не почувствовали упрощения получения технических условий для новых модернизированных производств. 

Мы не увидели упрощения процедуры аренды земельных участков под существующие производства и под инвестпроекты. Это больной вопрос для многих: тут сознательно всё усложнено. Даже те, кто готов платить налоги, тратят так много нервов и денег на то, чтобы получить договор аренды земли или правильную методику расчета, что вообще отказываются от этой затеи.

Не произошло упрощения налогообложения и регуляции. Для инвесторов важным конкурентным преимуществом страны была бы политика Нацбанка, стимулирующая производство, а не только покупку ОВГЗ.

Обязательно нужно обеспечить защиту прав собственности. Это огромный пласт проблем как для внутренних, так и для внешних инвесторов.

Должны быть единые правила игры, а не принцип "друзьям — все, врагам — закон".

Какая бизнесу польза от сокращения государственных расходов

Нужна политика системного и стабильного сокращения государственных расходов, которые сейчас составляют более 40% от ВВП.

Если мы хотим быть конкурентными, нужно бизнес не обескровливать, а делать так, чтобы деньги оставались в бизнесе, ведь это обеспечивает экономическое развитие. Надо стремиться к китайским 17% или хотя бы 20-25%. Тогда в экономике останется больше денег, которые пойдут на развитие, и в итоге государство только выиграет.

Государство должно понимать: чтобы собирать налогов больше, в абсолютных цифрах они должны быть меньше, а платить их должно быть проще. Этого тоже не происходит.

Доминирует фискальная политика, а не политика по ослаблению налогового пресса.

Чтобы мы были интересны для инвесторов, которые работают на общей системе налогообложения, нужно ее упрощать (возможно, не трогать упрощенную систему, поскольку ею многие пользуются, причем как реальные, так и фиктивные предприниматели).

Только тогда будет толк. Когда одно предприятие работает на упрощенке, а другое на общей системе, то, конечно же, конкуренция будет не в пользу работающего на общей системе. Как и в случае недобросовестной конкуренции, когда одни предприятия платят налоги, а другие нет.

Уменьшение перераспределения через бюджет принесет огромную пользу для управления страной, так как позволит убрать дублирование функций разными органами власти, на что тратится немало бюджетных денег. Сократится количество госкомитетов, агентств, комиссий, функция которых часто либо что-то украсть, либо усложнить работу бизнеса через запреты и коррупцию при проверках. Тогда бизнес сможет уменьшить затраты на противостояние государству, когда вместо того, чтобы создавать, должен бороться с 72 регуляторами. У нас невероятное количество неэффективных регуляторов, которые могут кошмарить, штрафовать и закрывать бизнес.  

Нужна нулевая терпимость к коррупции

Предприниматели говорят: зачем платить налоги, если все равно все разворуют? Они не видят нулевой терпимости к коррупции.

Был момент в 1914-1915 годах, когда боялись вымогать взятки, воровать в открытую, а сейчас опять цинизм зашкаливает. Все считают, что так и должно быть. Деньги вымогаются, расходы госбюджета коррумпируются, а если нет возможности коррупции, то эти статьи становятся госчиновникам не интересны, они стараются всячески саботировать такие закупки.

Мы с этим сталкивались и я много писал об этом в Facebook. Сколько мы выдержали боев, когда давали самое оптимальное предложение, экономя бюджету деньги, но вдруг это становилось государству неинтересно и саботировалось чиновниками, если они не получали отката. 

Не произошло главного, чего мы ждали от новой власти: новой парадигмы отношения власти к бизнесу. По-прежнему силовики и чиновники считают элитой страны себя, а не налогоплательщиков. Всячески подчеркивается, что Офис президента делает «Велике будівництво» («Мы тут тратим такие деньги»), депутаты рассказывают, сколько они тратят на красивые проекты для избирателей. При этом никто не говорит, что тратятся деньги налогоплательщиков, а не чиновников. По-прежнему налогоплательщики для чиновника и силовика —  это барыги, коммерсы, как они говорят, подножный корм.

С бизнесом никто не советуется, как наполнять бюджет и как этот бюджет грамотно тратить, анонсируются какие-то проекты типа "Университет будущего" за 7 млрд грн, другие непонятные истории.

Не произошло и давно обещанного закрытия уголовных дел. В начале прошлого года их было 1,2 млн, к началу этого будет, наверное, уже около 1,3 млн, а то и больше. До 300 тысяч новых уголовных производств в год получает бег, но это в основном (кроме 1-2%) пустышки, которые висят только для того, чтобы периодически вымогать деньги, чтобы бизнесмен был на крючке. Если у бизнеса есть реальные косяки, тогда требуется уплата мзды, после чего дело или прекращается, или подвешивается.

Еще такие уголовные дела часто используют как сведение счетов при заказухах (когда конкуренты заказывают один другого). Когда у прокурора накапливается от 1 до 2 тысяч незакрытых уголовных дел, понятно, что он их не расследует никогда, кроме тех, которые ему по какой-то причине выгодно расследовать.

О стратегии энергетической безопасности

Мы оказались не готовы к энергетическому кризису и находимся в зависимости от России. Не появилось никакой доктрины или экономической стратегии энергетической безопасности. Есть же «Велике будівництво» для дорог, могла бы быть большая «Энергетическая стройка», чтобы мы могли быть полностью энергонезависимыми от соседей. Этого не сделано.

Мы развивали производство в Украине, когда все говорили, что нужно уводить его в Китай, что мы никогда не будем конкурентоспособными. Но мы видим, что спрос есть. В 2021 году мы сшили форму для конной полиции Германии (для 12 тысяч человек), в 2022-м планируем сотрудничество уже для основной полиции. Есть контракт по домашнему текстилю: на постельное белье, подушки, одеяла и матрасы в недорогом сегменте.

У нас сейчас 11 фабрик, в 2021 году добавилась фабрика по производству экосумок в Борисполе, которую запустили в новом двухэтажном здании в Одессе, увеличив там в два раза производственные мощности «ТК-Домашний текстиль».

Несмотря на проблемы с энергетикой, на отсутствие квалифицированной рабочей силы, будем продолжать инвестировать в развитие и расширение производства.