Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Виктор Субботин, И.О. генерального директора ОАО «Турбоатом»: Я понял, что однозначного, бесконфликтного решения, которое может учесть мнения всех акционеров и заинтересованных лиц, нет

Интервью. Виктор Субботин, И.О. генерального директора ОАО «Турбоатом»

последние несколько месяцев на харьковский «Турбоатом» пыталось попасть трое новых генеральных директоров. Но пока кабинет топ-менеджера занял банкир Виктор Субботин.

– На «Турбоатоме» редко менялись руководители. Но в этом году на завод приходило трое и.о. генерального директора, один из них — вы. Как вы оказались на этой должности?

– На пост руководителя «Турбоатома» я назначен приказом Фонда государственного имущества, который управляет 75% акций предприятия от имени государства.

– Как это происходило? Был конкурс, или…

– Мне сообщила об этом Валентина Петровна Семенюк, глава ФГИ, лично. На посту руководителя «Мегабанка» я хорошо изучил «Турбоатом». Банк выдавал кредиты, обеспечивал финансовую деятельность завода. Также я давно знаком с Анатолием Бугайцом — многолетним главой «Турбоатома»… Как узнал уже после своего назначения, именно Анатолий Бугаец порекомендовал Валентине Семенюк мою кандидатуру на пост гендиректора.

– Ваше назначение вызвало противодействие со стороны миноритарных акционеров, связанных с Константином Григоришиным. Против выступил прежний и.о. гендиректора Евгений Белинский, на чье место вас назначили. Согласившись на предложение Семенюк, вы понимали, какой клубок интересов затронете?

– На обдумывание предложения у меня было 2 дня — достаточное время. Я понял, что однозначного, бесконфликтного решения, которое может учесть мнения всех акционеров и заинтересованных лиц, нет. В то же время финансово-экономические показатели «Турбоатома» ухудшались.

Я принял решение и предложил Евгению Белинскому работать одной командой. Евгений Сергеевич написал на мое имя заявление на увольнение с поста и.о. генерального директора, и был назначен заместителем по экономическим вопросам. Представьте, насколько морально сложно ему было принять такое решение. Не уверен, что он окончательно смирился с этим, и, очевидно, его сомнениями воспользовалась третья сторона — миноритарные акционеры. Результат — серия рейдерских атак, череда судебных исков. Так кадровый кризис на «Турбоатоме» приобрел признаки корпоративного конфликта.

– По вашим словам, Белинский действует заодно с миноритарными акционерами, которых связывают с Григоришиным?

– Атака на «Турбоатом» молодчиков подозрительной внешности заставляет думать, что за ней стоял Евгений Сергеевич. После того, как мы выдворили «спортсменов», я спрашивал у представителей Белинского: как можно допускать такие вещи на государственном предприятии? Мне заявили: «Это не госпредприятие, у государства здесь всего 75%». Я так понял, уже тогда был разработан план манипуляции правами миноритарных акционеров для того, чтобы раскачать ситуацию на заводе, выйти за рамки закона и, прикрываясь решениями приватизированных судов, захватить руководящие посты.

– На стороне миноритариев выступают только суды?

– Министерство промышленной политики, которым руководит Анатолий Головко, также открыто выступает на стороне миноритариев. Это неудивительно, ведь до того, как стать министром, Головко был одним из топ-менеджеров у Константина Григоришина.

– И в чем же выражается поддержка Минпромполитики?

– В деятельности наблюдательного совета «Турбоатома». Согласно уставу предприятия, акционеры получают представительство в набсовете пропорционально доле акций в уставном фонде. Из шести членов совета четыре представляют ФГИ, один человек от Григоришина, еще один — представляет трудовой коллектив «Турбоатома». По ситуации, которая сложилась к середине 2007 года, только два человека представляли ФГИ, остальные четверо — люди акционера, у которого менее 15% акций. В связи с этим ФГИ принял решение изменить распределение сил, после того, как четверка предприняла две попытки отдельно собраться и принять решения под видом полного набсовета. В результате с 9 июля в набсовете находятся четыре человека по квоте ФГИ.

– Но известно, что 12 июля набсовет уволил вас?

– Это уже освобожденные члены набсовета вместе с представителями миноритариев назначили нового и.о. генерального директора — Виталия Ивахно — и освободили меня от этой должности.

– Кто такой Ивахно?

– Виталий Ивахно уже около месяца в Харькове. До этого работал в Запорожье, на трансформаторном заводе, который является собственностью Григоришина.

– Вы разговаривали с Константином Григоришиным по поводу ситуации на «Турбоатоме»?

– Конечно. У нас с Константином Ивановичем нормальный, спокойный деловой контакт. Уверен, что возможности сотрудничества с ним у нас далеко не исчерпаны.

– С чем же связан конфликт?

– Думаю, это дефект исполнителя. У Константина Ивановича обширный бизнес, и «Турбоатом» только часть его… Ситуацию курируют исполнители, у которых превалируют личные амбиции. Основа для сотрудничества — около 10% заказов «Турбоатома», которые контролирует Григоришин. Уверен, что этот показатель легко изменить.

– В какую сторону?

– Конечно же, в сторону увеличения. Это выгодно «Турбоатому», выгодно и Григоришину.

– Долго планируете руководить «Турбоатомом»?

– Буду работать, для этого с собой я привел команду, которую собрал на различных предприятиях.

– То есть прежнее руководство уволено?

– Осталась инженерная служба — кадровые, опытные турбостроители. Здесь по-другому быть не может.

– Когда «Турбоатом» будет приватизирован?

– Я считаю, что такие стратегические объекты как «Турбоатом» должны оставаться в собственности государства. Как банкир скажу, что инвестиционный рынок сейчас очень живой. Мы ведем переговоры с Мировым банком, и нам предоставят кредит на выгодных условиях — процентная ставка меньше 10%, длительный срок.

– На какую сумму?

– До 20 миллионов долларов. Проблема в том, чтобы освоить эти кредиты: соотнести возможности развития завода с необходимостью погашать займы. Нет проблемы получить кредит. Задача — завоевать заказы.