Закон о референдуме предоставляет украинцам право на восстание

  • Всеволод Речицкий

    член Конституционной ассамблеи

Эксперт-конституционалист Всеволод Речицкий считает, что действующий закон о референдуме является умеренным законом о праве на восстание, которое предусмотрено во многих конституциях развитых стран
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Представитель харьковской правозащитной группы, член Конституционной ассамблеи Всеволод Речицкий на круглом столе "Общественный диалог. Усовершенствование правового регулирования института референдума в Украине" высказал интересные мысли о кризисе парламентаризма, праве народа на восстание и о том, что государство в Украине не является народным. Delo.UA решило поделиться этим мнением с читателями в День Конституции.

Конституционная и политическая теории утверждают, что после 1789 года (Великая французская революция) настоящей угрозой для народа является не абсолютизм королей, а абсолютизм парламентов (парламентский тоталитаризм). Об этом есть замечательная книга Бертрана де Жувенеля. Очевидно, что парламенты могут быть не менее угрожающими, чем президенты, премьер-министры, канцлеры и судебные органы.

Более того, политическая теория утверждает, а практика подтверждает, что с расширением народного представительства (когда парламенты становятся всенародными, национальными) у парламентского большинства возникает соблазн превратиться в диктатора и всем навязывать свою "коллективную" волю. В странах посттоталитарного типа практически нет ограничений для парламентов: им разрешают принимать законы абсолютно по всем вопросам, что не является оправданным и политически логичным. О неправильности и даже порочности такой ситуации хорошо знают в старых демократиях, но молодые демократии к этому еще не пришли.

Парламент в Украине, по моему мнению, не менее болен, чем другие ветви власти. В частности, сравнительно недавно возникла такая ситуация, когда примерно 80 депутатов, реально находившихся в сессионном зале, определяли языковую политику для 45 млн украинцев. Мне кажется, что только глубоко больной парламент может такое делать и оправдывать. Собственно говоря, возникает простой вопрос, является ли Верховная Рада в подобном состоянии парламентом?

Право на восстание предусмотрено мировыми конституциями

И вот когда народ полностью разочаровался во власти как таковой, у людей остается право на восстание. Это право означает, что народ может перевернуть все "вверх дном", установить другой порядок, выбрать новую (лучшую) власть и начать все с чистого листа. И это конституционная норма! То есть, настоящая конституция охраняет права народа и гражданского общества так, что разрешает полную отмену больного правопорядка с целью замены его "хаосом народного восстания".

Закон о референдуме, который сейчас все так критикуют, — это украинский умеренный аналог западного права народа на демократическое восстание. Такое право предусмотрено во многих писаных и неписаных конституциях (Великобритания, ФРГ, Литва, США, Греция, Чехия, Эстония).

Я считаю, что закон о референдуме, принятый в конце 2012 года, является приглушенным, умеренным аналогом западных конституционных норм о праве народа на восстание.

Хотел бы обратить внимание на то, что Конституция Украины 1996 г. состоит не только из раздела о порядке ее изменения, но в ней также есть статья 5, которая содержит в себе презумпцию узурпации (насильственного захвата) народной власти как Украинским государством в целом, так и его отдельными органами. Это означает, что наша Конституция признает возможность узурпации власти народа парламентом, судебной или исполнительной ветвями власти. При этом ст. 5 Конституции не имеет никакого законодательного продолжения, т.е. непонятно, что делать украинскому народу, если эта узурпация все же произошла. Например, народный суверенитет узурпировал госаппарат, или только парламент, или только президент. В Основном Законе написано, что этого нельзя делать, а что же дальше? Я думаю, что закон о референдуме можно толковать как продолжение пятой статьи Конституции.

Другое дело, когда мы говорим о качестве закона о референдуме. Очевидно, что он до смешного либеральный. У меня возникает вопрос: если закон о референдуме угрожает парламенту, то зачем тогда Верховная Рада его принимала?

Украинское государство — не народное?

Кроме того, современная политическая теория утверждает (см. знаменитую книгу Д.Коена и Э.Арато "Гражданское общество и политическая теория"), что гражданское общество и государство все-таки в большей степени антагонисты, нежели партнеры. Ведь как может быть партнером гражданского общества Украинское государство, если бюджетная вилка зарплат в Украине — 1:40 или даже 1:60, в то время как в Европе бюджетная вилка — 1:4, а в США — 1:5. Я считаю, что такое государство априори не является подлинно народным. Это эгоистическая корпоративная институция, которая живет в свое удовольствие за счет налогов с бедного (80% населения Украины, по данным ООН, — бедняки) населения.

Конечно закон о референдуме действительно плохой с точки зрения содержащихся в нем процедурных, технико-юридических моментов. Очевидно, что это не совсем "настоящий" закон о референдуме. Но я считаю, что этот закон был принят не только для усиления власти народа, но, прежде всего, для усиления исполнительной ветви власти, чтобы она могла эффективно противостоять в случае необходимости власти законодательной. По этому поводу хотел бы привести хорошо известный пример Франции, где президент может распустить парламент "просто так", то есть, для этого не существует конституционно фиксированных оснований. Например, французский президент считает, что Национальное Собрание Франции зашло в тупик, а потому он имеет право принять решение о роспуске парламента по соображениям "политической целесообразности".

Мы очень увлеклись в Украине черно-белым восприятием политической реальности, а она намного сложнее...