16 декабря 2015 в 17:47

Мы создаем все более зрелые продукты — сооснователь Paymentwall Владимир Ковалев

Владимир Ковалев, сооснователь и технический директор глобальной платформы по приему онлайн-платежей Paymentwall, о
развитии IT-рынка и важности упрощения ведения бизнеса в Украине

Мы создаем все более зрелые продукты — сооснователь Paymentwall Владимир Ковалев

Расскажите, как студент КПИ и молодой разработчик превратился в предпринимателя, сооснователя крупной компании?

Наша история сотрудничества с сооснователем Paymentwall Онором Гандеем началась более 11 лет назад. Когда я еще учился в КПИ, мы познакомились с ним онлайн. Онор разместил объявление на сайт с фриланс-проектами. Я откликнулся, и мы начали работать над прототипом e-commerce платформы, где различные продавцы могли создавать магазины и выставлять свои товары. Впоследствии мы развили ее в бизнес, открыли офис в Киеве, где появились первые сотрудники.

Помимо этого, был ряд проектов, которые мы также запускали вместе. Мы запустили социальную сеть для нескольких рынков под разными брендами. Этот проект был представлен в Турции под брендом Zurna.com, ставшей второй по популярности в стране. Также мы создали бизнес-инкубатор Outcubator. К нам приходили люди с идеями, мы их консультировали, помогали с технической частью и дальнейшим развитием проекта. Через этот инкубатор прошло несколько успешных стартапов, в основном из США. Среди них Rofo.com — сервис поиска коммерческой недвижимости, через который мы нашли свой первый офис Paymentwall. AdPerk.com — система поощрения пользователей, которые смотрят рекламу. После этого у нас родилась идея запуска проекта по монетизации. Сначала был проект в сфере CPA-рекламы (Call Per Action — плата за действие пользователя). Тогда мы поняли, что рынок платежей гораздо шире, и создали Paymentwall — платформу по приему онлайн-платежей, с помощью которой пользователи имеют возможность совершать покупки, используя более 140 платежных метода со всего мира.

Расскажите подробнее, как вы из разработчика стали предпринимателем?

У меня был опыт работы в веб–студии. Потом я решил для себя попробовать, что такое фриланс. Тогда мы и начали совместно с Онором работать над проектом. Я понимал, что с одной стороны — это риски, когда ты не просто получаешь зарплату за работу, а отвечаешь за конечный результат проекта. От тебя зависит, будет он работать или нет. Понял риски, связанные с наймом людей, их мотивацией, ростом, контролем за выполнением задач. Понял, что мне такая модель нравится больше. Я понимаю, зачем я что-то делаю, у меня есть поле для принятия решений и ответственность за результат.

До Paymentwall у вас были и неудачи. Как вы переживали эти моменты?

С каждым проектом приходил новый опыт, и мы всегда старались анализировать и учиться на ошибках. Мы поняли: чтобы проект был успешным, желательно его вывести на глобальный рынок. Не стоит сосредотачиваться на каком-то одном. Мы это особенно четко ощутили на опыте социальной сети в Турции, которая была заточена в основном на локальный рынок. В какой-то момент суд постановил, что соцсеть нужно закрыть, потому что какой-то пользовательский контент судья посчитал недопустимым. Только присутствие на глобальном рынке может стать лекарством от подобных ситуаций.

С этой идеей вы пришли к Paymentwall.

Да. На своих примерах мы видели, что у нас возникает необходимость монетизации пользователей. В нашей соцсети мы придумывали модели монетизировать, вводя различные VIP-статусы, виртуальные товары и т.д. И у нас возник вопрос, каким образом мы можем получать деньги с пользователей. Для Турции мы интегрировали местных платежных провайдеров. Потом мы заметили, что у нас большое количество турецкоязычных пользователей из Германии, и для них тоже нужно настроить прием платежей. Мы столкнулись с проблемой, что подключать множество локальных платежных методов, управлять ими и собирать средства достаточно сложно.

Из этого у нас родилась идея сервиса по монетизации. Первая версия в себе несла только CPA-рекламу, но мы поняли, что не покроем этим способом нужды всех продавцов. У многих из них есть потребность прямого приема платежей от пользователей, которые находятся в разных странах — еще один аргумент за глобальную платформу для приема платежей.

Какая в итоге сформировалась миссия компании?

Предоставить возможность принимать и осуществлять платежи вне зависимости от платежного инструмента или местоположения пользователя.

В 2004 году вы познакомились с Онором и открыли офис в Киеве, который работает до сих пор. Скажите, менялись ли с годами люди, которые приходили работать к вам в офис?

Несколько первых лет у нас были сложности в наборе сотрудников. Мы позиционировали себя как стартап из Силиконовой долины, и не у всех людей в Киеве тогда было понимание, что это такое. В Украине в середине двухтысячных еще не было стартапов. Были веб-студии, начинали работать первые аутсорсеры, но рынка продуктовых компаний еще не было.

В плане подбора сотрудников, если говорить о человеческих качествах, то мы ориентируемся на людей, которые мыслят глобально, могут работать в мультикультурной среде и взаимодействовать с командами из других офисов. У нас в компании есть программа релокации в другие офисы. Например, есть сотрудники из киевского офиса, которые участвуют в этой программе в других офисах. Соответственно, мы предаем значение тому, насколько человек может работать в глобальном коллективе, самостоятельно решать задачи (от концепции до внедрения), управлять своим временем, дедлайнами и вести проект к релизу.

Сколько человек работает в киевском офисе сейчас и какое он место занимает среди остальных?

В нашем киевском офисе сейчас работает около 40 человек. Сейчас мы как раз расширяем штат — недавно открыли дополнительный этаж — Kiev Development Labs Киевский офис является одним из двух технологических центров нашей компании. Главные задачи здесь — разработка, дизайн, аналитика, проектный менеджмент.

Как с 2004 года менялся IT-рынок Украины и люди на нем?

Со временем у людей появился опыт участия в больших проектах: кто-то приобрел его работая в аутсорсинговых компаниях, кто-то — в стартапах. У людей появилось понимание того, как создается продукт — количество людей с продуктовым опытом на рынке стало расти. Технологии и знания стали доступней. Появились венчурные фонды и акселераторы. Как результат, мы видим появление большего количества продуктовых компаний.

На рынке по-прежнему преобладают аутсорсинговые компании. В них люди тоже работают над новыми продуктами, но зачастую конечный результат от них не зависит. То есть, для создания продукта нужно видение, а в аусторсинге оно обычно формируется заказчиком.

Что сдерживает переход из аутсорсинга в продуктовые компании?

С одной стороны, этот процесс перехода уже происходит: на украинском рынке все больше стартапов. С другой стороны, сдерживающий фактор — легкость ведения бизнеса, регулирование прав собственности. Это влияет на потенциальных создателей бизнеса и на инвесторов.

Не секрет, что многие продуктовые компании регистрируются за рубежом из-за особенностей регулирования в Украине прав собственности, легкости ведения бизнеса и, банально, общей обстановки в стране. Сейчас часто происходят ситуации, когда иностранный инвестор вкладывает в проект и обязательным условием ставит переезд команды в другую страну. Но все же главная проблема — сложности ведения бизнеса в Украине.

У вас 13 офисов в разных странах. Где бизнес вести легче всего?

Можно поставить в пример США. Там есть отлаженный процесс и определенные четкие правила, по которым достаточно легко создать компанию и вести бизнес. Это уже устоявшаяся экосистема. Еще могу отметить Вьетнам, где мы открыли офис полтора года назад. Эта страна сейчас усиленно работает над привлечением инвестиций, развитием экосистемы и упрощением ведения бизнеса.

Украина и Вьетнам имели коммунистическое прошлое (либерализация госуправления Вьетнама началась со второй половины 80-х, хотя в стране по-прежнему однопартийная система — Ред.), при этом там легче вести бизнес компаниям в плане требований и регулирования. Из последнего, что я видел во вьетнамских новостях: ряд министров на заседании правительства заявили, что если в стране не будет инкубаторов — не будет развиваться экосистема стартапов. Премьер-министр провел встречу с представителями стартап-комьюнити, выслушал их пожелания и предоставил рекомендации законодательному органу для проработки правовой базы.

Для Украины, мне кажется, важна даже не работа конкретно со стартап-индустрией, а упрощение ведения бизнеса в целом. Если здесь будут сделаны должные шаги, это будет способствовать не только развитию стартап-экосистемы, но и предпринимательства в принципе.

К вам обращаются за советом начинающие предприниматели? Что их чаще всего интересует?

Часто обращаются стартапы, которые ищут инвестиции, или просто хотят получить фидбэк на свой проект и свою идею.

Такие проекты качественно меняются со временем?

Продуктовые идеи, которые реализуются в Украине, становятся более зрелыми. Мы уже видим проекты, которые заявляют о себе на международном рынке.

Интервью подготовлено в рамках проекта "Украина — миру" при партнерстве компании Nemiroff.

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Украинский финтех-стартап TRData привлек $1,3 млн инвестиций
IT и Телеком 15 декабря 2015 в 11:01

Украинский финтех-стартап TRData привлек $1,3 млн инвестиций

Стартап TRData, предоставляющий аналитическую информацию для трейдеров на развивающихся рынках, привлек $1,3 млн от американских инвесторов

Сбербанк России убрал слово "Россия" из названия своей украинской "дочки"
Банки 15 декабря 2015 в 12:40

Сбербанк России убрал слово "Россия" из названия своей украинской "дочки"

Сбербанк России убрал слово "Россия" из названия своего дочернего финучреждения в Украине