Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Как падение потребления стали в Китае может отразиться на мировых рынках

  • Андрей Тарасенко

    главный аналитик GMK Center

Стальная отрасль – это автобус, в котором 60% пассажиров – китайцы и водитель тоже китаец. Куда он нас всех везет?

Этой осенью все не на шутку испугались ситуации на рынке недвижимости Китая. На фоне новостей об ожидаемом дефолте одного из крупнейших девелоперов страны, продажи жилой недвижимости упали в октябре на 24% г/г, цены обвалились аж на целых 0,25% м/м после падения на 0,08% в сентябре, что случилось в первый раз с 2015 года. Главный показатель строительного рынка, количество начатых проектов, упал на 33% г/г. 

Все это привело к падению видимого потребления стали в сентябре на 25% г/г и на 15% м/м, до 68 млн т, по сравнению с показателем июня в 85,7 млн т. Хотя сравнение с показателями годичной давности не должно вызывать шока, учитывая явно перегретый мерами постковидного стимулирования рынок осенью прошлого года. Но 15% падения потребления за месяц сильно насторожило. Стал ли рынок на паузу или это новая нормальность на фоне мер по снижению кредитной зависимости рынка жилой недвижимости Китая?

По расчетам Kallanish Commodities, реальное потребление стали (с учетом изменения складских запасов) в сентябре упало только на 2,5% м/м. То есть вроде как не все так критично. Такое значительное расхождение в динамике видимого и реального потребления можно пояснить тем, что местные покупатели были уверены в нисходящей ценовой тенденции на рынке проката Китая. Причин этому достаточно. В первую очередь резко падающая в цене руда. Поэтому все решили распродавать склады, а запасы пополнить позже по уже более низкой цене. В условиях высокой волатильности это нормальная тактика – снизить свои риски. То есть когда рынок стабилизируется, можно было ожидать всплеска спроса с целью пополнения запасов.

Период пополнения запасов пришелся как раз на октябрь, когда видимое потребление достигло дна, упав еще на 2,9% к сентябрю. Но вот видимое потребление уже просело значительнее – на 10% м/м. То есть в октябре трейдеры уже пополнили свои запасы на 5,5 млн т после их снижения на 7,1 млн т в сентябре, воспользовавшись периодом резкого падения цен. Дно рынка пришлось на октябрь.

Во время последнего падения потребления стали в КНР в 2014-2015 гг. глобальный рынок очень сильно ощутил это на себе. Теперь иная ситуация. Китай стал оказывать меньшее влияние на мировой рынок. Динамика внутренних цен и цен на глобальном рынке разошлась. Например, экспортные цены на рулон из региона Черного моря с августа по ноябрь упали на 11%, а местные цены в Китае – на 16%. Такая же тенденция и на рынке арматуры: цены в портах Черного моря остались на том же уровне против падения на 9% в Китае.

Дело в том, что Китай декларировал политику «двойного контроля». Это предусматривает, с одной стороны, контроль объемов производства, с другой стороны – контроль объемов энергопотребления. Такая тактика должна решать и вопрос избыточного предложения, и экологические вопросы. Идея состоит в том, чтобы лучшие с точки зрения энергоэффективности заводы продолжали работу, при этом оказывая меньшее влияние на потребление энергии. При такой политике экспорт не является целесообразным, так как ведет к повышению производства и, соответственно, дополнительному потреблению энергии и выбросов. Поэтому Китай применил ряд налоговых мер, что привело к сокращению экспорта. То есть объемы экспорта стальной продукции из Китая будут минимальными, особенно если речь идет о «простой» продукции с низкой добавленной стоимостью. При снижении спроса на рынке будет снижаться и производство. Напротив, предполагается стимулировать импорт полуфабрикатов, что позволит не оказывать излишнего давления на окружающую среду.

На данный момент влияние Китая проявляется в большей степени через цены на сырье. В первую очередь железную руду. С началом сезона контроля объемов производства стали, с июля, цены на ЖРС упали на 53%. С середины ноября, когда цены на железорудную мелочь из Австралии достигали $84, наметилась легкая коррекция. Действительно, учитывая стоимость фрахта на уровне $50 из Черного моря в Китай, маловероятно снижение цен ниже уровня $80.  

А вот влияние Китая на рынок коксующегося угля этой осенью оказалось незначительным. Именно на период торможения производства стали в Китае, читай – спроса на сырье в мире, пришелся период беспрецедентного роста цен на коксующийся уголь, который и на сегодня остается близко от своих максимумов. То есть здесь ключевую роль играет привязка цен на коксующийся уголь к ценам на уголь энергетический, а соответственно, и к ценам на газ. Как только пройдет пик холодного сезона и спадет составляющая «ожиданий», цены на газ и на уголь пойдут вниз. А вместе с ними и цены на сталь, так как уголь составляет на сегодня до 50% от переменных расходов на производство стали. Но Китай тут уже ни при чем. 

Но, с другой стороны, Steel Logistic Professional Committee в своих ежемесячных публикациях отмечает, что одной из причин сокращения спроса на сталь осенью стал именно фактор «двойного контроля». Снижение объемов производства углеродоемких товаров, не только стали, привело к снижению объемов выпуска в ряде отраслей, что по цепочке повлекло за собой снижение спроса в других отраслях, в строительстве и производстве. 

По итогам 10 месяцев объем производства и потребления стали в Китае снизился на 0,7% и 3,6% соответственно. Китайская ассоциация производителей чугуна и стали отмечает, что производство стали в стране в первой декаде ноября упало всего на 3,7% по сравнению с концовкой октября. То есть при сохранении таких темпов задача может быть слишком перевыполнена. Для обеспечения снижения потребления стали в пределах 1% нужно уже наращивать спрос на рынке. Поэтому участники рынка считают, что меры «двойного контроля» могут постепенно ослабиться. Рынок стали может получить большую поддержку правительства за счет инфраструктурных инвестиций уже после сезона праздников в феврале, когда традиционно начинается «высокий» сезон.

Местные игроки ожидают, что уже в ближайшее время заводы смогут нарастить объемы производства до уровня прошлого года. Исключение могут составлять только северные провинции, в т.ч. Хейбей, куда входит Пекин, где в начале февраля пройдут Зимние Олимпийские игры. Заводы Хейбея до конца зимы сохранят загрузку не выше 70% прошлогоднего уровня. На этом фоне постепенно начала расти в цене железная руда. 

Fitch ожидает, что в 2022 году рост инвестиций в основные средства в секторе инфраструктуры поддержит спрос на сталь в условиях слабого рынка недвижимости. То есть политика стероидов для поддержания спроса на сталь продолжится. Рейтинговое агентство ожидает, что в этом году и в следующем потребление стали в Китае составит около 1 млрд т, то есть примерно на уровне 2020 года, как партия сказала. 

Аналогичные прогнозы приводит и Kallanish Commodities. Об этом же говорит и президент China Metallurgical Industry Planning and Research Institute – «спрос в Китае выйдет на плато, очень длинное плато». Причем убедительно так говорит. Однако цифры пока говорят о том, что для достижения указанного уровня в ноябре и декабре потребление должно показать резкий рост и вернуться к уровням июля-августа – до 80 млн т. Все-таки это маловероятно, учитывая, что цены на рынке Китая продолжали снижаться вплоть до середины ноября, когда заводы продают продукцию, которая будет поставлена только в следующем году. 

Что касается реформам на рынке недвижимости Китая, то здесь маловероятно, что партия будет спешить. Например, речь может идти о введении налога на недвижимость, чтобы охладить рынок. Недвижимость является главным объектом инвестиций богатых китайцев, в т.ч. партийного руководства. То есть данный вопрос крайне чувствителен не только для финансового сектора или экономики, но и для каждого конкретного чиновника, который заинтересован сохранить стоимость своих инвестиций. Поэтому рынок недвижимости может получать финансовую поддержку и в будущем. 

Так куда же нас везет китайский водитель? На самом деле он и сам не знает. Куда партия прикажет – туда и повезет. Сами же китайцы говорят, что они тут вообще ни при чем. Может, врут, не знаю. Всех остальных вроде как тоже все устраивает. Главное, что всем по пути. Но пассажиры вместо того, чтобы расслабиться и любоваться через окно приходящей зимой, продолжают драться за то, чтобы отсесть подальше друг от друга, спорят о том, кто больше портит воздух, жалуются на дороговизну проезда. Но это уже другая история.

Андрей Тарасенко, главный аналитик GMK Center