Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Реформа финансового сектора — как не сбиться с курса?

  • Наталья Самойлова

    партнер компании Deloitte, лидер группы "Банки и другие финансовые учреждения"

Наталья Самойлова, партнер компании Deloitte, лидер группы "Банки и другие финансовые учреждения", о том, как стабилизировать ситуацию в финансовом секторе

На мой взгляд, комплексная реформа финансового сектора назрела давно и является необходимой составляющей будущих реформ наряду с реформой госуправления и дерегуляцией бизнес-среды.

Во всем мире финансовый сектор — это посредник между другими секторами. Через него перераспределяются денежные потоки, при этом сам по себе он существовать не может и не должен. В чистом виде он не создает ни валового продукта, ни добавочной стоимости, лишь позволяет это делать другим секторам. Во всех без исключения ситуациях, когда финансовый сектор вдруг заявлял о собственной независимости — мол, я вещь в себе, всех снабжаю деньгами, и только я один есть истинным мерилом ценностей — это заканчивалось мыльными пузырями и кризисами.

В Украине финансовый сектор перестал выполнять функцию эффективного посредника, став центром дестабилизации, в котором пропадают оборотные капиталы бизнеса и сбережения населения.

Прежде чем комментировать текст коалиционного соглашения в этой части, необходимо проанализировать шаги, которые позволят построить здоровую и стабильную финансовую систему, восстановить ее ключевую функцию.

Ключевой задачей для нового правительства является стабилизация ситуации в финансовом секторе. Для этого:

• Нужны законы, ориентированные на упреждение использования возможностей финансового сектора в спекулятивных целях. Этот термин очень широко применим в странах Запада, где рыночные спекуляции и манипуляции рынком приравниваются к уголовным преступлениям и караются подобающим образом, невзирая на политические и бизнес связи. Кто бы не хотел, чтобы так было и в Украине?

• Обязательная составляющая стабилизации — ориентация на так называемые макропруденциальные задачи. Это означает, что страна и ее власти должны руководствоваться макроэкономическими показателями, а не показателями выживаемости отдельных субъектов хозяйствования. Мы до сих пор не знаем, что делать с банками, спасенными за счет средств налогоплательщиков в 2008-2009 годах, а ведь их спасение не привело к достижению макроэкономической стабильности.

• Наконец, стабильность — это результат равноправия сторон. Ситуация, при которой права одной стороны могут в любой момент быть нарушены другой стороной — патовая. Не могут банки в одностороннем порядке менять условия депозитных или кредитных договоров, но и потребители финансовых услуг тоже не могут ставить банк в тупик заявлениями о досрочном снятии депозита.

Вторая задача — это повышение эффективности системы регулирования финансового сектора. Курс на ее выполнение понятен — мы обязаны в течение пяти следующих лет внедрить в национальном законодательстве все Директивы ЕС. Это станет мощнейшим стимулом для консолидации, укрупнения финансовых учреждений в нашей стране — но только экономическими мерами, а не простой декларацией, дескать, не нужны Украине почти половина ее банков, и они должны умереть.

Третья задача — решение вопросов вспомогательных услуг на финансовом рынке. Мы слишком привыкли отождествлять финансовый рынок и рынок финансовых услуг, а ведь это совершенно не так. Ведь коллекторы не предоставляют непосредственно финансовых услуг, как и бюро кредитных историй. Но игнорировать их существование — нельзя, без них финансовый рынок не будет полноценным.

Наконец архизадача финансового сектора — полноценное выполнение функции финансового посредника. Прежде всего, это помощь реальному сектору в привлечении инвестиций. Откуда? Традиционно в Украине поставщиком финансового ресурса было население. Причем это был добровольный ресурс — депозиты, личные накопления. На что можно рассчитывать в будущем? Если идти по пути Европы, то, скорее всего, это должны быть обезличенные накопления — пенсионные и инвестиционные. А для этого мы, наконец, должны сами себе ответить на вопрос — мы будем завершать пенсионную реформу и создавать накопительные уровни, или так и остановимся на полпути?

Практически все эти пункты попали в окончательный текст коалиционного соглашения. С формальной точки зрения. Но англичане не зря говорят, что дьявол кроется в деталях.

Раздел об эффективном надзоре пестрит мелкокалиберными задачами, преимущественно микропруденциальной направленности. За ними часто не видно главного — зачем все это делать? Ведь раздела о стабилизации финансового сектора и его параметров попросту нет.

Как нет и раздела о сопутствующей деятельности. Вместо него имеем раздел о развитии инфраструктуры. Безусловно, инфраструктура важна, но ее невозможно насадить. Ее развитие — результат спроса. Сформируйте спрос, и он заставит финансовый сектор развить инфраструктуру, кто бы и что бы ни записал в коалиционное или иное соглашение.

Архизадачу возобновления выполнения функции финансового посредника в тексте соглашения заменили разделом об инвестициях в надежные инструменты. Конечно, это важная тема, но насколько она решит вопрос самой сути взаимодействия финансового сектора с реальным? Или мы пошли курсом замыкания финансового сектора на самом себе?

Не все в обновленном тексте коалиционного соглашения плохо. Более того, по сравнению с предыдущей версией налицо явный прогресс. Вот только этого недостаточно для комплексного построения сильной финансовой системы. Очень хотелось увидеть действительно фундаментальные вещи, масштабные задачи, правильные, пусть и непопулярные, решения. Уверен, что еще есть время и возможность взять верный курс и наполнить этот важнейший раздел реформ существенным содержанием.