19 октября 2015 в 10:43

Новые слова

Мой практически 10-летний опыт работы в "Деле" совпал со становлением сельского хозяйства как ключевой отрасли экономики Украины. В середине 2000-х скорее тяжелая промышленность и металлургия рассматривалась как "кормильцы" Украины и "лицо" страны на внешних рынках. Россия воспринималась как главный и надежный торговый партнер (хотя первые "звоночки" в виде украинско-российской мясо-молочной войны появились уже тогда), а Европа все так же манила огромным и перспективным, но недоступным рынком

Середина 2000-х — время становления нынешних крупнейших аграрных холдингов, начало длительного и не всегда простого процесса структуризации бизнеса, первые неуверенные шаги компаний в сторону прозрачного ведения бизнеса, привлечения внешних экспертов, а также европейских подходов к формированию бизнес-моделей.

Я, в унисон многим аграрным компаниям, изучала непонятные, но такие модные и манящие на то время термины, как IPO, private placement, LPN (еврооблигации), хеджирование рисков и многое другое. Бизнес развивался с большой скоростью. Стало просто неприличным не заявлять о планах выхода на внешние биржи и о формировании огромного земельного банка.

И вот пришел 2008 год. В обиход журналистов, как и агросектора, вошли совсем другие термины — "реструктуризация кредитной задолженности", "оптимизация расходов", "риск-менеджмент" и т.д. Бизнес учился жить в условиях неопределенности, когда не было до конца ясно, что ждет его через месяц. Бизнес также перешел от долгосрочного и краткосрочному бизнес-планированию.

2010-2013 годы прошли под лозунгом "стабильности". Полноценное кредитование отсутствовало, внешние инвесторы не приходили, внешнеэкономические перспективы также были непонятны. Было чувство что вот-вот что-то произойдет, как затишье перед бурей. Только ленивый не обсуждал, что же лучше для Украины — ТС или ЕС. Аграрный бизнес продолжал развиваться, ведь политики меняются, а кушать, как говорится, хочется всегда. На слуху появились новые модные термины: "корпоративная социальная ответственность" (КСО), "sustainable development", "стейкхолдеры" и "вовлеченность персонала".

Революция и военные события на Донбассе стали очередным испытанием как для сектора, так и для страны в целом. Потеря активов в Крыму и на Донбассе, резкая девальвация и финансовая нестабильность поставили многие компании на грань выживания. Остается надеяться, что вскоре отрасль, страна и каждый из нас сможем почувствовать, что означают термины "эффективные реформы", "борьба с коррупцией" и "дерегуляция бизнеса".

по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Революция в головах
Мнения 19 октября 2015 в 10:05

Революция в головах

Так уж случилось, что мои годы работы в Delo.UA попали на период, когда бизнесом в стране занимались меньше всего. Ну, то есть занимались, конечно, но тектонические сдвиги в госполитике и обществе, произошедшие зимой 2013-2014 годов и последующие события — оккупация Крыма, война на востоке — отодвинули процесс зарабатывания денег в чистом виде на второй план

Сеанс мазохізму
Мнения 19 октября 2015 в 10:20

Сеанс мазохізму

Це якийсь сеанс мазохізму — писати про економіку середини 2000-х років…