26 января 2007 в 17:22

Собственник cети цирков Николай Кобзов: Сначала я купил автобус и медведей

Николай Кобзов построил самую большую сеть цирков-шапито в Украине. Кобзов начинал карьеру простым артистом цирка. Но конфликт с работодателем вынудил его оставить работу и построить собственный цирк. Сейчас Николай владеет сетью цирков — шесть из них раб

– Николай, вы из артистической семьи?

– Да, у нас целая династия, мой папа — директор одного из цирков, сестра — бывшая дрессировщица экзотических животных, а сейчас — директор цирка, ее муж — дрессировщик медведей. Но самое интересное то, что династия началась именно с меня. Когда я уже начал работать артистом цирка, отец еще был председателем кооператива в Никополе.

– Как он сначала отреагировал на ваше увлечение?

– Мне было 15 лет, когда он меня впервые отпустил из дому. Тогда я ему говорил, если не отпустишь — сбегу. Отец дал денег на обратную дорогу и сказал: «Как только станет плохо — звони, пиши и возвращайся назад». Так я уехал в Луцк, поскольку там в то время гастролировал Северо-Осетинский цирк. Им срочно понадобился артист, поскольку их артиста призвали в армию. И я попался под руку. Я был соло-жонглером и именно с этого жанра начал. Позже работал в акробатике, клоунаде, дрессировал медведей.

– Вам было страшно? Сразу с поезда — на арену.

Я очень волновался. Но еще больше волновался спустя три месяца, когда возвращался домой. Я вез огромное количество подарков, купленных на Западной Украине, а также 600 рублей, что по тем временам было очень немало.

– И все же со временем вы решили заняться бизнесом. Что стало причиной такого решения?

В то время я уже работал в Киевском цирке, и денег постоянно не хватало — отцу приходилось мне помогать. Позже, когда у меня закончился контракт с цирком, я решил внять просьбам отца и помочь ему. Скажу сразу: первый опыт предпринимательства был не совсем удачным. Часть из того, что привез — губные помады, джинсы — я решил продать на рынке. Там ко мне подошли какие-то люди, показали «корочку» и все это отняли. Потом были мандарины… Целый месяц обрывал и грузил эти фрукты. При этом заработал 250 кг. Именно так со мной рассчитались. Я приехал и продал их в Украине. После первой удачной поездки я некоторое время занимался именно этим.

Николай вспоминает, что однажды, продавая мандарины, к нему подошла одна из артисток цирка — Майя Кирсанова… В результате через три дня он вновь уехал с турне. Этот поступок он объясняет просто: «Только в цирке я был по-настоящему счастлив». Сначала Кобзов работал артистом, потом — администратором, но этого ему показалось мало. «Когда я начинал предлагать что-то большее, это оказывалось дирекции ненужным».

– Как пришла мысль работать самостоятельно?

Однажды мы с коллективом поехали работать в один цирк-шапито. Его владельцы предоставили нам только шатер, а мы им — аппаратуру и артистов. По истечении срока выплаты они не вернули деньги, о которых мы договаривались. И мне нечем было рассчитаться с артистами. Я потом в течение трех месяцев работал, ведь я обещал им деньги! Этот случай меня так разозлил, что я решил работать независимо от своей дирекции.

– По уши в долгах вы решили начинать свое дело?

– Действительно, когда я заявил, что бросаю пить и курить, пока не построю свой цирк, мои друзья только грустно улыбнулись.

– И как все начиналось?

– Первый цирк я взял в аренду. Купил автобус, медведей и аппаратуру. Это был просто ужасный цирк! Мы с ним отъездили в двух городах, а потом — подул легкий ветерок и разорвал шатер на мелкие клочья! Но я целенаправленно шел к этой цели, и уже через год смог собрать деньги и построить свой шатер.

– И где вы взяли на это деньги?

– Я начал звонить всем, кто меня знал, и одалживать по $500, по $1000, по $200. Таким образом, к 1999 году я собрал $25 тыс. и начал строить свой цирк. Всего он мне обошелся в $35 тыс. без техники и прочего — только шатер и манеж.

– Сколько человек тогда работало с вами?

– Это была команда из 18 человек, которая состояла из моих родственников, кумовей — из преданных мне людей.

– Вы построили свой цирк. Но позже вам зачем-то понадобился еще один, а потом их число увеличилось до двенадцати.

– Мы работали, купили технику, свет, цирковой реквизит. Я начал работать над культурой обслуживания в цирке. Со временем мы стали очень успешным цирком. Все мои знакомые, друзья начали проситься ко мне на работу. Штат в итоге стал настолько переполненным, что мне пришлось содержать две программы. Я вынужден был построить второй цирк.


Бизнесмен вспоминает, что первый его цирк получил название «Триумф». «Это название появилось в память о девяти долгих голодных месяцах, на протяжении которых команда людей шла к своей цели», — говорит Кобзов. Потом появились цирки «Кураж», «Арена», «Алле». Разные названия, программы, качество обслуживания привели к тому, что цирки начали путать. «Поэтому было принято решение выступать под единым брендом», — заключает Николай.

– Уже пять лет существует торговая марка «Цирк Кобзов». Что изменилось за это время?

– Сейчас для нас не деньги стоят на первом плане. Нам важно признание цирка как искусства. Например, в Монако после каждого циркового номера принц и принцесса встают и стоя аплодируют, и весь зал стоя аплодирует. Я каждый год езжу на международный фестиваль циркового искусства в Монте-Карло и вижу, как там его ценят! Но если в Украине «верхи» до сих пор слово «цирк» употребляют только в негативном контексте, о чем можно говорить?

– Если говорить о вашем проекте, благодаря чему он стал успешным?

– Я сюда приезжаю рано утром, уезжаю поздно вечером, и очень многим занимаюсь сам. Кроме того, я честен в отношениях с людьми. Если у кого-то что-то не получается — я ему говорю в лицо, если мне нравится то, что он делает — я ему говорю об этом. Все деньги, которые мы зарабатываем, вкладываем в развитие. На сегодняшний день у нас уже шесть цирков работают в России.

– И все же, насколько цирк выгодный бизнес?

– Сложный вопрос. На развитие нам хватает, но сказать, что цирк дает хорошую прибыль, нельзя. Поразительно, но хорошую прибыль дают наши цирки, которые находятся в России. Там это искусство ценили всегда — и правительство, и зрители.

Кобзов заверяет, что у него нет денег на машину, хотя на благотворительном аукционе Лилии Подкопаевой он позволяет себе приобрести майку Андрея Шевченко за 4 тыс. грн., а перчатки Виталия Кличко — за 6 тыс.

Самый известный бизнесмен-циркач создает впечатление очень яркого и энергичного человека. Благодаря своим качествам он собрал вокруг себя команду единомышленников и полностью им доверяет.

– Как строятся ваши взаимоотношения с людьми? Часто ли требования бизнеса идут вразрез с вашими желаниями?

– В искусстве все построено на отношениях. Часто ты понимаешь, что человек хороший. Но хороший человек — это не профессия. Очень сложно увольнять человека, когда все твои чувства противятся этому. Как правило, я всегда даю второй, третий и даже четвертый шанс. Или же стараюсь найти для этого человека другую, более соответствующую работу.

– Многие считают, что в одном бизнесе родственникам работать сложно. А вы как считаете?

– Сложно, но не в моей ситуации. В любой семье должен быть один лидер, тогда семья объединяется вокруг него. В нашей семье лидером стал я, и никто это не оспаривает.

– И все же вы — артист. Скажите, бизнес не убивает в вас творческую личность?

– Артисты меня называют бизнесменом, а бизнесмены — артистом. А я, как эквилибрист, балансирую между одним и другим. Я успел поработать на всех работах — дрессировщиком, акробатом, жонглером. Мне было необходимо чувствовать незаменимость. И было неважно, платят мне за это или нет.

– Цирк и бизнес не помешал вам создать семью?

– Считаю, что для того чтобы построить отношения, достаточно только того, чтобы мужчина любил женщину. У нас с женой была именно такая ситуация. С Мариной (жена Кобзова. — «ДЕЛО») я познакомился 12 лет назад. Когда мы познакомились, я не был обеспеченным человеком. Когда жена рожала ребенка, у нас в доме не было даже копейки. Я запаниковал, но она подошла ко мне и сказала: «Коля, не переживай. Я точно знаю — с тобой не пропаду!» Поверьте, такие слова способны заставить мужчину свернуть горы.

– Сейчас ваша супруга работает в цирке?

– Она была артисткой, как и я, и всегда хорошо пела. Ей сложно было сидеть дома и не работать! Поэтому сейчас она — певица Марина DIA. Недавно мы отсняли новый клип на песню «Пела-горела», и скоро он выйдет на телеэкраны

– О чем сейчас вы мечтаете?

– Я хочу сделать огромный цирк, в который люди будут заходить, как в сказку! За границей аналог такого цирка стоит порядка $4 млн. евро. У нас есть свой, наработанный многолетней практикой опыт создания цирков-шапито. Сейчас я приступил к разработке этого проекта.


Николай Кобзов родился 25 октября 1973 г. в с. Пилипы-Боровские, Томашпольского р-на Винницкой обл.

1974 г. — вместе с родителями переехал в г. Никополь Днепропетровской области.

До 1989 г. занимался в цирковой студии.

1989 г. — оформился на работу в качестве артиста цирка в Североосетинскую филармонию.

1991 г. — перевелся в Дирекцию передвижных цирковых коллективов Украины.

1993-1997 гг. — учился в Донецком экономическом университете.

1997 г. — был назначен на должность главного администратора цирка.

1999 г. — организовал свой коллектив и выехал на гастроли.

2002 г. — организована ассоциация «Цирковой Союз Кобзова», президентом которой стал Николай Кобзов.

Женат, воспитывает двоих дочерей.

раздел:

По теме:

Министр юстиции Лавринович не знает законов
Мнения 24 января 2007 в 15:24

Министр юстиции Лавринович не знает законов

Позиция Министра юстиции Александра Лавриновича относительно отсутствия преград для предания огласке закона “О Кабинете Министров Украины” противоречит действующему законодательству Украины. Об этом заявил руководитель юридического управления “Нашей Украи

Морозу разъяснили, где венчание, а где брак
Мнения 24 января 2007 в 15:39

Морозу разъяснили, где венчание, а где брак

Представитель Президента Украины в Конституционном Суде Владимир Шаповал заявляет, что председатель Верховной Рады Украины Александр Мороз, если решит своей подписью ввести в действие закон о Кабмине, должен поставить под ним свою подпись во второй раз.