Бизнес 20 декабря 2018 в 9:17

Совет директоров и время. Израильский эксперт о том, как развивать стартапы в Украине

Старший партнер международной юридической фирмы Pearl Cohen, которая специализируется на консалтинге технологических стартапов, Анна Моше, рассказала о подводных камнях законодательства, с которыми сталкиваются стартаперы во всем мире

Совет директоров и время. Израильский эксперт о том, как развивать стартапы в Украине Совет директоров и время. Израильский эксперт о том, как развивать стартапы в Украине

Pearl Cohen — международная юридическая фирма с офисами в США, Израиле и Великобритании, которая консультирует технологические инновационные компании — в числе их клиентов небольшие стартапы на ранней стадии, крупные компании из списка Fortune 500, инвесторы и государственные институции. Фирма представляет интересы клиентов в сфере интеллектуальной собственности, коммерческого права и в судебных разбирательствах.

Старший партнер Pearl Cohen, адвокат Анна Моше, посетила Киев по приглашению Ukrainian Israeli Innovation Summit и рассказала об особенностях юридического сопровождения стартапов и перспективах украинской стартап-индустирии специально для delo.ua

Анна, что обязательно необходимо для развития стартапов в стране?

Стартапы могут развиваться только в правильной экосистеме. Она, в свою очередь, складывается из нескольких составляющих. Первое — это университеты и образовательные центры. Второе — государственная поддержка. В Израиле есть государственная структура — Инновационный орган, который ежегодно выделяет миллионы долларов в качестве грантовых средств для стартапов.

Еще обязательно должно быть налажено сотрудничество стартапов с service providers (компаниями-поставщиками услуг — юридических, маркетинговых, консультационных и прочих — ред). В Израиле есть практика, когда юристы или аудиторы консультируют стартапы на начальных стадиях бесплатно или за минимальную цену, пока они не получат первые инвестиции. Так действительно классные идеи получают поддержку, которая помогает им выстроить стартап правильно, чтобы инвестор или покупатель вложились в него. У service providers тоже есть свой интерес — они получают самые лучшие стартапы в свой "портфель". Они знают, что из 10 идей 5 точно "выживут" и будут работать с ними дальше, начиная от этапа стартового финансирования до запуска продукта.

Почему в Израиле так много успешных стартапов? В чем секрет?

Во-первых, в географии. Посмотрите на карту Ближнего Востока — во всех странах есть нефть, газ и другое сырье. И только в Израиле нет ничего такого. Технологии и стартапы — это все, что у нас есть, и поэтому мы обязаны их развивать.  

Во-вторых, дело в ментальности. У нас думают так: "Если этот стартап у меня не получился, не беда, это еще одно "нет" по дороге к "да". Если не получилось во второй, третий, пятый раз, не big deal, еще получится".

В Израиле никто не боится провалов. Все знают, что можно и нужно пробовать, пока не получится. Ошибки иногда намного полезней, чем успехи.

Ну и в-третьих, израильская армия, в которой служат почти все. Там всех учат главному убеждению — "для меня нет ничего невозможного". Это создает психологический эффект, который реально влияет на умение вести бизнес.

На этом выстроена вся экосистема — она по-хорошему агрессивная.

Ваша компания консультирует технологические стартапы. С какими юридическими сложностями сталкиваются такие проекты?

Во-первых, это юридическое определение и защита software. Большинство стартапов имеет дело с кодом. Часто начинающие стартаперы не понимают, что везде должно быть четко прописано, какая часть кода кому принадлежит, как передаются интеллектуальные права на код, потому что это очень специфическая вещь — не патент и не торговая марка.

Во-вторых, это все, что касается open source (программное обеспечение с открытым кодом — ред). Это то, что интересует в первую очередь инвестора или покупателя — какое ПО используется и под какой лицензией. Открытый код всегда требует грамотного юридического сопровождения, потому что у каждого такого ПО разные условия использования.

В третьих, это налоговая сфера, вопросы интеллектуальных прав.

Отдельно нужно выделить моменты, которые связаны с бизнес-партнерством. Часто бывает так, что люди знают друг друга хорошо, дружат, например, служили вместе в армии. Но когда дело доходит до денег и бизнеса, отношения портятся. Для этого в соглашении сооснователей старатапа обязательно должны быть прописаны механизмы разделения компании в случае необходимости. Ни один инвестор не зайдет в проект, где есть споры или разногласия между сооснователями, потому что мощная команда — очень важная составляющая стартапа.

А как обстоят дела с этим в Восточной Европе?

Главное отличие восточноевропейских стран — корпоративная система. Именно совет директоров законодательно несет ответственность за все, что происходит с компанией и осуществляет общее руководство. Акционеры, как правило, думают о своей выгоде, гендиректор контролирует все ежедневные процессы, а совет директоров — это именно тот операционный орган, главная задача которого — отстаивать интересы компании.

В израильских и американских компаниях у совета директоров намного больше возможностей контроля, чем у акционеров. Даже если у менеджера 1 или 10% акций, но он входит в совет директоров, у него иногда гораздо больше влияния, чем у владельца 90% акций. Совет директоров — именно то, чего не хватает компаниям в постсоветских странах.

Мы видим, что украинские инвесторы не очень понимают стартаперов, которые не отдают больше 50% компании, но предлагают, например, право вето в совете директоров. Инвесторы считают, что их ограничивают во влиянии, а на деле же все наоборот. В то же время украинские стартаперы не могут понять, чего от них хочет американский инвестор, когда речь идет о совете директоров.

Что еще нужно западному инвестору, чтобы зайти в украинский стартап?   

Западные инвесторы видят, что в Украине корпоративная система и все, что касается интеллектуальной собственности, — непрозрачно. А когда неизвестно наверняка, есть ли у компании проблемы, зачем инвестору рисковать и вкладываться наобум? Когда инвестор собирается вложить средства в израильский стартап, он знает, что компания проследит за наличием всех обязательных составляющих — как составлен договор найма, как прописана передача интеллектуальной собственности, что нужно делать сотрудникам, как уволить их в случае чего без проблем для компании, как обозначены отношения фаундеров с инвестором и так далее. С украинскими стартапами не так все ясно, и это, мягко говоря, не стимулирует инвесторов вкладывать средства.  

Что нужно сделать, чтобы поменять эту ситуацию?

Развивать стартапы, изначально ориентируясь на то, что может у них спрашивать потенциальный инвестор — как прописаны отношения с фаундерами, передача интеллектуальных прав и так далее. Кроме того, вам нужно расширять информационное пространство, в котором стартапы, инвесторы и фонды могут коммуницировать и налаживать сотрудничество.

Какие существенные изменения требуются в законодательстве, которое регулирует сферу стартапов и венчурного инвестирования?

Пока об этом сложно сказать. До сих пор в законодательстве нет юридически закрепленного понятия "стартап", и разные люди подразумевают под этим совершенно разные вещи. Поэтому сложно говорить, нужно ли менять что-то в законодательстве.

Сфера очень быстро меняется, так же меняются и права, и регулирование. Мы все время здесь учимся. Я 25 лет в этом бизнесе и все время узнаю что-то новое.

Вы оказываете менторскую поддержку стартапам в рамках нескольких израильских акселераторов. Расскажите об этом подробней.

Мы сотрудничаем с такими акселераторами, как Technion, BizTEC, 8200, EilatHub и другими. Это основа израильской экосистемы — без юридического сопровождения не проходит ни одна сделка. Инвесторы и покупатели работают только с юристами.  

Когда мы менторим в акселераторе или работаем со стартапами, то не просто даем законодательную базу. Это они все могут сами найти и прочесть, если захотят. Нам важно их подготовить к тому, что будет запрашивать инвестор. Например, инвесторы не зайдут в компанию, в которой есть недопонимания между фаундерами. Их также смутит ситуация, если кто-то пришел в стартап из другого проекта, и неясно происхождение того кода, который человек пишет сегодня — он полностью новый или это часть старого кода? Это все важные детали. И мы объясняем стартапам с точки зрения покупателя и инвестора, что надо делать. В иврите есть такое слово — тахлес — это самая суть, основа. Вот это первое, что должны строить стартаперы — то, что будет искать инвестор.

Какие основные тренды израильской экосистемы стартапов вы можете назвать? Они пересекаются с мировыми или нет?

Мы видим глобальные тренды, когда к нам приходят инвесторы из США, Британии и Восточной Европы. Им интересны проекты-сервисы с сильной технологической базой — в идеале все хотят что-то вроде Amazon Go. Еще мы видим растущий интерес к цифровой медицине и агросектору.

В Израиле все то же самое, плюс много внимания к интернет-маркетингу и продажам, к медицинским стартапам, и я вижу очень много всего, что касается интернет-маркетинга и сейлз, очень много проектов по цифровой медицине, агро, очень много проектов в сфере кибербезопасности и облачных услуг.

Как вы оцениваете украинскую экосистему? Что нужно делать, чтобы стартап-индустрия развивалась?

Во-первых, экосистему можно выстраивать, когда есть государственные институты, которые целенаправленно занимаются инновациями и могут коммерциализировать все идеи прозрачно, поддерживают стартапы, выделяют на их развитие деньги.

Во-вторых, украинские стартапы должны научиться работать с service providers, которые понимают, как устроена мировая экосистема. То есть речь идет не о локальных отделениях EY или BDO, а о тех, которые работают на международном рынке.

В-третьих, вам просто нужно еще немного времени.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

Загрузка...
Новое видео
Как запитчить инвестора? Василий Хмельницкий на U Tomorrow Summit. Аллея стартапов и инвестиции
Загрузка...