Для украинской власти открытые данные — это прозрачность и новые возможности отчетности перед гражданами и зарубежными партнерами — Денис Гурский

  • Денис Гурский

    основатель общественной организации SocialBoost

В 2015 году в Украине был принят закон "Об открытых данных", а страна заняла 58 место в мировом рейтинге Global Open Data Index, поднявшись на 10 позиций в сравнении с 2014 годом. Этому предшествовало формирование в Украине сообщества, готового создавать социально полезные проекты на основе открытых данных, доставая их из государственных закромов. Об истории его создания и возможностях Open Data Delo.UA поговорило с одним из основателей движения и руководителем SocialBoost Денисом Гурским
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Как началась история создания социально полезных IТ-проектов на основе открытых данных и как направление появилось в Украине?

В 2011 году я работал в Internews Network (международная общественная организация, занимающаяся развитием локальныех медиапроектов — Ред.) как советник по инновациям, и мы решили провести первый европейский хакатон на тему социально полезных приложений. Выбрали динамично развивающийся регион — Сараево в Боснии и Герцеговине. Формат сложился сам собой — 48 часов программирования нон-стоп, и в результате жюри отбирает команду победителя. Тогда нам удалось под брендом Social Innovation Camp собрать 100 с лишним человек из более чем 15 стран Европы. В течение года мы организовывали похожие события в рамках Internews Network, в том числе добрались и до Киева.

Тогда я работал на контракте с головным офисом Internews в Вашингтоне. Их в социальных инновациях в большей степени интересовал медийный компонент: любая интерактивная карта пожаров или обращений граждан будет гораздо информативнее, чем идеальный новостной репортаж на ТВ. Меня же в этом процессе всегда интересовала возможность граждан реально влиять на решение социально важных проблем, принимать участие в процессе принятия государственных решений, в конце концов контролировать власть.

Когда в 2012 году контракт закончился, я вернулся в Киев. Командой друзей мы сделали первый украинский хакатон на социальную тему, который назывался SocialBoost. Так и началась наша украинская организация.

С каким проблемами столкнулась первая инициатива?

Первое время ни у кого на ІТ-рынке не было интереса к теме. Даже команды, у которых могли бы появиться здравые идеи, сложно было отыскать. Конечно же, встала и проблема данных обо всем на свете в структурированном виде. Оказалось, куда ни ткнись, всюду информацию надо запрашивать у государства. В 2012 году это было крайне проблематично.

Кто-то из организаций или крупных компаний проявил интерес к теме?

Да, в конце 2012 года мы начали сотрудничать с "Майкрософт Украина". Дмитрий Шимкив (на тот момент глава украинского офиса компании — Ред.) лично поддержал тему открытых данных. Мы договорились о спонсорстве проекта SocialBoost, и в апреле 2013 года провели первый в Украине Open Data Hackathon.

"Мы" — это кто?

У нас была команда из 5 людей человек, которые занимались SocialBoost полный рабочий день. Сотрудничество с Microsoft обеспечило им компенсацию. Большая часть команды занималась подготовкой хакатонов, двое людей были полностью вовлечены в разработку портала data.gov.ua.

Data.gov.ua?

Весной того же 2013 года мы познакомились с Open Knowledge Foundation — глобальной сетью общественных организаций, занимающихся открытыми данными. Примеры их работ в Великобритании помогли нам разработать портал открытых данных data.gov.ua. Он сделан на бесплатной платформе dKAN. Его наполняли волонтеры, которые написали и оцифровали больше сотни ответов на запросы об информации в госорганы.

При поддержке Microsoft мы обратились в Госинформнауки с требованием принять портал на баланс, дать ему государственный домен и обязать государственные органы публиковать данные на портале. Ничего из этого не вышло, хотя я старательно ходил на тематические заседания Госинформнауки, вносил предложения как можно работать с обращениями граждан и визуализировать их, быть более прозрачными. Когда на наших хакатонах люди разрабатывали, например, интерактивную карту обращений граждан, все сразу же упиралось в нежелание среднего уровня менеджмента в госструктурах что-либо делать. Даже премьер-министр того времени встретился с победителями хакатона, записал какие данные им нужны для их приложений, но на том все и закончилось.

Март 2013 года был невероятно снежным, потому, когда мы помогали команде снегоуборщиков с координацией, онлайн-картой, нас снова пригласили уже большой толпой активистов говорить о гражданских инновациях в большие кабинеты, но продолжения эта история также не имела.

Что вы предприняли, учитывая такое отношение государства?

Вся эта ситуация с тотальным бездействием госаппарата нас только раззадорила. В том же апреле 2013-го мне пришлось оставить все другие проекты и заняться SocialBoost уже как полноценной работой. Мы пробовали запустить несколько своих проектов, собирали комьюнити на короткие встречи и хакатоны. Поскольку ближе к зиме началась революция, мы решили делиться опытом со всеми, кого встречали — организаторы IT-палатки на Майдане, Hackathon by IT#Намет, организаторы хакатона в коворкинге "Часопис". Мы также занялись хакатоном на тему поддержки жителей Крыма, которым нужно было обеспечить оперативное информирование. Тогда новый состав СНБО и Программа развития ООН (ПРООН) поддержали эту инициативу. Некоторые выходцы из того хакатона до сих пор сотрудничают с СНБО.

Подтолкнула ли революция к дальнейшему развитию направления?

Мы начали обрастать партнерами и донорами. Программа развития ООН предложила нам грантовую поддержку одной из первых. Тема открытых данных стала для них глобальным приоритетом. Первым делом мы сформировали рабочую группу в составе SocialBoost, Программа развития ООН, Реанимационный Пакет Реформ и Государственное агентство по электронному управлению. От ПРООН мы получили финансирование на полгода на разработку законопроекта по открытым данным и его продвижение через серию пресс-событий. Было проведено невероятное количество круглых столов, мы привезли в Украину светил открытых данных из Великобритании, Швейцарии, Австралии, США и даже успешной в этой сфере Молдовы.

Вместе с "Майкрософт Украина" мы занялись адвокационной кампанией через серию публичных мероприятий исследования на тему открытых данных, которые любезно подготовили коллеги из Польши. В исследовании говорится, что открытые данные принесут дополнительные 2% ВВП экономике ЕС до 2020 года. Кроме того, наши коллеги из Канады запустили государственную инкубационную программу стартапов на основе открытых данных и получили 60 стартапов и более 900 рабочих мест только в первый год. Для новой украинской власти открытые данные — это прежде всего прозрачность и новые возможности отчетности перед гражданами и зарубежными партнерами.

В начале 2014 года к нам присоединился Международный Фонд "Відродження", который спонсировал доработку портала data.gov.ua, а также хакатон на тему социального предпринимательства и данных Social Entrepreneurship Hackathon. Он стал одним из ключевых событий в рамках стартап-конференции IDCEE 2014. Тогда мы узнали о силе смешанных групп. Ира Славская, победитель хакатона, знала все о донорах крови, но ничего о программировании. Она собрала вокруг себя команду, которая разработала проект donor.ua всего за несколько недель. Это объединение баз данных о донорах крови стало еще один весомым аргументом для принятия закона "Об открытых данных".

Денис Гурский, Ирина Славская и команда donor.ua на конференции IDCEE 2014. Фото SocialBoost

Наконец в апреле 2015 года Администрация президента Украины внесла на рассмотрение Верховной Рады законопроект об открытых данных. Разработка законопроекта и адвокационная кампания по его продвижению отняли почти год времени. На разных стадиях были вовлечены РПР, ПРООН, "Відродження", Microsoft, Госагентство по электронному управлению. Парламент проголосовал "за" практически сразу.

К чему привело принятие закона?

Кабинет министров Украины был назначен главным исполнителем нового закона. Через неделю мне позвонили из Кабмина, спросили имею ли я к нему отношение и пригласили сделать презентацию проекта "Открытые Данные" для правительства. После 15 минут презентации для круга незнакомых лиц всех украинских наработок, а также всего что еще может быть сделано по примеру Великобритании и США, мне предложили стать советником по теме открытых данных на общественных началах. Это стало прекрасной возможностью осуществлять давление на министерства и другие структуры, причастные к открытию данных.

В таких условиях работа с госорганами пошла легче?

Нам удалось продлить контракты с донорами, и мы начали работу уже в связке с несколькими министерствами, а также Государственным агентством по электронному управлению. Это бесконечные часы консультаций, инвентаризация данных. Кроме того, мы смогли официально и бесплатно передать портал data.gov.ua государству и поставить его на баланс госагентства.

Сразу же возник вопрос приоритетности данных, и мы занялись сбором пожеланий от общественности по тем данным, которые должны быть открыты в первую очередь. Удалось набросать и утвердить список из более чем 300 реестров и наборов данных, которые будут открыты до конца марта 2016 года.

SocialBoost стал местным представителем Open Knowledge Foundation. В свое время они плотно работали с правительством Великобритании на тему построения системы открытых данных на базе портала data.gov.uk. И мы рады перенимать и адаптировать их опыт. Мы получили возможность бесплатно привозить спикеров и менторов из-за рубежа. А Украина наконец-то появилась в международном индексе открытости Open Data Index.

Как в это время развивалось сообщество вокруг вопроса открытых данных?

Все это время мы продолжали общаться с сообществом украинских разработчиков, делать небольшие встречи. Наш клиент — программист, который приходит вечером домой из офиса аутсорсинг-компании, смотрит в окно, а там по-прежнему Украина: постсоветская, разрушенная, в состоянии войны. И вдруг тут наш хакатон, в рамках которого мы сводим с нужными организациями, помогаем с поисками гранта.

Но у такого формата был один недостаток. Хотя некоторые проекты, такие как redonbass.org или donor.ua работают до сих пор, концепция хакатона предполагала разработку проекта, получение приза и поход на работу/учебу в понедельник. Поэтому мы задумались над созданием инкубатора, который смог бы обеспечить системную доработку проекта под четким руководством профессиональных менторов и стать полноценным местом работы для участников проекта.

Так мы и решили сделать инкубатор проектов 1991 Open Data Incubator. Наши европейские коллеги тоже запустили похожий проект OpenDataIncubator.eu.

Но я уверен, что ЕС не имеет такого IТ-потенциала, как Украина. У нас в стране почти 100 тыс. IT-специалистов, а потому есть шанс сделать проекты лучше, выше и сильнее.

С другой стороны, европейский инкубатор предоставляет гранты в размере 100 тыс. евро командам-участникам программы. У нас всего финансирование инкубатора $50 тыс. на полгода. Его выделил фонд Western NIS Enterprise Fund на грантовых условиях, а компания "Майкрософт Украина" обеспечила 1991 офисом и технологической поддержкой. Но это только первый цикл, надеюсь, мы сможем собрать больше доноров, которые в том числе будут спонсировать выходцев из 1991 напрямую. Первый пул проектов выглядит очень интересно, уверен многие из них будут процветать.

Но привлекать проекты в инкубатор вы по-прежнему планируете через хакатоны?

Да, на выходных 6-7 февраля прошел первый хакатон в 1991 в Киеве. Из 17 проектов, которые команды разрабатывали на протяжении 48 часов, в следующий этап прошли 9. Они будут развивать проекты на основе открытых данных в агробизнесе, энергетике, инфраструктуре, госуслугах для граждан и строить внутренние аналитические системы в государстве для принятия более эффективных управленческих решений. Для отбора проектов в регионах пройдут хакатоны в четырех областных центрах: Львове, Одессе, Харькове и Днепропетровске.

Победители хакатона 1991 Open Data Incubator в Киеве. Фото 1991.vc

Среди проектов на основе открытых данных много сервисов, которые нацелены на мониторинг распределение государственных денег. Были ли случаи, когда такие проекты помогали выявить коррупционные действия и спровоцировать расследование?

Да, один из проектов, который пришел к нам на последний киевский хакатон, прославился тем, что выявил "распил" денег, выделенных Японией за продажу квот Киотского протокола. Система, которая заметила этот тендер, анализирует государственные закупки используя принцип скоринга. Она разбивает тендер по определенным факторам и показывает уровень возможной коррупционности по ним. Таким образом удалось отследить фиктивность фирм, выигравших тендер, и сохранить около 500 млн грн.

Инкубатор помогает проектам раскрывать данные госорганов и вести с ними диалог. Какие подразделения сотрудничают с вами по вопросам открытых данных и как проходит взаимодействие?

Точка входа в правительство — уровень замминистров тех министерствах, где у нас сложились хорошие отношения. Они наладились там, где министерства сами хотят открывать данные. Среди них НБУ, Министерство финансов, экономики, экологии, энергетики, агрополитики, Госагентство по электронному управлению, киевская и львовская мэрии, Одесская обладминистрация. Также есть некоторые рычаги управления в секретариате Кабмина, которые являются точкой входа в новые для нас госструктуры. К примеру, к нам пришла команда, которая делает сервис для новой полиции, а мы не знаем никого в МВД. Тогда мы обращаемся в секретариат Кабмина с просьбой дать необходимые контакты. Если мы делаем совместные проект с кем-то из госорганов, то подписываем меморандум. Так было с запуском портала data.gov.ua, которые мы реализовывали вместе с Госагентством по электронному управлению.

Какова общая цель инкубатора?

Мы хотим, чтобы данные из госсектора получили жизнь в виде приложений для украинских фермеров, сделали прозрачным энергопотребление в Украине и помогли принять решения на тему улучшения энергоэффективности, мы хотим создать новые сервисы для планшетов новой полиции, а также помочь всем, кто собрался сделать из своего города Smart City.

Кроме того, мы активно сотрудничаем с мэриями. В рамках сотрудничества SocialBoost, канадской общественной организации Open North и фонда NDI в 2015 году в городе Киеве появилась бюджетная консультация. Это механизм вовлечения граждан в принятие решения об использовании бюджетных средств. Результаты консультации бюджетная комиссия КМДА использовала для формирования окончательного бюджета. Теперь мы хотим тиражировать эту разработку бесплатно для 10–15 городов Украины в 2016 году.

Все ваши проекты реализуются за счет грантов. Как происходит финансирование и кто основные грантодатели?

Все финансирование SocialBoost и наших проектов происходит через одноименную общественную организацию по грантовым договорам. Они абсолютно транспарентны. В рамках каждого договора есть бюджет, есть затраты, которые четко расписаны по статьям. Если ты заложил 200 грн на такси в рамках мероприятия, то ты должен их потратить именно на такси, либо вернуть грантодателю. Три главных донора SocialBoost — это ПРООН, Международный фонд "Відродження" и USAID. У нас на сайте также есть файл, раскрывающий нашу финансовую историю, потому что прозрачность в данном вопросе — одно из требований каждого грантодателя.