Крупный бизнес 07 февраля 2018 в 9:00

Как небольшая запорожская компания стала крупнейшим провайдером масштабных шоу в Киеве

Основатели компании PROFI рассказали, с чего начинался их путь на рынке технического обеспечения концертов, а также поведали о трудностях выхода на западные рынки с собственными шоу

Как небольшая запорожская компания стала крупнейшим провайдером масштабных шоу в Киеве Как небольшая запорожская компания стала крупнейшим провайдером масштабных шоу в Киеве

Прокатная компания PROFI основана в 2005 году Денисом Хохловым и Евгением Гусаровым. Направления деятельности: проектирование и техническое обеспечение концертов,  масштабных шоу,  всевозможных телевизионных проектов. Визитной карточкой стали концерты The Prodigy, Scorpions, David Guetta, музыкальная премия M1 Music Awards 2017, Show Miss Ukraine 2017 в Киеве. Причем география работы компании не ограничивается только Украиной. В портфолио — церемония открытия и закрытия 30-х Европейских Игр по художественной Гимнастике BAKU 2014, церемония открытия 49-го экономического форума Банка азиатского развития BAKU ADB-2015 и многое другое.

С чего все начиналось?

Д.Х.: В январе PROFI исполнилось 13 лет. Мы с Евгением выходцы из большого рекламного холдинга. На одном из рекламных семинаров я познакомился с Валентином Ковалем, тогда генеральным продюсером  музыкального телеканала М1. Мы договорились, что будем представлять интересы М1 в Запорожье. Объем нашей работы на тот момент — всего лишь продавать региональную рекламу. Перед открытием представительства М1 в Запорожье мы пригласили Валентина на презентацию телеканала и его возможностей. И он  перед нашими клиентами и сотрудниками высказал главную мысль, что музыкальный телеканал это не только музыкальные клипы и рекламные ролики, но и развитие отечественного шоу-бизнеса. Мы с Евгением услышали  Валентина и воодушевились этой идеей. Буквально через пару месяцев совместно с телеканалом занялись организацией  концертов, вечеринок и прочих мероприятий в Запорожье.

Какой был первый опыт?

Е.Г: Первым стал "Чемпионат по варке раков" в 2003 году — совершенно надуманное мероприятие. Мы просто купили огромное количество раков, нашли спонсоров и организовали такой себе фестиваль в центре города. Собрали около 10 тысяч горожан, прогремели на весь город. В самом лучшем смысле этого слова. Потом  на заброшенном аэродроме провели чемпионат по стритрейсингу. Помню, как организовали всеукраинскую рекламную компанию, и ко всему в придачу привезли известных исполнителей, много техники. Как результат мы собрали более 50 тыс. зрителей и участников шоу. Увы, не обошлось и без проблем. Мы стали виновниками многочасовой пробки на трассе между Днепром  и Запорожьем. А еще зрители вытоптали пару полей кукурузы, разобрали вертолет. Словом, на следующее утро нам было "весело"… в кабинете мэра Запорожья в присутствии разъяренного начальника УВД Запорожской области.

А где искали оборудование?

Е.Г: Тогда мы сами были себе заказчиками, подрядчиками и организаторами.

На первых порах звук, сцену, свет арендовали в Днепре у подрядчиков. В Запорожье не было ничего. Искали их через контакты из медиасферы.

Что было потом?

Е.Г: Провели один, второй, третий ивенты. Поняли, что много тратим денег на аренду техники, и решили покупать собственную. Однажды отправились в Днепр к нашему подрядчику и сказали: "Денег нет, но есть вот это. Дайте хоть какие-то колонки". Мы договорились об обмене нашей базы спецэффектов для рекламных роликов на колонки "Салют". Наш постоянный подрядчик согласился и мы чуть позже собственноручно сделали обивку колонок ковролином с целью придать им хоть какой-то товарный вид!

Тогда негде было посмотреть, как это должно быть.

Первый подиум сделали сами из фанеры в гараже моего отца. А вот сцену размером 3x3,5 м купили за 15 тыс. грн.  Сцену мы сами потом сдавали в аренду, монтировали и ремонтировали.

Что входило в перечень услуг компании на старте?

Е. Г. Подготовка мероприятий "под ключ", разработка концепции мероприятия, визуализация, сценарий, поиски спонсора, техническое обеспечение.

А где черпали идеи и вдохновение?

Е.Г: Мы сами придумывали, креативили, создавали. Мы же выходцы из рекламы, поэтому креатив — наше все. А вот с техникой ситуация другая. В какой-то момент мы изучили опыт мировой и опыт наших ближайших соседей. В середине 2000-х я путешествовал по личным делам в Москву. Тогда был юбилейный год празднования Дня России. Я вышел на Красную площадь, она вся была перегорожена и обтянута лентой с логотипом прокатной компании, которая обеспечивала монтаж техники. В Украине такого не строили.  Все было очень масштабно, задействовано большое количество оборудования. Я очень вдохновился.

Еще в 2009 году мы посетили специализированную выставку — Musikmesse во Франкфурте, которую теперь посещаем ежегодно. Кстати, в погоне  за новинками посещаем также Нидерланды, Францию, США. Словом, ничего не упускаем на мировом уровне в нашей индустрии.

Как на работу компании повлиял кризис 2008-2009 года?

У нас очень специфический бизнес, на который очень влияет политика. В стране может быть все глобально плохо, но мы катаемся с политическими турами, например, "З Україною в серці!" За всю историю компании "переработали" практически со всеми политическими силами.

Были случаи, когда по одну сторону улицы наша сцена стояла с одной партией, а через дорогу вторая сцена с их же конкурентами. Мы аполитичны, мы за бизнес.

Поэтому отчасти кризисы на нас глобально не влияют. Ударил только курс, потому что мы покупаем все оборудование за валюту.  А так в целом в 2008 году наш рынок не просел. Просел он позже, после революции 2014 года.

Появились ли какие-то новые направления после 2008 года?

Д.Х.: Мы отказались от мероприятий "под ключ". Занялись только их техническим обеспечением. Кризис показал, что организация мероприятий "под ключ" — не основное для нас. Мы остались только в технике: сцена, звук, свет. Чем  больше становилось техники, тем меньше было времени заниматься чем-то другим.

Вы начинали бизнес в Запорожье. Почему перебрались в Киев?

Д.Х.: В какой-то момент объем и уровень оборудования вырос настолько, что в Запорожье он уже не был востребован. Киев стал для нас приоритетом. Несколько лет работали на два офиса. В какой-то момент проанализировали наши работы и поняли, что более половины из них родом из Киева. И тогда мы перевезли не только технику, но и практически весь коллектив.

Что изменилось после революции 2014?

Е.Г: Мы решили акцентировать работу по международным проектам. В 2013 году открыли представительство в Азербайджане (офис и склад). Удалось провести там целую серию масштабных международных проектов. В частности, мы организовали церемонию открытия экономического форума Азиатского банка развития в Баку. Провели 30-й чемпионат Европы по художественной гимнастике в Баку. Параллельно обзавелись международными контактами и начали ездить с нашей техникой в Европу.

сцена

Как выходили в Европу?

Д.Х.: Через режиссеров, которые были задействованы на международных проектах. Мы вместе работали и они увидели, что мы можем.

Мы ездили в Барселону, Париж, были с проектами в Греции, Турции, Латвии, Польше. Недавно у нас появились запросы от ОАЭ.

Вся наша техника имеет европейские сертификаты, и мы можем работать практически в любой стране мира.

Что привлекает заказчиков из других стран?

Д.Х.: Ну, во-первых, у нас глобальный иммунитет к проблемам, потому что мы живем в Украине (смеется). Во-вторых, мы не спокойные и не размеренные. Мы немножко "крейзи". Мы аферисты в хорошем смысле этого слова.

Как изменился рынок после 2014 года?

Д.Х.: Украинские артисты стали давать больше концертов, начали замахиваться на стадионы, что раньше мог позволить себе только Святослав Вакарчук. Сегодня и многие другие украинские артисты собирают стадионы, дворцы спорта. По итогу появляются новые подходы к реализации шоу. На концерты идут зрители, которые желают не только увидеть артиста, поющего на фоне светодиодного экрана. Современные зрители требуют настоящего шоу. Артист хочет летать, чтобы его поливало водой, раздвигались и трансформировались экраны, летали декорации, опускались и поднимались подиумы и т.д.

Мы адаптируемся к новым запросам, привозим на украинский рынок инновационные решения. Мы показали, что потолок и пространство концертного зала можно "ломать", благодаря нашим новым и уникальным для Украины кинетическим лебедкам. Для понимания, кинетические лебедки — скоростные лебедки со световыми приборами (шары, трубки, декор) — это совершенно новая техника, которая не идет в классификацию существующего оборудования. Лебедки позволяют опускать и поднимать световые приборы во время концертов и других мероприятий. А мы первыми в стране применили роботов в постановке шоу артистов. И это далеко не все наши инновации.

С какими сложностями сталкиваетесь?

Очень часто из-за украинских реалий приходится работать на проектах в авральном режиме круглыми сутками. Возьмем тот же столичный Дворец спорта. Нередко там проходит одно мероприятие за другим. В результате сроки на монтаж ставятся просто нереальные. То, что правильно собирать за 3 дня, у нас в Украине нужно собрать за 1 день.

Почему? Да потому что заказчик экономит деньги, ведь это же аренда площадки. Вместо аренды на 3 дня, арендует на 1 день. И сколько ты людей ни привлечешь по процедуре монтажа этой сцены, процессы идут друг за другом, они не могут идти параллельно. Так работаем не только мы, а все. Всех зажимают.

И это, в принципе, понятно: в Украине нет денег у конечного потребителя, и это сказывается и на артистах, организаторах и подрядчиках.

Отдельный вопрос — стоимость оборудования, которое в Украине существенно дороже, чем в Европе или США. К примеру, пульт стоит 35 тыс. евро в Украине, в США такой же $23 тыс. В Украине аренда стоит 4 тыс. грн в день, США — $1 тыс. без работы персонала. А такие пульты нужны нам для больших проектов — работы с The Prodigy, Scorpions, David Guetta. Не каждая компания в нашей стране может позволить себе такие покупки, потому что такие инвестиции у нас не окупаются.

К вопросу окупаемости. Подсчитывали ли средний срок окупаемости оборудования?

У нас окупается не отдельный сегмент, у нас окупается вся цепочка. Сказать, что какой-то комплект техники должен окупиться за 3 года, нельзя. Благодаря приобретенному ранее оборудованию и большому количеству заказов рентабельность нашего бизнеса растет с каждым годом. Мы сегодня покупаем технику и не опасаемся, что завтра она не окупится.

Подсчитывали сколько денег всего потратили на оборудование?

Е.Г: В целом потратили уже неприлично много (смеется). Наши инвестиции исчисляются уже в миллионах евро, но точную сумму не скажем — деньги любят тишину.  

А что делаете с оборудованием, которое за несколько лет устаревает?

Е.Г: Работаем на нем и дальше, реставрируем, ремонтируем. В то время как в Европе или США такое оборудование продают через специализированные биржи и привлекают средства под новые решения.

Почему в Украине наши услуги недешевые? Не потому, что мы такие жадные и хотим заработать много денег. А потому что мы хотим дать новое решение, световой прибор, который стоит 5 тыс. евро. И если вы будете платить $100 за свет, его не получите. Ровно также, как и сценические решения, эффекты, которые доступны в США. Это другая вселенная, они перед туром арендуют чуть ли не стадион и месяц ставят шоу, репетируют. У нас — днем репетиция, а вечером концерт. Уровень шоу вырос с годами, но далек от того, что делают на Западе.

С какими проблемами сталкивается отрасль?

Е.Г: Первые годы не были проблемными, потому что и запросы были не такие масштабные.

Проблемы появились около 10 лет назад, когда понадобилось более 300 кВт на площадке, когда крыша Дворца спорта перестала выдерживать необходимый по всем стандартам масштабных шоу технический вес. А шоу требует большого количества конструкций, спецэффектов. Когда появились водные экраны, проекторы, постановки, на которых летают люди и роборуки.

Сегодняшнее шоу — предел возможностей. Больше наш Дворец спорта не выдержит никогда.

Еще не хватает площадок, где проводить крутые концерты. На совещаниях по Евровидению коллеги кричали: вот, высоты нет, 3D-камера не сможет летать. Поэтому пришлось искать компромиссы, использовать 2D в урезанных форматах. Там не было тех подвесов, которые нужны были.

Съемочных площадок нет, репетиционных нет, съемочных павильонов в Украине очень мало.

Сколько сейчас людей работают в компании?

Е.Г: Офисного и  административного порядка 35 человек, технического — около 70. В общей сложности около 100 человек. Мы очень выросли за 2017 год. Нас стало много.

Сложно ли найти хороших специалистов в вашей сфере?

Д.Х.: Несколько лет назад мы воспитывали сотрудников. Сейчас покупаем готовых специалистов. Постоянно ищем технический персонал, сценический, звуковой. На самом деле это очень нишевый рынок и рассчитывать, что завтра будут готовить специалистов по монтажу сцены, не приходится. Проще с менеджерами по работе с клиентами. Но тут есть специфика: знать название каждого прибора, его предназначение и как он работает.

Какие планы на будущее?

Е.Г: Съемочных павильонов и репетиционных площадок в Украине очень мало. И это один из наших амбициозных планов.  Сейчас ищем землю. Мы готовы инвестировать в свой собственный склад. Хотим 2 тыс. кв.м складских помещений. Так, например, репетиции номеров для М1 Music Awords были разбросаны по всему Киеву, а нам хочется их как-то объединить. Возможно, выступим в этом вопросе с инициативой.  

В этом году мы не построим концертный зал, но мы готовы в этом вопросе активно работать.

Что еще? Мы по сценам номер один, объем железа, который есть у нас — ни у кого такого нет. И в будущем купим как минимум столько же. Мы будем развивать звук. На сегодняшний день у нас самый большой комплект звука в Украине. И мы хотим его удвоить.

Будем  развивать дальше кинетические решение, покупать роборуки. Параллельно готовим экспансию на европейский рынок, но не только с техникой, а с готовыми шоу. Мы их поставили вместе с лучшими украинскими постановщиками и хореографами. Сейчас сразу два оригинальных шоу доводим  до идеальной картинки с целью посетить США, показать себя там.

Загрузка...
Новое видео
Що українці думають про опитування Зеленського 25 жовтня?
Загрузка...