• Главная
  • Бизнес
  • Крупный бизнес
  • АПК
30 августа 2013 в 14:15

Почему сербским аграриям сложно работать в Украине?

Желько Ерцег, глава наблюдательного совета компании "Агро Инвест Украина" (дочерняя компания сербского холдинга MK Group), рассказал об особенностях и планах работы компании в Украине

Почему сербская компания MKGroup заинтересовалась в 2006 году выходом именно на украинский рынок?

Компания MK Group имеет большой опыт работы в аграрном секторе. Мы не портфельный инвестор, мы работаем в сельском хозяйстве уже 15 лет. Наша компания имеет большой опыт в приватизации и развитии бывших государственных хозяйств в Сербии. Когда мы исчерпали потенциал роста в Сербии, решили использовать накопленный ноу-хау для развития на других рынках со схожими с Сербией условиями работы. Мы тщательно присматривались к России и Украине, и после длительного анализа решили остановиться на последнем варианте. В отличие от многих инвестфондов, мы знали, как хотим развиваться на этом рынке и какие проблемы/сложности нас тут ожидают. Кроме того, у нас был подготовленный к работе в Украине менеджмент с опытом работы в сельском хозяйстве.

Сколько компания MKGroup в общей сложности инвестировала в Украину?

Около 60 млн. дол. Плюс вся прибыль компании за шесть лет была реинвестирована в развитие.

Оправдались ли ожидания компании от работы в Украине?

Наши ожидания от развития бизнеса в Украине были более оптимистическими по сравнению с реальностью. Мы столкнулись с комплексом фундаментальных проблем — экономических, политических, организационных.

Изначально мы планировали за 2-3 года работы в Украине нарастить земельный банк до 100 тыс. га. Когда начали работу в Украине, поняли, что расширить земельный банк и эффективно работать на этой земле не так просто. Какой же смысл наращивать земельный банк, если ты при этом теряешь деньги? Во время кризиса отдельные крупные аграрные компании, которые непродуманно наращивали земельный банк, понесли большие убытки и были вынуждены уйти с украинского рынка. Мы же фокусируемся на снижении расходов и увеличении урожайности. Мы добились уровня эффективности работы, который близок к средним показателям по европейским странам и к нашим показателям в Сербии.

В этом году ЕБРР инвестировал в MK Group 50 млн евро, став совладельцем компании. Какой долей владеет ЕБРР?

Точная доля, которую получил ЕБРР, станет окончательно известна по результатам этого года. Приблизительно это от 4,5% до 5,5%.

Отодвинул ли факт вхождения ЕБРР в состав акционеров планы MKGroup по проведению IPO?

Мы полностью готовы к IPO еще с 2008 года. Мы провели всю необходимую подготовку к размещению бумаг на бирже. Условно, нам не хватило 1,5 месяца: начался кризис, и мы вынуждены были временно отказаться от размещения. На данный момент инвесторы не готовы предлагать нам столько, во сколько мы оцениваем компанию. Но это не означает, что нам неинтересно IPO в будущем. Когда это произойдет — зависит от ситуации на биржах. Вхождение ЕБРР в состав акционеров MK Group не означает отказа от планов по IPO, скорее, это стало для компании дополнительным подтверждением ее эффективности в глазах инвесторов. ЕБРР очень консервативный инвестор. Если ЕБРР оценил стоимость компании на уровне восьми EBITDA, то при IPO мы можем получить еще более высокую капитализацию компании.

На какой бирже MKGroup хотела бы разместить свои акции?

Изначально мы рассматривали Лондон. Думаю, что так оно и будет.

Каким видите дальнейшее развитие компании на украинском рынке?

Дальнейшее развитие во многом зависит от внешних факторов — макроэкономических и политических. На данный момент, к сожалению, Украина не является той страной, которая располагает к активному инвестированию. Это сильно влияет и на наши планы.

Наша краткосрочная стратегия — будем расширяться по мере возможности. Существенное увеличение земельного банка — в два-три раза — возможно лишь в случае улучшения фундаментальных условий работы в секторе. В первую очередь я говорю о налоговой политике, борьбе с коррупцией, решении земельного вопроса.

Внешние инвесторы смотрят сначала на риски государства, а лишь потом на показатели работы конкретной компании. Тем не менее, мы верим, что то, что мы сделали, является хорошим плацдармом для дальнейшего развития холдинга MK Group в Украине

Сколько из 50 млн евро, выделенных ЕБРР, пойдет на развитие проектов в Украине?

Окончательно решение по этому вопросу еще не принято. Планировалось, что около половины этой суммы пойдет в Украину. Последний год был очень сложный для ведения аграрного бизнеса в Украине — инвестклимат ухудшается, становится труднее работать. Это тормозит активное развитие компании в Украине, в том числе и за счет инвестиций со стороны ЕБРР.

Интересен ли MKGroup выход на рынки других стран, в частности, России?

Интересен. Скорее всего, до конца года мы зарегистрируем в России компанию и начнем приобретать там хозяйства. Сейчас российский рынок более привлекательный, чем украинский. В этой стране политическая стабильность плюс есть возможность приобретать землю. Не стоит забывать и о размерах рынка — вся кукуруза, которая производится в России, потребляется на ее внутреннем рынке. Конечно, там не везде такие благоприятные климатические условия для выращивания кукурузы, как в Украине.

Какой регион России компании более интересен?

Центральная черноземная зона — Воронеж, Курск, Белгород.

Какой земельный банк хотите иметь в России?

Мы хотели бы начать с 25 тыс. га. В дальнейшем хотим увеличить банк до 100 тыс. га.

Для любой аграрной компании очень важен земельный вопрос. Ваша позиция относительно моратория на продажу земли с/х назначения в Украине?

Ситуация, которая сложилась в Украине вокруг использования с/х земель, очень сложная и непонятная. Мораторий по умолчанию является временным. Если государство дало крестьянину землю, оно должно разрешить ему самостоятельно ею управлять.

Но главное даже не это. На первом этапе государство должно навести порядок в вопросе аренды земли. Мы постоянно сталкиваемся с огромными проблемами при регистрации договоров на земельные участки. Приведу пример. В одном из наших регионов местные власти регистрируют не более трех договоров в день. У нас только в одном селе 600 пайщиков. Получается, нужно 200 дней, чтобы оформить только наши договоры. Это, на первый взгляд, мелкие вещи, которые, однако, существенно усложняют работу аграрных компаний.

Также непонятной является схема расчета стоимости аренды земли. Компания, которая строит элеватор или систему орошения, должна четко понимать, по какому принципу она будет оплачивать аренду земли на 10 лет вперед. На данный момент стоимость аренды определяется исходя из государственной оценки земли, которая может в один момент повыситься в разы. Это уже случилось 2 года назад, когда стоимость аренды земли была в один момент повышена в три раза. От подобных рисков ни один инвестор не застрахован.

Механизм использования земли должен быть понятен внешнему инвестору, и это — главное. Неважно, будет это свободный рынок или аренда.

Можно ли говорить о сложностях в сотрудничестве бизнеса с госорганами?

К сожалению, да. Причем в последний год сотрудничество с проверяющими органами усложнилось. Мы уже делаем график, чтобы разные ведомства и инспекции не приходили все в один момент. У нас 10% людей занимается лишь сотрудничеством с госчиновниками.

Мы сталкиваемся с большим количеством проблем, начиная от трактовки законодательства и заканчивая процедурой получения отдельных разрешений и лицензий. К примеру, на протяжении полугода вам могут не выдавать лицензию, а потом придут проверяющие и оштрафуют за отсутствие этой лицензии.

Каким видите расширение земельного банка компании в ближайшие несколько лет?

В планах у нас есть расширение земельного банка. Каким оно будет — зависит от предложений по продаже сельхозхозяйств, которые будут на рынке. Предварительный план на следующий год — увеличить земельный банк от 5 до 25 тыс. га. До 2015 года мы намерены увеличить земельный банк до 70 тыс. га.

Вы представлены в четырех регионах Украины. Расширение земельного банка будет осуществляться в этих же регионах?

Не обязательно. Если мы найдем подходящую компанию с 15-20 тыс. га в другом регионе, мы ее купим. Поскольку мы ориентированы на выращивание в первую очередь кукурузы, то нам с точки зрения климата наиболее интересна Центральная и Западная часть Украины.

У вас сейчас заканчивается строительство второго элеватора в Винницкой области. В планах строительство третьего. Где он будет размещен?

Мы изначально рассматривали вариант строительства элеватора в Черкасской области, но на данный момент от этой идеи отказались. У нас там не настолько много земли (6 тыс. га), чтобы размещать собственный элеватор. Все будет зависеть от дальнейшего развития земельного банка.

Есть ли у вас проблемы с хранением зерна в тех регионах, где у вас нет собственных мощностей?

Нет, у нас проблем нет. Мы сотрудничаем с другими компаниями в тех регионах, где у нас нет собственных мощностей. То же сотрудничество происходит и на нашем элеваторе в Яготине. Мы ежегодно храним здесь 60-70 тыс. тонн кукурузы других компаний.

Какой урожай вы планируете собрать по итогам текущего сезона?

Мы планируем собрать около 180 тыс. тонн кукурузы. Еще 2 тыс. тонн подсолнечника и 24 тыс. тонн пшеницы.

Я не думаю, что урожай в Украине в этом году будет настолько высоким, как об этом говорят отдельные чиновники. Полагаю, что в Украине соберут не более 21 млн. тонн кукурузы. Эту оценку я сделал, опираясь на собственные наблюдения во время рабочих поездок по Украине. Я сам агроном и анализирую состояние посевов не только по нашей компании. Этот год был очень специфический для сельского хозяйства. Много хозяйств имели проблемы со всходами в начале сезона. Я не думаю, что Украина может собрать 25-28 млн. тонн кукурузы.

Насколько рентабельно на данный момент растениеводство в Украине? По какой культуре наилучшие показатели?

Наиболее рентабельная культура в Украине — это кукуруза. Но чтобы получить хороший урожай, нужно инвестировать, причем немало. На 1 га кукурузы необходимо вложить $700-800. Вложения в га — сумма относительно стабильная. Цена на кукурузу на внешних рынках на данный момент достаточно низкая, поэтому если мы получим рентабельность в 30%, то будем довольны.

По остальным культурам, в том числе и пшенице, рентабельность ниже. При выращивании пшеницы необходимо инвестировать в 1 га приблизительно столько, что и при выращивании кукурузы, а урожай меньше. Кроме того, цены на пшеницу часто контролируются государством.

Какова по вашей компании структура посевов?

На кукурузу у нас приходится около 65%. На подсолнечник и пшеницу — где-то по 15%. Еще 5% занимают кормовые культуры.

Компания самостоятельно экспортирует собранный урожай или же сотрудничает с зернотрейдерами?

Последние два года мы сотрудничали с зернотрейдерами, заключали с ними форвардные контракты. В этом году ситуация изменилась: цены на кукурузу по форвардным контрактам очень низкие. У нас нет проблем с оборотными средствами, поэтому мы можем придержать продажи нового урожая. Мы ориентируемся на спотовые контракты в конце этого года — начале следующего.

С кем из крупных зернотрейдеров вы сотрудничаете?

Мы сотрудничаете со многими. Последние пару лет нашим главным партнером являлась компания "Луи Дрейфус", которой мы продавали до 90% урожая кукурузы.

Не заинтересованы в самостоятельном развитии экспорта?

Еще несколько лет назад мы практически все объемы экспортировали самостоятельно. Последние пару лет нам было более выгодно заключать в июне-июле форвардные контракты с зернотрейдерами с заранее определенной ценой. В прошлом году было возможно введение квот на экспорт зерновых из Украины, поэтому мы решили минимизировать риски и работать с трейдерами. Кроме того, существовала проблема с возвратом НДС при экспорте зерна. Государство так и не рассчиталось с нами по НДС.

Компания заявляла о планах строительства в Украине крахмально-паточного комбината. Интересен ли компании еще этот проект?

Да, мы заинтересованы в реализации этого проекта. Для этого у нас есть отличная площадка — элеватор в Яготине, на котором хранится до 120 тыс. тонн кукурузы. Рядом с ним было бы логично выстроить мощности по ее переработке. Это может быть комбинат по производству крахмала или фруктозы, которая используется в качестве заменителя сахара. Мы планировали экспортировать в Европу произведенную в Украине продукцию. Однако учитывая невысокие цены на сахар, мы пока от этого проекта временно отказались. На данный момент мы не готовы реализовывать этот проект самостоятельно, нам было бы интересно привлечь инвестора.

Сколько денег необходимо для реализации подобного проекта?

Если мы рассматриваем комбинат с годовой мощностью переработки 200 тыс. тонн кукурузы, то инвестиции в этот проект должны составить 50-60 млн долл. Это если мы говорим о производстве фруктозы. Мощности по производству крахмала требуют еще больших инвестиций

Кто потенциально мог бы стать вашим партнером по реализации подобного проекта?

Мы заинтересованы в сотрудничестве с такими инвесторами, как ЕБРР, IFC, private equity funds. Не исключается вариант и привлечения ресурсов за счет IPO или private placement нашей материнской компании.

Компания также занимается животноводством. У вас две фермы. Планируете ли дальнейшее развитие этого направления?

Для нас животноводство — это как социальный проект. Мы инвестировали в него порядка 1 млн. евро. Постепенно увеличиваем поголовье. Мы довели этот проект до нулевой рентабельности и довольны. Это не совсем наш бизнес. Мы делаем ставку не на животноводство, а на растениеводство. Я уверен, что животноводством должны заниматься фермеры, а не крупные холдинги.

Мы заинтересованы в развитии тех территорий, на которых мы арендуем земли. Поэтому и развиваем те объекты, которые были там раньше, в том числе и коровники. В реализации этого проекта мы не смотрим на доходы, мы хотим, чтобы у местного населения было место работы.

В Сербии MKGroup активно занимается сахарным бизнесом. Не интересно ли компании приобретение сахарных заводов в Украине?

В Сербии MK Group производит 60% сахара. Плюс сербского сахарного рынка в том, что производители имеют право каждый год экспортировать 180 тыс. тонн сахара в ЕС по высоким европейским ценам. В Украине ситуация совсем другая — рынок сахара сложный и непонятный. Технологии на сахарных заводах очень устаревшие, что требует от собственника огромных инвестиций. Если мы купим сахарный завод в Украине, нам нужно будет инвестировать в него еще порядка 60 млн. евро, чтобы довести его до уровня производства в Сербии. Плюс нужны хорошие кадры и оборотные средства. И что мы получаем на выходе? Сахар, который нам некуда девать. В Украине слишком много сахарных заводов и очень высокая себестоимость производства. Нужно провести реструктуризацию всего сектора и оставить не более 20-25 заводов.

Беседовала Татьяна Недоризанюк

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Сербская агрокомпания ищет партнера на крахмально-паточный комбинат в Украине
АПК 30 августа 2013 в 11:34

Сербская агрокомпания ищет партнера на крахмально-паточный комбинат в Украине

Компания "Агро Инвест Украина", дочерняя компания сербского аграрного холдинга MK Group, хочет найти партнера для строительства в Украине крахмально-паточного комбината

Дочка сербского агрохолдинга MK Group хочет приобрести в Украине сельхозпредприятие с 15-20 тыс. га земли
АПК 30 августа 2013 в 12:30

Дочка сербского агрохолдинга MK Group хочет приобрести в Украине сельхозпредприятие с 15-20 тыс. га земли

Компания "Агро Инвест Украина", дочерняя компания сербского аграрного холдинга MK Group, намерена увеличить земельный банк в следующем году на 5-25 тыс. га. До 2015 года земельный банк компании должен вырасти до 70 тыс. га

Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/