Политика 12 марта 2016 в 9:32

Белорус из батальона ОУН: Мы громили банки в центре Киева, чтобы показать, что здесь не "русский мир"

Василий Парфенков, белорус с украинским паспортом, являющийся политзаключенным в Беларуси и добровольцем в АТО, рассказал корреспонденту Delo.UA, почему он пошел громить российские банки в центре Киева и будет ли продолжение борьбы украинских активистов с "русским миром"

20 февраля, на вторую годовщину расстрела на Майдане, активисты из батальона ОУН под руководством Николая Коханивского закидали камнями офисы СКМ и Сбербанка, а в отделении Альфа-банка еще и устроили погром, посчитав, что это "дочка" российского финучреждения. Полиция задержала нескольких активистов ОУН, а двух из них — Коханивского и белоруса Василия Парфенкова — оставили под домашним арестом. Delo.UA решило выяснить у Парфенкова, как он оказался в АТО и почему пошел громить банки в Украине.

- Василий, в декабре 2010 года в Беларуси прошли президентские выборы, после которых оппозиция вышла на Октябрьскую площадь и начала требовать отставки президента. Это была ваша первая протестная акция?

Подпишитесь на канал DELO.UA

- До этого я участвовал в защите Куропат в 2002 году (белорусские власти хотели снести памятник жертвам сталинизма ради расширения МКАДа — Ред.) и других акциях. В предвыборной кампании 2010 года я состоял в штабе кандидата в президенты Владимира Некляева — помогал проводить агитацию, собирал подписи, а позже — присоединился к акции на Октябрьской площади.

- Что тогда произошло с вами на площади?

- Я направлялся вместе с Некляевым к Октябрьской площади, когда неизвестно откуда выскочили люди в масках и напали на нас. Нашего кандидата в президенты настолько сильно избили, что нам пришлось вызывать скорую помощь. Позже я присоединился к акции на Площади и участвовал в штурме Дома правительства.

- Вас задержали сразу же?

- Нет, за мной пришли практически месяц спустя — 4 января. Предъявили подозрение в причастности к "организации массовых беспорядков", через трое суток меня перевели в Минское СИЗО. А 17 февраля Фрунзенский суд столицы осудил меня на 4 года колонии строго режима. Полгода спустя была амнистия, и я вышел на свободу.

- После этого вы еще несколько раз отбывали сроки?

- Да, в основном из-за "несоблюдения требований превентивного надзора" — продолжал участвовать в акциях. Отсидел в колониях и один раз даже в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий — Ред.). Окончательно вышел в феврале 2014 года.

- И что вы сделали после выхода на свободу?

- Поскольку отправляться на Майдан было уже поздно, я отправился добровольцем в АТО, где и прослужил полгода — вплоть до ранения ног. После этого — госпиталь и реабилитация. Вернулся в строй ОУН в октябре 2015 года.

- После ранения вы получили украинский паспорт. А были ли у вас мысли вернуться в Беларусь?

- Я не могу вернуться в Беларусь по одной простой причине — против меня уже завели дело по ст. 133 УК (наемничество). По ней мне грозит до 7 лет тюрьмы. Поэтому никогда и не задумывался всерьез о возвращении на родину.

- Почему вы решили пойти на митинг 20 февраля 2016 года?

- Мы вышли на Майдан, потому что российские банки и такие люди, как Ринат Ахметов, спонсировали сепаратистов. Вот мы и решили показать, что здесь не "русский мир". Кроме того, у нас начало складываться ощущение, что Майдан мало что поменял.

Иногда кажется, что все стало еще хуже. Режим начинает все больше напоминать милицейский режим Лукашенко.

- Сколько человек участвовало в акциях возле офиса Ахметова и банков?

- К банкам пошло около 500 человек, а вообще на Майдане было больше. С нами пошли в основном те, кто готов был протестовать.

[gallery:33555,33534,33531,33527,33539,33553,33558]

- Полиция активно препятствовала вашим действиям в отделении Альфа-банка?

- Они уже были возле офиса, когда мы подходили. Но они не сильно нам помешали — около сотни человек зашло внутрь, разбили там все и вышли. Потом кидали брусчатку и петарды.

- Как вас задержали?

- Меня задержали 22 февраля, когда я был возле метро. Ко мне подошли и спросили мои документы, а я оставил паспорт дома. Попросили проехать с ними — там и предъявили обвинение в хулиганстве. Через два дня состоялся суд и мне дали два месяца домашнего ареста.

- Планируется ли в ближайшее время провести подобные "акции"? Будете ли вы в них участвовать?

- Насколько мне известно, нет. Мы стараемся организовывать их на памятные даты. А ближайшая из них — 9 мая. К этому времени мой домашний арест закончится, и я вновь смогу принять участие.

Загрузка...
Новое видео
Чому кияни не готові до посилення карантину та прагнуть відновлення масових заходів / Delo.ua
Загрузка...