24 мая 2016 в 10:00

Цена левизны: 5 ключевых ошибок Венесуэлы, приведших страну к экономическому краху

На прошлой неделе о массовых беспорядках, голоде, кризисе с медикаментами, остановке промышленности и национализации производств в Венесуэле не говорил только ленивый. Страна уже находится не на краю экономической пропасти, как год назад — там сделали уверенный шаг вперед. Как можно было довести экономику до состояния Бурунди, имея самые большие запасы нефти в мире? Delo.UA выявило пять беспроигрышных шагов власти, позволяющих похоронить все

В конце прошлой недели Организация Американских Государств собралась на экстренное заседание по вопросу ситуации в Венесуэле. Там президент страны Николас Мадуро недавно ввел чрезвычайное положение и объявил о частичной национализации промышленности. В ответ на это исчезли с полок магазинов основные товары, а цены на черном рынке взлетели вверх. Дефицит медикаментов в стране, по данным ООН, достиг 30%, а товаров первой необходимости — 60%. Вскоре в Венесуэле закончилась туалетная бумага и пиво.

После этого в Каракасе начались массовые протесты с требованием увеличить выплаты бедному населению и не вводить регулирование цен. Тогда стало понятно, что социальный эксперимент, который начал еще Уго Чавес, полностью провалился, и теперь Венесуэла столкнется с его последствиями. Аналитики считают, что страну может ждать социальный взрыв и даже новая революция или вооруженный переворот, если в ближайшее время ситуация в ее экономике не изменится.

Delo.UA опросило международных экспертов и определило пять факторов, которые привели страну к такому плачевному состоянию.

Ставка на нефть

Не секрет, что практически все деньги Венесуэла получала от продажи нефти. К началу 2014 года, по данным British Petroleum, она обладала 296 млрд баррелей разведанных запасов нефти. Это вывело страну на первое место в мире, позволив потеснить Саудовскую Аравию с 263 млрд баррелей. При этом деньги были даже в условиях экономических санкций в отношении Венесуэлы со стороны западных стран. Так, если саудиты ежедневно экспортируют по 12 тыс. баррелей, то добыча в Венесуэле — вчетверо ниже.

Но эта ситуация была хороша только при высоком спросе на сырье и достаточном уровне цен. Когда же цены начали падать, ситуация начала резко ухудшаться. Тем более, что страны Персидского залива упорно держат неизменными нормы добычи нефти, что не позволяет наращивать цены на мировых рынках, а экономика Китая постепенно замедляется и потому спрос на ресурсы также падает. И если у ОАЭ или Саудовской Аравии есть резервы для того, чтобы пережить голодные годы, то Венесуэла таких запасов создать не смогла.

Политика Мадуро в вопросе резервов также была слишком проникнута идеологией. В 2014 году он решил перевести 80% валютных резервов страны в золото, так как предполагал, что доллар вскоре обесценится. В итоге золото было куплено по высокой цене, а когда цены на него упали, страна за раз потеряла 40% своих резервов.

Дотации населению

До последнего времени "нефтяные деньги" позволяли финансировать огромные социальные программы, на которые шло более 40% прибыли. Главным преимуществом Уго Чавеса в пропаганде социального строя в стране стало снижение количества бедняков за годы его правления. Например, по данным ООН, число "живущих в экстремальной бедности" венесуэльцев с конца 1990-х уменьшилось с 23,4% до 8,5%. Страна вкладывала сотни миллионов долларов в то, чтобы проводить масштабное строительство жилья и дорог. К тому же президент решил отменить все экзамены в школах и университетах, чтобы все желающие могли получить образование за счет государства.

На эти деньги также покупались иностранные товары и запчасти, которые позволяли работать венесуэльской экономике, даже несмотря на то, что большая часть западных компаний ушла из страны после нескольких попыток национализации. Проще говоря, с помощью направления огромного количества денег на социальные пособия власти смогли создать у населения покупательную способность, и тем самым заставляли работать экономику.

В политическом плане Чавес старался завоевать любовь своих избирателей. Конечно, по мнению Мигеля Саласа, профессора истории из колледжа Помона в США, репрессивная машина работала, но президент позволял оппозиции проводить митинги в Каракасе и даже проиграл референдум о пожизненном назначении себя президентом. "Чавес старался брать собственной харизмой и дотациями. Но для продолжения его курса нужны были или реформы, или яркий лидер", — говорит ученый.

Теперь же Мадуро говорит, что в стране стабильность, но в магазинах устанавливают сканеры отпечатков пальцев, чтобы не продавать больше нормы товаров в одни руки.

Трата денег на собственный имидж

Нефтяные деньги позволяли Уго Чавесу потратить на не связанные с экономикой проекты ("братская" помощь соседям по континенту, пропаганда социализма и закупки оружия) более $980 млрд начиная с 1999 года.

Здесь показателен пример Коста-Рики, которая много лет получала в долг большое количество нефти от Чавеса и затем Мадуро. При этом страна утверждала, что она верный союзник Венесуэлы, но не спешила разрывать экономические отношения с США. Тем не менее, Венесуэла упорно не прекращала давать деньги и нефть своим союзникам. На эти финансы многие из них построили у себя довольно приличную социальную сферу и не тратились на медицину или инфраструктуру из своего бюджета.

При этом политическое влияние Венесуэлы в Латинской Америке после смерти Чавеса постоянно падало.

В итоге Каракас вынужден был списать 55% долгов Коста-Рики, так как там заявили, что платить нечем. На очереди Ямайка, которая также находится в похожем положении. А меры по подавлению собственной оппозиции Мадуро осуждают все соседи, которые получают от него деньги.

Полное отсутствие реформ

Правительство Мадуро не решилось проводить даже минимальные реформы, чтобы изменить экономическую ситуацию в стране. Хотя эксперты давно предсказывали крах экономике, которая ушла слишком далеко в левом направлении.

И действительно, за последний год экономические дела в стране идут очень плохо. В среднем инфляция составляет 700%, а ВВП почти не растет. Все дело в том, что для поддержания социальных программ в бюджете заложили цену на нефть не ниже $100 за баррель. Потому еще в ноябре 2014-го власти ввели "справедливые цены" на большинство товаров. Это, понятно, привело к исчезновению из магазинов большинства продуктов. Следом режим Мадуро ввел карточную систему, когда покупать можно только имея на руках специальный номер. А очереди контролируют вооруженные солдаты национальной гвардии Венесуэлы.

Более того, очереди вызвали беспорядки в Каракасе, которые были подавлены, в ответ мировое сообщество заговорило о новых санкциях против власти. Мадуро на опережение решил национализировать заводы западных компаний, в ответ те остановили поставки комплектующих и сырья в страну. Тогда экономика Венесуэлы остановилась окончательно.

По мнению Мигеля Саласа, Мадуро слишком тщательно пытался следовать курсу своего предшественника и даже ввел на телевидении еженедельную трансляцию своих выступлений, но это мало помогло. Новый лидер не имел такой же силы убедить свой народ, что все беды — происки иностранных агентов и оппозиции. И нет денег, чтобы продолжать платить беднякам пособия.

Китайские кредиты

Подвела Венесуэлу также уверенность в том, что у нее всегда будут могущественные иностранные союзники. Уго Чавес много говорил о стратегическом сотрудничестве с Россией. Он и Владимир Путин обсуждали даже создание военно-морской базы российского флота на Тихом океане. Конечно, все это делалось в обмен на экономическую помощь, хотя Россия не спешила давать деньги даже в более благополучные времена. До ухудшения отношений с Западом Москва уделяла мало внимания Латинской Америке, и ее традиционные союзники там решили, что про них забыли.

У Николаса Мадуро был свой союзник, в которого он верил — Китай. Пекин в последние годы часто давал деньги Венесуэле для того, чтобы та могла держать на плаву свой бюджет. Но КНР не привык просто так разбрасываться резервами, и потому деньги шли только в долг, который никто не думал списывать в случае кризиса. За последние 8 лет китайцы передали Венесуэле $50 млрд, что равняется 15% ВВП страны. Каракас имел возможность погашать долг нефтепродуктами, но теперь, когда цены упали, большая часть поставок уходит только на обслуживание процентов долга.

Кроме того, сейчас в Пекине заявили, что не готовы продолжить кредитную программу, так как не видят результатов. Но могут одолжить Венесуэле еще $10 млрд, и пока никто не знает, какими будут реальные условия погашения этого долга.

Многие эксперты считают, что теперь Китай потребует отдать ему часть национализированной нефтяной промышленности страны, а также отдельные месторождения нефти.

И если компании США до сих пор пытаются вернуть в суде свои активы, потерянные еще 20 лет назад, то китайские инвесторы будут защищать свою новую собственность любыми способами.

При этом Мадуро почти каждый день обвиняет во всех бедах своей страны происки США и Европы, а значит давно лишил себя возможности экономической помощи с этой стороны. Хотя сейчас Барак Обама демонстрирует поразительную мягкость относительно бывших коммунистических стран Латинской Америки. Так, его визит на Кубу состоялся даже несмотря на отсутствие любых уступок со стороны Гаваны. По мнению Маркуса Шульца-Крафта из Университета Суссекса, Вашингтон готов был пойти и на большие компромиссы перед выборами президента в США, но Венесуэла уже отрезала себе пути назад.

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Венесуэла продлевает чрезвычайное положение в экономике
Экономика 15 марта 2016 в 9:30

Венесуэла продлевает чрезвычайное положение в экономике

Указом президента Венесуэлы чрезвычайное положение в экономике страны продлевается еще на 60 дней

Плата за популизм: У Венесуэлы закончились деньги даже на то, чтоб печатать деньги
Экономика 29 апреля 2016 в 9:15