Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Чем реально полезна, а в чем не поможет легализация цифровых активов: разбор юриста

  • Антон Журавель

    адвокат, партнер Адвокатского объединения "Могильницкий и партнеры"

Общеизвестно, что криптовалюты имеют стоимость, а значит, в глазах обывателя являются имуществом. Однако юридическая практика показывает, что все не так очевидно

Основной целью законопроекта о легализации цифровых активов в Украине является нормативно-правовое урегулирование этого рынка. По мнению авторов законопроекта, такой шаг позволит привлечь на украинский рынок крупных игроков сферы, а также легализовать и упорядочить ныне существующий огромный объем финансовых средств.  

Несмотря на несовершенство закона, он все же способен решить ряд юридических вопросов. Главный из которых — цифровые активы теперь будут являться нематериальным благом и объектом гражданских прав, имеющим выраженную стоимость. 

"Криптовалюта" в понимании законодательства не является ни имуществом, ни средством платежа"

На первый взгляд вопрос статуса не кажется столь важным. Общеизвестно, что криптовалюты имеют стоимость, а значит, в глазах обывателя являются имуществом. Однако юридическая практика показывает, что все не так очевидно. Именно неопределенность правового статуса виртуальных активов долгое время порождала (и продолжает порождать) правовой хаос в этой бурно развивающейся сфере цифрового мира.  

Стоит привести несколько примеров для того, чтобы понять, каково на данный момент восприятие виртуальных активов в украинской судебной практике. Начнём с уголовного аспекта как наиболее показательного. 

К примеру, в некоторых судебных решениях встречается позиция, что крипотовалюта в понимании гражданского и уголовного законодательства не является ни имуществом, ни средством платежа, ни валютой, поэтому не может быть объектом уголовного правонарушения. Другими словами, хищение криптовалюты не считается преступлением, поскольку сама криптовалюта не считается имуществом. И заявляя о том, что у вас было похищено имущество, необходимо вначале доказать, что оно у вас было и что это имущество имело выраженную стоимость.

Одним из самых распространенных способов хищения криптовалюты является несанкционированное получение доступа (удаленный доступ) к биржевым аккаунтам владельца. На таких счетах многие криптовладельцы не только покупают, продают, но и хранят криптовалюту. При всей технической сложности этого процесса в настоящее время существуют эффективные процессуально-правовые инструменты для установления самого факта несанкционированного доступа. 

И да, несанкционированный доступ сам по себе является уголовным правонарушением. Однако этого недостаточно для подтверждения факта хищения, который необходим для возврата украденной криптовалюты. Доказать взлом вашей программной системы мало. Вы также должны доказать, что с его помощью было похищено ваше имущество. Иначе шансов его вернуть нет. 

"В Украине отсутствуют обвинительные приговоры за хищение криптовалюты"

В самом лучшем из случаев правоохранительным органам удастся установить местонахождение и привлечь к ответственности хакеров лишь за взлом вычислительных систем. Но доказать факт хищения криптовалюты в суде проблематично. И первый вопрос, который возникнет у суда, — это вопрос о статусе имущества. При этом не столь важна рыночная стоимость похищенной криптовалюты, сколько сам ее правовой статус. В случае, если бы хакер похитил денежные средства или ценные бумаги с банковского счета, таких вопросов бы не возникало. Но в случае с криптовалютами отсутствие обвинительных приговоров в Украине свидетельствует об обратном.

До последнего времени, несмотря на законодательный вакуум в вопросе статуса виртуальных активов, расследования преступлений в сфере оборота виртуальных активов все же осуществляются. Если не учитывать уголовную практику дел в сфере оборота наркотических средств (в случаях приобретения наркотиков за криптовалюту), легализации преступных доходов и финансирования терроризма, можно прийти к неутешительному выводу: эффективность расследования фактов хищения криптовалюты остается крайне низкой. 

В отдельных случаях, если хищение совершено на территории Украины и удается установить лицо, совершившее хищение, возможно применить к нему ряд уголовно-правовых мер. Это значительно повышает шансы возврата украденных активов. Но в большинстве же случаев, хищение способом удаленного доступа совершается с территории других стран, и установить виновное лицо практически невозможно. Дело также осложняется и тем, что наиболее популярные у украинских пользователей биржи виртуальных активов имеют иностранные юрисдикции. Таким образом, даже для подтверждения самого факта наличия у пользователя криптовалюты правоохранителям необходимо обращаться напрямую к бирже — юридическому лицу другого государства. Это требует много времени и средств со стороны следствия, которых нет, ведь в данных случаях требуется  максимальная оперативность.

"Возврат средств невозможен без установления факта противоправных действий"

В настоящее время наиболее эффективным является максимально полное и активное участие самого пострадавшего пользователя в работе с представителями бирж виртуальных активов и правоохранительными органами. 

Сами криптобиржи имеют все технические возможности для установления обстоятельств (как совершено хищение, с чьего аккаунта, когда и в каких объемах) хищения и блокировки (в случаях, если активы не были выведены с биржи) украденных виртуальных активов. В свою очередь возврат похищенных средств пострадавшему собственнику невозможен без установления факта противоправных действий, что является исключительной компетенцией правоохранительных органов. 

Взаимодействие украинских правоохранительных органов и криптобирж различно как по форме, так и по эффективности. Все зависит от конкретных случаев. Но, стоит повториться, на данный момент это наиболее эффективный способ возврата украденных криптоактивов.

Таким образом, признание правового статуса виртуальных активов как имущества не убережет от посягательств на него и не упростит сложность уголовного расследования фактов его хищения. Но важность заключается в том, что теперь у государства возникает конституционная обязанность защищать право собственности на виртуальные активы так же, как и право собственности на другие виды имущества. А собственники виртуальных активов приобретают законное право на проведение эффективного расследования в случае незаконных посягательств на их имущество. 

Антон Журавель