Политика 04 сентября 2015 в 17:15

Не следует отвечать на пропаганду России собственной пропагандой — Герлинда Неус

Доктор Герлинда Неус, руководитель секции Департамента публичной дипломатии НАТО, рассказала Delo.UA о подходе НАТО к коммуникациям в условиях агрессивной информационной активности России, о том, как российская активность на международной арене повлияла на сотрудничество Альянса с ЕС и о долгосрочной перспективе российского вызова для Европы

Как нынешняя активность России влияет на информационное пространство Европы?

Во-первых, российская информационная активность ориентирована на само население страны. Во-вторых, ее результаты отражаются и на европейском пространстве. Россия оказывает информационное влияние на целый ряд так называемых стран-партнеров — Украину, Молдову, Грузию, Балтийские страны. В этих странах у нее есть серьезные рычаги влияния на СМИ, поскольку там она владеет собственными средствами массовой информации.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Россия влияет и на общественное мнение в странах НАТО. Ведь Russia Today — профессионально сделанный телеканал с хорошими ресурсами и финансированием. Он ведет трансляцию не только на английском, но и на других европейских языках. Впрочем, успех этого влияния на страны Альянса достаточно мал.

Но стоит сказать, что в борьбе с российской пропагандой мы не должны попасть в одну конкретную ловушку. Нам не следует отвечать на пропаганду собственной пропагандой. Мы не должны мстить за информационную войну информационной войной. Мы должны совместно выступать за свое видение того, каким должно быть общество, и слова нужно подкреплять действиями. В процессе коммуникации нужно говорить правду и доносить ее четко, но также и ответственно относиться к инструментам, с помощью которых эта правда доносится. Основой же этого подхода остается наше убеждение, что демократия — лучшая модель для наших людей.

С помощью информационных инструментов Россия конструирует новую реальность и заставляет весь мир сомневаться в том, что хоть кто-то может быть прав. Как с этим справиться?

Абсолютно верно, во многом таким и есть подход России — рассказать, что "все врут, и правды нет нигде". Потому не только мы в НАТО, но и наши партнеры должны раскрывать и опровергать российский нарратив, раскрывая ложность ее заявлений реальными фактами. На этом пути у нас есть успехи. Например, украинская организация stopfake.org делает отличную работу, раскрывая российскую ложь. Кроме самих россиян в России, всем остальным достаточно хорошо известно, что российский информационный подход основан на лжи.

Россияне поддерживают российский нарратив, даже если знают, что он ложный, потому что считают НАТО реальной угрозой. Может быть, необходимо также работать и с российской аудиторией?

У россиян нет доступа к альтернативным источникам информации. Они могут получить только сфабрикованную Россией информацию. Иногда она достигает абсурда, как в случае, когда сообщалось, будто в Украине оперирует контингент НАТО. Это полный нонсенс. И в случае, когда распространялась информация о намерении НАТО убрать президента Путина. Мы не хотим его убирать, мы бы хотели с ним сотрудничать, но для этого он должен держать слово и выполнять договоренности, которые сам (или Россия в его лице) заключил ранее. У россиян выбор небольшой. У них слишком ограниченный доступ к информации и информационная картинка не сбалансирована. Здесь мы должны предпринять следующее: вместе со странами-партнерами сделать все возможное, чтобы дать россиянам и русскоговорящей аудитории возможность доступа к другим источникам информации.

Вы говорите о европейском телевещании на русском языке?

Это один из путей. Как вы знаете, в Балтийских странах запустили русскоязычное общественное телевещание с ориентацией на собственную аудиторию, поскольку в этих странах проживает значительное русское меньшинство. Здесь стоит также обратить внимание на распространение и доступность медиаконтента. В этом направлении в Европе разрабатывают ряд инициатив. И кроме того, необходимо удостовериться, что наши собственные СМИ получают доступ к точной информации, таким образом представляя объективную и сбалансированную картинку для мировой аудитории (ведь многие телеканалы стран Альянса смотрят по всему миру).

В целом стоит заметить, что российско-украинский кризис стимулировал более сильное и проактивное сотрудничество НАТО и Европейского Союза. Мы очень внимательно следим за тем, как соотносится наша политика с политикой Европейского Союза и наоборот. Это также касается нашей коммуникационной работы и публичной дипломатии. Мы пытаемся координировать действия в этих направлениях, не обязательно в операционных вопросах. С этой точки зрения российский кризис помог, поскольку мы всегда хотели улучшить сотрудничество с ЕС, а сейчас именно этим и заняты.

Как вы относитесь к идее, что агрессия России позволила НАТО "возродиться", поскольку после окончания Холодной войны и распада СССР у Альянса не было конкретного внешнего вызова?

Это один из вариантов взгляда на ситуацию. Но следует также уточнить, что Россия всегда была там, где есть сейчас, хотя это не всегда было очевидным фактом. Благодаря российско-украинскому кризису мы усилили (и продолжаем это делать) направление обороны и сдерживания НАТО. Вчера мы открыли первый, но важный Командный центр по интеграции сил НАТО в Вильнюсе. Следом будут открыты и другие центры. Мы более чем в два раза увеличили силы реагирования НАТО. Мы более быстро принимаем решения. Альянс адаптируется в военном и политическом аспекте, как и в прошлые десятилетия, соответственно новым реалиям и вызовам. Потому что знает, что вызов, который представляет собой Россия, — долгосрочный. Он будет длительным. Это же можно сказать об ИГИЛ. Но НАТО не может выбирать из этих вызовов один, ему необходимо отвечать на оба одновременно.

Что вы имеете в виду, когда называете вызов со стороны России долгосрочным?

Вероятно, президент Путин останется на своем посту еще много лет. Мы уже видели, как он создал возможности, позволившие ему остаться на посту дольше, чем ожидалось. Потому стоит предположить, что он останется на годы, а то и десятилетие. Мы также должны учитывать, что если Путина заменит кто-то другой, он не обязательно автоматически будет более хорошим партнером для сотрудничества с НАТО или Украиной. То есть, попросту говоря, может стать еще хуже. Не только в ближайшие месяцы, но в ближайшие годы мы должны понять, как обращаться с Россией, которая не связана правилами международного сообщества, не выполняет данных ею обещаний, использует ложь и сфабрикованную информацию. В странах Альянса и среди его партнеров сейчас обсуждают эту тему. И будут обсуждать в ближайший период времени.

Как думаете, стоит ли сейчас в Украине поднимать вопрос о перспективах вступления в НАТО?

Могу сказать, что если вы это сделаете, не встретите согласия среди стран в самом Альянсе о том, какой ответ дать Украине. Украина переживает серьезный кризис. В вашей стране идет война с применением оружия на востоке, но также война в информационном поле. И в этой ситуации ваше правительство и граждане предпринимают огромные усилия по внедрению реформ. Реформы очень нужны, они очень амбициозны, но они также очень сложны. В некоторых сферах прогресс есть, в других — нет или еще нет. Предстоит пройти долгий путь. В качестве аргумента от многих европейских стран вы услышите такое: "мы помогаем вам идти по этому пути, но вам нужно по нему идти". На этом пути случится такой период времени, когда разговор о членстве в ЕС или плане вступления в НАТО будет уместным. Но в настоящий момент многие вам скажут, что это слегка преждевременно.

Загрузка...
Новое видео
Три переваги України у глобальній конкуренції за мільярдні компанії майбутнього — Ярослав Ажнюк, Petcube
Загрузка...