25 марта 2015 в 14:56

План кардинального реформирования ГФС будет готов к концу апреля — замминистра финансов

Как сделать ГФС сервисным органом и очистить таможню от коррупции, что будет с НДС-счетами и почему тормозит налоговая реформа, Delo.UA говорило с Еленой Макеевой, новым заместителем в команде Наталии Яресько

Сейчас судьба украинской экономики во многом зависит от министра финансов Наталии Яресько — перед ней стоит сверхсложная задача достичь компромисса с внешними кредиторами до того, как в Киев вернется миссия МВФ. В связи с этим Яресько наконец получила возможность привести в Минфин свою команду, и 11 марта заместителями министра были назначены люди из бизнеса — Оксана Маркарова, Роман Качур, Артем Шевалев и Елена Макеева.

Макеева пришла в Минфин на место Дениса Фудашкина, который отвечал за доходы бюджета. До своего назначения она была управляющим партнером аудиторской компании "Аксенова и Партнеры" и главой Совета независимых бухгалтеров и аудиторов. Именно как глава СНБА Макеева активно участвовала в обсуждении налоговой реформы и неоднократно организовывала встречи бизнеса с представителями налоговой. В публичных дискуссиях она отличалась поддержкой Игоря Билоуса, возглавлявшего ГФС — как и Билоус, Елена Макеева показала себя сторонником радикальных изменений законодательства и электронизации администрирования налогов. Поэтому ее назначение заставило напрячься противников Билоуса в рядах налоговых экспертов.

Вскоре после назначения Delo.UA встретилось с Макеевой, чтобы узнать, чего на самом деле следует ожидать бизнесу от Минфина, какова судьба налоговой реформы и что будет с фискальной службой после ухода руководства.

Расскажите, как Вас назначили на должность замминистра?

Предложение поступило непосредственно от Наталии Яресько, я с ней лично знакома. По правде говоря, я никогда не мечтала занять такую должность, при этом мне всегда нравилась общественная деятельность. Например, вместе с моими коллегами я основала международную и всеукраинскую общественную организацию "Совет независимых бухгалтеров и аудиторов". Сегодня в ней более 1500 бухгалтеров и аудиторов. Можно сказать, что общественная деятельность является моим хобби.

Каждую минуту своей жизни мы делаем тот или иной выбор, одни решения мы принимаем достаточно быстро, потому что они менее рискованные, другие нужно обдумывать. Решение перейти на государственную службу было одним из самых тяжелых в моей жизни, а время на раздумья было ограничено. Конечно, были разные мысли, ощущения, но я старалась не думать категориями "нравится/не нравится", а рассматривать это предложение как определенный жизненный вызов. Поэтому я приняла приглашение в команду Наталии Яресько.

О чем с Фудашкиным говорили?

Да, конечно, мы встретились и пообщались. У него было немного времени, но он рассказал все что мог, за что я ему благодарна. Я работаю всего 10 дней, изучаю, что было хорошего и где были допущены ошибки. Важно сохранить все позитивные практики и развивать их, а недочеты исправить. Должна сказать, что я руководствуюсь своим кредо "в жизни нужно стараться превзойти самого себя, а не других". Поэтому моя цель — превзойти себя, максимально упростить систему и поднять ее эффективность, повысить уровень коммуникации нашего ведомства. К тому же я люблю оптимизировать процессы, искать креативные решения и нестандартные подходы. Чего бы я точно не хотела, так это перейти в разряд чиновников.

Вас называют одним из самых активных защитников идеи электронного администрирования НДС. Но система уже оказалась проблемной. Вы все же считаете, что ее нужно запускать в полном объеме?

Как человек из бизнеса я считаю, что нужно принимать много решений, и делать это быстро. Если бы мы долго согласовывали, анализировали, хорошо это или плохо, мы бы не сдвинулись с мертвой точки. Тем более что это временная норма, которая по плану вводилась на год, чтобы отрегулировать уплату НДС и нивелировать коррупционные составляющие. Сейчас система работает в тестовом режиме, если он покажет свою эффективность — система будет введена в полную силу с 1 июля, как и предусмотрено Налоговым кодексом. Если же система электронного администрирования не оправдает ожидания, от нее нужно будет отказываться. Но сейчас делать выводы рано, она работает всего лишь с 1 февраля.

Кроме того, любая ошибка — это в первую очередь информация. Сейчас есть много технических и методологических неточностей, мы оперативно получаем эту информацию. Плательщики, профильные бизнес-ассоциации и налоговая — мы вместе пытаемся найти решения, держим руку на пульсе, отслеживаем недочеты и реагируем максимально быстро.

В принципе, я не боюсь никаких изменений, я по характеру новатор. В то же время я очень хорошо понимаю философию бухгалтеров. Бухгалтера чаще консерваторы, и любые изменения воспринимают в штыки. Отчасти потому, что в нашем бухгалтерском образовании нас никогда не учили приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям. А это обязательный профессиональный навык, требуемый Международными стандартами образования.

Но вы согласны, что там есть что дорабатывать?

Конечно, есть. И это нормально, что вносятся изменения. К сожалению, у нас всегда нет достаточно времени на реформы, нам все нужно "на вчера". Мы поставили себе задачу, чтобы реформы внедрялись в соответствии с законодательством, а не "с сегодня на завтра", и чтобы в законах не было разночтений. 90% рисков снимается за счет качественной подготовки документов. Но лучшее — враг хорошего, перфекционизм — прекрасное качество, но можно очень долго писать закон, а он в итоге не будет принят.

Чем будете заниматься в ближайшее время?

Я отвечаю за доходную часть бюджета, и у меня три основных вопроса. Первое — это реорганизация Государственной фискальной службы. Здесь мы работаем совместно с Международным валютным фондом, и у нас стоит четкий дедлайн — разработать проект изменений до конца апреля 2015 года. Нужно облегчить и упростить систему, сократить количество сотрудников, Фискальная служба должна стать сервисным органом.
Вторая задача — налоговая реформа, над которой мы работаем с Национальным советом реформ при Президенте. Состав рабочей группы будет сбалансирован, в нее войдут международные консультанты (в том числе бывший министр финансов Словакии Иван Миклош), общественность, депутаты профильного комитета. В ближайшее время мы подадим свои предложения для Национального совета реформ, а пока я встречаюсь с иностранными консультантами, собираю и изучаю предложения бизнеса, опыт европейских стран. В разработке и реализации конкретного видения реформы мы будем двигаться эффективно и быстро, но я бы не хотела озвучивать никаких задумок, пока не услышу позицию всех стейкхолдеров в этом процессе. Ведь хорошая реформа — это, как правило, результат синергии коллективного мышления.

Третья задача — построить коммуникацию между бизнесом, властью и депутатским корпусом. Сейчас бизнес сам по себе живет, правительство — само по себе, и депутаты — сами по себе. В итоге законопроекты, которые подаются в Верховную Раду, не поддерживаются государственными институтами, в том числе министерством, не потому, что министерство плохо работает или не вносит предложения, а потому, что недостаток коммуникации не позволил прийти к общему решению.

Любое руководство говорит о диалоге, и он вроде как ведется, а эффекта нет. Почему?

Да, проводится много встреч. Но сесть за стол и сказать все что ты думаешь — недостаточно. Важно, чтобы люди, которые участвуют в подготовке реформ, делали что-то своими руками — изучали опыт, вносили предложения, генерировали идеи, составляли таблицы, создавали презентации. В Украине среди общественных организаций зашкаливает популизм. Многие стремятся попасть в определенную рабочую группу, чтобы познакомиться с кем-то, создать себе имидж.

То есть, цель — заставить всех реформаторов меньше говорить и больше делать?

Как минимум — уважать время друг друга.

Структурные изменения в ГФС, которые обсуждались с МВФ, предполагают выделение таможни в отдельное ведомство?

Нет, МВФ говорит о том, что в большинстве европейских стран это единое налоговое ведомство, которое подчиняется профильному министерству. И Фонд отмечает, что сейчас налоговая, таможня и милиция работают разобщенно, нет синергии. Нужно повышать эффективность сотрудничества внутри ГФС.

Я еще не видела окончательных предложений МВФ, у меня была с ними только общая встреча, где они изложили свое видение. В любом случае решение будет принято не МВФ и не мной лично, а Кабмином.

Расследование деятельности ГФС и отставка руководства. Почему Билоус ушел? Как будет функционировать ГФС, пока идет конкурс?

Оставьте эмоции, их и без того много в обществе. Знаете как проверить, насколько эффективный руководитель? Отправить его на месяц в отпуск и посмотреть, что произойдет. Если команда выдержит и работа не будет завалена, значит руководитель эффективен. И.Билоус уже 3 недели как отстранен от должности, команда справляется, работа кипит. Ничего не произойдет и во время проведения конкурса, все под контролем. Давайте думать позитивно, ведь любые изменения — к лучшему.

Как Вы относитесь к идее отмены упрощенной системы?

Как к одной из возможных идей. Сейчас многие "припоминают" мне мою февральскую статью на эту тему. Надо понимать, что я как аудитор и эксперт достаточно много писала статей на разные темы, освещала опыт европейских стран и не была ограничена в своих высказываниях. Мое мнение как эксперта никак нельзя связывать со стратегией реформ правительства и министерства финансов в частности. Хотя бы потому, что как государственный служащий я не принимаю никаких единоличных решений.

Но в целом я считаю, что существуют даже более простые и эффективные для малого предпринимательства решения, чем те, что есть в Украине. К примеру, недавно я была в Португалии, общалась с предпринимателями. У них самозанятые лица платят единственный фиксированный платеж в год — и все, никаких бухгалтерских книг, отчетов, кассовых аппаратов. И такой подход также имеет право на жизнь.

В целом, если мы хотим действительно внедрять успешные реформы, то нам нужно менять статус-кво и быть открытыми к чужим идеям. Надо научиться доверять друг другу.

Многие обвиняют Билоуса в том, что в ГФС не проводились реформы. Что Вы думаете по этому поводу?

Я не согласна, что ничего не делалось и не делается. Позитива достаточно много, но невозможно поменять в один день систему, которая строилась годами. С другой стороны, мы часто требуем невозможного, завышаем ожидания, а потом разочаровываемся. Если спросить у тех же представителей общественности, которые обвиняют ГФС в отсутствии реформ, чего они ожидали, то окажется, что их устроила бы, фигурально выражаясь, только полная отмена всех налогов. А конкретизировать, что именно нужно сделать, они часто не могут. Они говорят, что налоговая не проводила диалог с общественностью. Но я лично присутствовала на большинстве встреч — Минфин и налоговая высказывали свою позицию и свои предложения, просто общественность часто не хочет их слушать.

Как вообще можно обеспечить выполнение плана бюджета, в частности по таможенным поступлениям?

Есть госбюджет, где установлена сумма поступлений на год. Это общий план, который каскадируется на квартал, месяц. От выполнения доходной части зависит то, как мы будем выполнять свои социальные обязательства перед населением.

Мнение о том, что налоговые и таможенные поступления завышены, широко тиражируется, но как я увидела из статистики выполнения госбюджета за январь-февраль, это не соответствует действительности. Более того, в феврале поступления были даже немного выше планов. И это показывает, что бюджет на 2015 вполне реалистичен.

Еще многие жалуются на завышение таможенной стоимости

Да, есть понятие "инвойсная стоимость" и "таможенная стоимость". Правда в том, что некоторые компании умышленно занижают стоимость товара, чтобы заплатить меньше НДС, а ГФС определяет таможенную стоимость, которая выше инвойсной. Кроме того, честные налогоплательщики встречаются с такой проблемой чаще, чем те, которые действительно уклоняются от уплаты налогов и сборов. Эта проблема существовала всегда. Весь иностранный бизнес практически на каждой встрече об этой проблематике говорит и таким образом стимулирует государство искать решение. Снова-таки, это проблема не только Украины. Надо изучить, как она была решена в других странах, и имплементировать этот опыт в нашей стране.

Известно, что были наработки по электронизации таможни, но они не были запущены.
Конечно, потому, что электронизация требует финансирования; воли — достаточно. В Министерстве финансов очень громоздкий документооборот. Мы сейчас работаем над оптимизацией этого процесса.

Что еще можно сделать быстро — разработать систему оценки рискованных операций. Она уже существует в Грузии. Это позволяет таможне быстро определять, к какой категории риска относится поставка, программа сама выбирает, зеленый это или красный коридор. К примеру, если указана страна-производитель Германия, и страна-экспортер — Германия, то риски будут минимальные, а если страна-производитель Китай, а экспортер — Кипр, то система автоматически выберет эту операцию для дополнительной проверки и досмотра.

В некоторых странах используется такой инструмент, как банковская гарантия. Если таможня определяет операцию по поставке рискованной, к примеру, производитель товара — Германия, а поставщик — Кипр, то таможенные органы могут растаможить товар по инвойсной стоимости, однако в качестве обеспечения попросить предоставить банковскую гарантию на сумму разницы между ценой, по которой немецкая компания экспортирует, и ценой, которая обозначена в контракте с Кипром. И если будет доказано, что цена контракта (инвойсная стоимость) с Кипром не является рыночной, то банковская гарантия будет использована в счет уплаты налога.

Как Вы думаете, сколько времени нужно для того, чтобы автоматизировать таможню?

В первую очередь, надо провести инвентаризацию того, что у нас уже есть, чтобы оценить объем технической помощи, в которой мы нуждаемся для электронизации процессов. Надо искать международных доноров, которые готовы финансировать такие проекты, для государства они быстро окупаются. Существуют мировые практики аутсорсинга услуг по оформлению грузов, их нужно изучать, и лучшие — внедрять. Преимущества тут такие же, как у электронной системы администрирования НДС — компьютер не подкупишь. Во всяком случае, все страны, которые преуспели в налоговых и таможенных реформах, прошли через автоматизацию всех процессов.

Как Вы относитесь к идее отмены ЕСВ и его объединение с НДФЛ?

Налоговую реформу в части ЕСВ и НДФЛ нельзя рассматривать отдельно от пенсионной и медицинской (страховой) реформ. В мире есть разный опыт налогообложения доходов физических лиц: только НДФЛ (как в Грузии) или НДФЛ вместе с ЕСВ (опыт европейских стран). Мне нравится опыт Грузии не меньше, чем опыт Германии или Швейцарии, где уровень жизни в разы выше. Копирование опыта различных стран без учета национальных особенностей нашей страны приведет к неэффективности реформ, и, как следствие, — к разочарованию.

Насколько Вы готовы в принципе рассматривать неожиданные решения, которые предлагает парламент?

Мне бы хотелось построить эффективное сотрудничество с депутатами, чтобы уменьшить количество неожиданностей для нашего министерства. Министерство финансов открыто к диалогу, ровным счетом этого диалога ждет от нас профильный комитет ВРУ по вопросам налоговой и таможенной политики. Думаю, что скоро мы построим ту модель коммуникации, которая удовлетворит все заинтересованные стороны.

Кроме того, на мой взгляд, любые законодательные инициативы должны разрабатываться с учетом интересов как государства, так и бизнеса. Важно найти баланс интересов и не навредить никому.

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Яресько поменяла своих заместителей
Экономика 11 марта 2015 в 16:40

Яресько поменяла своих заместителей

С должностей заместителей министра финансов были уволены Денис Фудашкин и Виталий Лисовенко, назначены — Роман Качур, Оксана Маркарова и Елена Макеева

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...