Политика 04 августа 2016 в 8:00

Есть ли плюсы у "Закона Савченко"

Возвращение Надежды Савченко в Украину и ее первые политические шаги серьезно взбудоражили общество, а Закон авторства семи народных депутатов, среди которых была и Надежда, произвел фурор среди общественности. "Закон Савченко" критиковали и обсуждали, им восхищались и его боялись. Несмотря на это, закон действует и им успели воспользоваться более 45 тыс. человек. Так является ли этот закон абсолютным злом или же необходимым инструментом для восстановления справедливости? Давайте разбираться

Закон Украины "О внесении изменения в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания" вступил в силу 24 декабря 2016 года. "Законом Савченко" были внесены изменения лишь в статью 72 Уголовного кодекса Украины. Такие изменения улучшают положение осужденных, и, следовательно, они имеют обратную силу во времени, то есть распространяются на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления этого Закона в силу.

Ранее день в СИЗО приравнивался к одному дню пребывания в исправительной колонии. Инициаторы закона заверили парламентариев, что это положение следует изменить. Ведь условия пребывания в учреждении предварительного заключения хуже, чем условия в исправительной колонии. Однако, если дословно читать украинские законы, то оказывается, что в теории правовой режим пребывания под стражей наоборот более гуманный, чем режим пребывания в колонии (например, большее количество свиданий, возможность смотреть телевизор и т.д.). Однако, реалии пенитенциарной системы совсем другие и в реальности отбывание срока содержания под стражей в СИЗО и отбывание срока наказания в местах лишения свободы — это совершенно разные, несравнимые вещи. Вместе с тем, авторы Закона не обосновали, почему был выбран именно двойной коэффициент, насколько он соразмерный и справедливый.

В своих выступлениях инициаторы Закона также часто отмечают, что он заставит следователей быстрее расследовать преступления, а не "мариновать" людей в СИЗО. Однако, УПК Украины предусматривает максимальный срок пребывания под стражей на время следствия: 6 месяцев по преступлениям небольшой или средней тяжести (за которые предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы) и 12 месяцев за тяжкие и особо тяжкие преступления (от 5 лет до пожизненного лишения свободы). Когда дело передается в суд, срок пребывания под стражей может быть продлен прокурором либо непосредственно судом без каких-либо ограничений. Поэтому, положения Уголовного кодекса, измененные Законом № 838-VIII, вряд ли заставят быстрее работать следователей. Ведь срок пребывания в СИЗО на время следствия и так ограничен процессуальными нормами. Вопрос продления предварительного заключения на время судебного разбирательства и возможного апелляционного обжалования приговора зависит исключительно от суда, а потому закон может ускорить разве что процесс осуществления правосудия.

Продолжая тему содержания под стражей отмечу, что это исключительная мера предосторожности, которая применяется при наличии определенных рисков со стороны подследственного, отсутствии у него желания сотрудничать со следствием и т.п. Вместе с тем, лицам, которые признают свою вину и сотрудничают с правоохранительными органами, такая мера применяется в исключительных случаях. Поэтому, возникает ситуация, что для лиц, оказывающих сопротивление следствию, в дальнейшем срок наказания может быть сокращен на довольно значительное время, в то время как лица, изъявившие желание раскаяться, претендуют лишь на смягчение наказания. Это может определенным образом изменить сознание преступников, порождая желание подольше пребывать в СИЗО для ускорения своего возвращения на волю.

К тому же, стоит отметить, что период предварительного заключения засчитывается не только в срок лишения свободы. Закон предусматривает, что один день в СИЗО равняется четырем дням ограничения свободы, двум дням ареста, шести дням исправительных работ и 16 часам общественных работ.

Наиболее пугающий момент для населения — это то, что законом №838-VIII успели воспользоваться почти 50 тыс. человек, и на волю вышли более 6 тысяч осужденных. Общество справедливо волнуется, допуская, что это приведет к всплеску преступности.

Однако, судя по статистике, удельный вес рецидивной преступности в Украине составляет 45-48%, то есть, почти каждое второе преступление совершается ранее судимым лицом. Действительно, исправительные учреждения меняют людей, однако каждого по-своему, и если одним преступникам достаточно одного года, чтобы усвоить урок, рецидивистам абсолютно все равно, когда продолжать совершать преступления — то ли после окончания срока наказания, то ли после досрочного выхода на свободу. Для многих жить по законам преступного мира — это стиль жизни, и исправительные учреждения вряд ли смогут это изменить. Мировой уровень преступности ежегодно растет, трудное финансовое положение является катализатором, способствующим совершать преступления и со стороны ранее несудимых людей. Осужденные лица, ставшие на путь исправления, возвращаясь на свободу, будут искать пути возвращения к нормальной жизни. Лица, которые не осознали свои ошибки, будут продолжать совершать преступления независимо от момента выхода из исправительных учреждений. "Закон Савченко" — это только своеобразная машина времени, которая приблизила общество к моменту встречи с лицами, которые были изолированы от него.

Принципы неотвратимости наказания постепенно отходят на задний план. Тенденция гуманизации уголовного права свидетельствует о становлении нового принципа — неотвратимости реагирования на совершенное преступление. Именно поэтому преступники не всегда отбывают реальный строк наказания.

В некоторых случаях, как, например, случай с одиозным организатором строительной аферы "Элита-центр", который, судя по публикациям в СМИ, уже "свободный человек", так как отбыл свой срок наказания в СИЗО, при доказательстве вины такой человек обязательно будет осужден. Уголовный кодекс Украины содержит институт осуждения с освобождением от отбывания наказания. В результате применения такого осуждения лицо имеет судимость, которая позволит обращаться потерпевшим в суд с исками, пытаться взыскать понесенный ущерб и возвратить украденные деньги. Восемь лет в СИЗО в теории должны были оказать позитивное влияние на обвиняемого, но интерес потерпевших заключается именно в возвращении своих средств, а не в изоляции мошенника. Тот, кто может позволить себе чувствовать себя в следственном изоляторе лучше, чем на курортах Швейцарии, устроит аналогичные условия и в исправительной колонии, однако, какой от этого толк обществу? Вспомним пирамиды "МММ" Мавроди, который после отбытия наказания вновь начал заниматься аналогичными махинациями. На этот раз общество к его новым инициативам отнеслось с опаской, ведь он имел судимость за такие действия, и это демонстрирует вышеупомянутый принцип.

Подводя итог, следует отметить, что закон №838-VIII имеет право на существование. Вместе с тем, разделяю неоднократно высказанное экспертное мнение о необходимости предусмотреть в законе определенные меры предосторожности для отдельной категории осужденных и установить дифференциацию в зависимости от тяжести совершенного преступления, поскольку некоторые категории лиц, совершивших преступления, должны быть лишены любых льгот и изолированы в течение всего срока наказания.

Загрузка...
Новое видео
Почему восприятие мира линейным и дуальным мешает зарабатывать больше и при чем тут умение мечтать — Юра Лазебников / BWS 2020
Загрузка...