Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Обаяние буржуа

  • Любовь Орлова

    0

Давид Жвания руководит областным штабом "Нашей Украины" и больше не делает секрета из своих доходов. Он — состоявшийся человек, и еще один министерский портфель вряд ли нужен его искушенному эго

Давид Жвания руководит областным штабом "Нашей Украины" и больше не делает секрета из своих доходов. Он — состоявшийся человек, и еще один министерский портфель вряд ли нужен его искушенному эго

Один из самых приметных политиков нашего времени Давид Жвания вырос в семье высокопоставленного партийного чиновника Грузии, но "мажором" в привычном представлении не был. На формирование Жвании в равной степени повлияли все члены его уникальной семьи. Основы государственного мышления и секреты управления кадрами перед Давидом раскрыл дед, занимавший пост замминистра транспорта Грузии. Знания юриспруденции передала бабушка, бывший прокурор Тбилиси. Интерес к биологии и медицине привила мать, а вот дед по линии отца — любовь к литературе и кроссвордам. Нужно отметить, что предки Жвании вовсе не были "баловнями судьбы", а сами прокладывали себе путь к вершине. Дед по отцу, в прошлом военный, прошел всю Великую Отечественную, дед по линии матери — первопроходец грузинской железной дороги. До начала карьеры в партии отец занимался физикой и философией, тесно работал с учеными из Ленинграда, защитил две диссертации. Так что на Жванию работало не только партийное имя отца, но и весь генетический фонд семьи.

Поступив в Тбилисский государственный университет, к концу 80-х Жвания понял, что не хочет делать номенклатурно-партийную карьеру, к которой его готовили родители. Он потянулся к бизнесу, позволявшему заработать деньги не так связями, как собственным умом. В Грузии тех лет процветали, не особо афишируя себя, многочисленные цеха ширпотреба; в некоторых из них заработал свои первые деньги и настойчивый юноша. В период "развитого социализма" такое увлечение могло поставить под удар не только карьеру Давида, но и создать определенные трудности его семье. Отец был категорически против его стремления завести собственное дело, однако Жвания зарегистрировал свой кооператив, на базе которого впоследствии создал с британцами совместное фармакологическое предприятие. Удачно отыскав свою нишу на рынке медицинских препаратов, Жвания смог заработать первые серьезные деньги.

После прихода к власти Звиада Гамсахурдиа Жвания, к тому времени уже сформировавшийся бизнесмен, выезжает за пределы Грузии. Он останавливается в Австрии, где активно ведет поиск западных партнеров, заинтересованных в экономическом сотрудничестве с Советским Союзом. В Украину предприниматель приехал в 1991 году, чтобы реализовать крупный бизнес-проект. В Киеве у него было много влиятельных друзей — бывших лидеров комсомола республики, которые после распада Союза начали реализовывать себя в бизнесе. Их поддержка, а также "роковая" встреча с будущей супругой заставили Жванию обосноваться в Киеве.

К тридцати годам он становится руководителем ЗАО "Бринкфорд" — поставщика тепловыделяющих элементов для украинских АЭС.

В 2002 году — избирается в Верховную Раду по списку блока Виктора Ющенко "Наша Украина". В разгар избирательной кампании 2004 года генеральный прокурор Геннадий Васильев инициирует целую серию проверок предприятий Жвании, обвиняя их в неуплате налогов. В те дни частыми гостями на них — в разных регионах Украины — были не только инспекторы налоговой, но и вооруженные работники милиции и УБОПа. Мишенью для право-

охранительных органов Жвания стал неслучайно. Еще с парламентских выборов 2002 года он носил титул "кошелька оппозиции".

Во время "помаранчевой революции" Жвания стал "завхозом" акций протеста, тянул на себе всю бытовую сторону: палатки, матрацы, питание, медикаменты, транспорт, биотуалеты... Даже салюты, подбадривающие замерших людей, дарил он. В то время как другие политики только обещали стирать грязное белье ради победы демократии, Жвания вывозил тонны мусора с палаточного городка. Он не стоял на сцене в кругу товарищей, каждый из которых стремился занять место поближе к Ющенко, а руководил черновой работой вдали от телекамер.

Опыт работы в чрезвычайных условиях, а также знание проблем энергетического сектора пригодились Жвании в 2005-м, когда, став министром по вопросам чрезвычайных ситуаций, он настойчиво пытался включить решение чернобыльских проблем в глобальный процесс ренессанса атомной энергетики. Однако разгоревшийся после заявлений Александра Зинченко "коррупционный скандал" заставил министра покинуть пост.

Сегодня Жвания чаще бывает в Луганске, чем в Киеве. Он руководит областным штабом "Нашей Украины" и больше не делает секрета из своих доходов. Он явно гордится своим богатством, но умудряется при этом не производить отталкивающего впечатления (интеллигентность, обаяние, коммуникабельность и эрудиция Жвании вообще стали притчей во языцех). Вряд ли ему нужен министерский портфель, но он заметно активизировал политическую деятельность и старается вывести общественность на новый уровень политического диалога: тема "боязни за независимость" становится лейтмотивом его последних интервью.

Жвания Давид Важаевич

Член Политсовета партии "Наша Украина", куратор Луганской области от партии "Наша Украина"

Родился в 1967 году в Тбилиси, Грузия.

Образование

Тбилисский государственный университет (1991 г.). Факультет планирования народного хозяйства. Специальность — экономист.

Карьера

1986-1988 гг. — воинская служба в Пограничных войсках.

1991 г. — приезд в Украину. Работа менеджером, затем директором экономики и финансов в ЗАО "Фирма Торговый Дом".

1998 г. -Президент предприятия "Бринкфорд Конс. (Украина) Лимитед".

2001 г. — Глава правления ЗАО "Бринкфорд".

2002 г. — избран народным депутатом Украины от избирательного списка блока Виктора Ющенко "Наша Украина".

2002-2005 гг. — член Комитета ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Февраль 2005 г. — назначен министром Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы.

Апрель 2005 г. — сложил полномочия народного депутата Украины.

Сентябрь 2005 г. — освобожден от должности министра.

Семья

Супруга Оксана.

Дочь Анна, 14 лет, ученица Британской школы.

Дочь Диана, 9 лет, ученица Британской школы.

Дочь София, 4 года.

Смысл жизни

О мальчике-мажоре

Отец служил в отделе агитации и пропаганды в ЦК компартии Грузии. Он писал речи для всех секретарей. Дядя тоже работал в ЦК партии. Семья была благополучная, дома была огромная библиотека. Изрядная часть семейного бюджета родителей уходила на покупку подписных изданий. Меня готовили к большой карьере. Я хотел поступать в МГИМО, но в то время ЦК компартии Грузии по своей республиканской квоте мог рекомендовать на учебу в МГИМО только двух человек в год. Отец мне и думать запретил о протекции. Он, будучи порядочным человеком до безобразия, вообще держал меня в ежовых рукавицах. Мне запрещалось носить джинсы, предписывалось вести себя соответственно статусу отца. Так что, невысоко оценив свои шансы на поступление в МГИМО, я пошел на факультет планирования народного хозяйства Тбилисского государственного университета.

О бизнесе там и здесь

Еще школьником начал работать в подпольных цехах по производству бижутерии. Быстро освоил производство, стал руководить процессом.

С отцом из-за этого был страшный конфликт, он считал работу кооперативов нелегальной. Однажды я прочел в журнале "Техника" о процессе изготовления искусственной икры с помощью шприца и сам соорудил машину для ее массового производства. Накопив достаточно денег, выехал в Австрию. Годы перестройки были благополучными для начинающих предпринимателей, готовых предоставить консалтинговые и посреднические услуги западным партнерам, заинтересованным в ведении бизнеса в СССР. Свою фирму учредил в Словении, где по сравнению с Австрией было дешевле содержать штат и офис. В тот период я достаточно плотно работал с Туркменистаном, несколько сделок привели меня в Украину. Связи с Украиной у меня были еще с комсомола. Как секретарь комсомольской организации университета я по системе "Спутника" (бюро международного молодежного туризма) объездил весь Союз. Так познакомился с Матвиенко, Мартыненко, Шпигом, Разумковым, братьями Буряками. В 1991 году приехал в Киев, где и познакомился со своей женой.

О супруге

Со своей будущей супругой познакомился на дискотеке. Услышав мой акцент, она спросила, не югослав ли я? Неожиданно для себя я соврал, сказав "да". Оказалось, она неплохо говорит на сербском, так что наше общение началось на сербохорватском. Только через две недели я признался, что не югослав, а грузин.

Стиль жизни

Доходы

Недавно подал декларацию о доходах за 2005 год. Они составили 78 млн. грн.

Недвижимость

Наша недвижимость создавалась годами. Теща подарила нам с женой двухкомнатную квартиру площадью 71 кв. м на первом этаже полуразрушенного дома на улице Богдана Хмельницкого. В квартире все нужно было перестраивать. Меня эта ситуация не устраивала, и поэтому я попытался узнать, кто владеет соседними помещениями. Под нами оказалась заброшенная типография, с другой стороны была коммуналка, в которой на одном квадратном метре было прописано 30 человек. Я помог этим жильцам. Семье из трех человек, ютившихся на 12 метрах, купил отдельную квартиру на Оболони. Так постепенно выкупил весь этаж и подвальное помещение, начал реконструкцию дома. Затем приступил к обустройству всего квартальчика за Домом писателей, расселяя коммуналки и "разоряя гнезда" наркобизнеса. Начав эпопею с недвижимостью в 1993 году, я в конечном итоге стал собственником нескольких сотен квадратных метров на улице Богдана Хмельницкого.

Автомобиль

Я мечтал о хорошем автомобиле в том возрасте, когда дорогую машину купить не мог, а когда смог, то еще не умел водить. Но страсть к автомобилям осталась, и я сделал себе подарок — купил Bentley Arnage. Есть также Porsche, есть Jaguar. Это те марки, которые уже прекратили выпускать эксклюзив. Свои автомобили я приобрел в то время, когда Bentley был BENTLEY, когда он собирался вручную, и выпущенных машин было немного. То же самое касается и моего Jaguar'а. У меня автомобиль ретро, который больше не производится. Это раритетные вещи, они не дешевеют, а наоборот дорожают. Например, Bentley я купил за $180 тыс., а теперь он стоит 450 тыс.

Часы

Patek Philippe с голубым циферблатом — единственные часы, которые я купил себе сам. Все остальные — подарки. Основной даритель — это жена. На 30-летие она преподнесла мне Vacheron Сonstantin. У меня около 20 часов разных марок: и дорогие, и спортивные, и забавные, полученные в подарок от друзей.

Позиция

Меня больше всего сейчас волнует, состоится ли Украина как государство. Меня даже меньше тревожит вопрос того, какие политические силы будут представлены в Украине. Все будет решено волеизъявлением людей. Но во время президентских выборов мы боролись за то, чтобы все вопросы, касающиеся Украины, решались внутри Украины. Поэтому сегодня меня пугает, что внешний фактор оказывается сильнее. А вот чувства патриотизма, понимания государственности не хватает.

Грубо говоря, сорок процентов политических сил в Украине играют на стороне сил внешнего фактора. То, как внешний фактор использовался на прошлых выборах, мы уже видели. Нас сначала "тузлили", потом делили на три сорта, сейчас подключили газовый вопрос, молочно-мясные войны. Основная задача — показать несостоятельность новой украинской "оранжевой" власти. Подчеркну: не "националистической", не "западно-украинской", а проукраинской по своей идеологии власти, работающей в интересах всей Украины — и востока, и запада, и Крыма.

Набор же инструментов даже не меняется: русский язык, церковь, "Донбасс не поставить на колени!". Сегодня Партия Регионов полностью отрабатывает внешний сценарий. То, что происходило недавно в Луганском областном совете — заявления на тему "не дадим оранжевой власти расколоть страну", — только приближают этот раскол.

Почему сегодня мы имеем компанию "РосУкрЭнерго"? Потому что это коррупционная схема в руках Партии Регионов и всех тех политических сил, которые сегодня находятся под влиянием внешнего фактора. Периодически туда заскакивает Юлия Владимировна. Я хорошо знаю проблемы Украины, связанные с вопросом хранения радиоактивных отходов. И поэтому не могу понять, как Тимошенко — бывшая премьер-министр, может во время выборов разыгрывать вопрос хранения отходов ядерного топлива в Украине? Как можно вводить в заблуждение нацию, пережившую Чернобыль? Нельзя манипулировать сознанием людей в таком важном вопросе, тем более политикам первой категории. Мне кажется, Тимошенко перешла ту грань, которую переходить нельзя.

То, что делает Партия Регионов, можно назвать так: продали Родину, а потом начали за нее бороться. Мои последние выступлении в СМИ связаны именно с опасениями за государственность Украины. Когда речь идет об Украине, о том, будет ли она независимой, я просто не могу молчать. Независимо от того, кто будет следующим премьер-министром или президентом, я буду рядовым на передовой, отстаивая интересы Украины.

Меня никто не называл коррупционером. Меня почему-то включили в группу "любих друзів", но ни Зинченко, ни кто другой не обвинили меня в коррупции.

Считаю, что люди, названные коррупционерами, не были причастны к коррупции. Наоборот, они били по рукам тех, кто пытался это сделать!

В МЧС я планировал провести большие реформы, остановить превращение Украины в большой мусорный ящик. Но хоть мне и не дали довести дело до конца, важно то, что я начал делать из министерства тот политический орган, который бы смог в течение 10-15 лет привести Украину к соответствию европейским нормам по хранению радиоактивных отходов, переработке токсичных и биологических отходов. Ведь на самом деле у нас проблем с мусором куда больше, чем проблем, связанных с Чернобылем!

Когда же суть реформ превратилась в шоу, в цирк говорящих голов, дружно выкрикивающих накопившийся в них популизм, я не увидел для себя никакого смысла оставаться министром.

Я себя считаю политиком и достаточно себя уважаю. Мне показалось, что в тот момент я не мог себя полностью реализовать на доверенном мне участке работы.

Березовский — это неугомонный персонаж. Он сам себя назначил таковым и уже, по-моему, сам запутался в том, что происходит. Все его обвинения просто блеф, я даже не хочу это обсуждать. Березовский — это умело продающий себя СМИ политик.

Свободное время

Лыжи очень люблю, но не катаюсь. У меня была травма позвоночника, и я всегда опасаюсь, что ради часа удовольствия могу получить проблемы на долгие месяцы. Для меня отпуск — это время, которое провожу только с семьей. Из всех мест, где нам выпало отдыхать, больше всего запомнилась Доминиканская Республика. Тогда, в мое первое посещение Карибов, я в полной мере почувствовал, что такое "ферменты счастья". Яркое голубое море, сочная зелень, солнце и белый песок создавали незабываемую атмосферу dolce vita.

У меня есть хобби — всегда находить себе какое-то хобби. В детстве я хорошо рисовал, и со мною осталась любовь к живописи. Небольшую коллекцию картин собрал. Мне кажется, я неплохо разбираюсь в живописи, особенно ценю закарпатских художников. В моей коллекции есть работы Эрдели, Гауша, Мурашко, Орловского, Примаченко. Их работы стал собирать в начале 90-х, когда в антикварных магазинах можно было купить великолепные картины за очень небольшие деньги.

Художественную литературу читаю мало, привык к информационному чтению, к ежедневному мониторингу новостей. Когда беру в руки толстую книгу, то понимаю, что в ней больше лирики, а не информации. Помощники ежедневно готовят для меня подборку новостей, отдельные статьи изучаю более предметно, оценивая объективность подготовленных для меня материалов.

Спортом не занимаюсь, но если есть время, плаваю.

Пытаюсь держать себя в форме, так что все зависит от того, в каком состоянии я нахожусь: "худею" или "могу себе позволить". Если "могу себе позволить", то предпочитаю грузинскую кухню. Очень люблю украинскую кухню. Считаю, что сало — это наркотик. Иногда так хочется, что просто дар речи теряешь.