21 декабря 2016 в 16:30

IT и другие новые отрасли пока не способны заменить промышленность — глава Федерации металлургов Украины Сергей Беленький

В интервью Delo.UA председатель Федерации металлургов Украины Сергей Беленький рассказал о социальной ответственности крупного бизнеса, зарплатах в металлургии и о том, почему не удается создавать новые рабочие места в украинской промышленности

Федерация металлургов Украины представляет интересы работодателей в переговорах с профсоюзами и государством. Поэтому ее председателю Сергею Беленькому очень близка социальная тематика, что отразилось на характере интервью.

Крупный бизнес, к которому относятся и металлурги, вынужден более взвешенно подходить к соблюдению взятых на себя обязательств в отношениях с работниками и социумом. Это отражается на уровне официальных зарплат и стремлении сохранить рабочие места. Хотя создавать новые в силу исторической специфики достаточно сложно, а увольнять приходится с выплатой компенсационных пакетов.

Что такое для Украины крупный бизнес?

На сегодняшний день это основа нашей экономики. Крупный промышленный бизнес — я имею в виду в первую очередь горно-металлургический комплекс (ГМК) — создает рабочие места, обеспечивает производство конкурентоспособной продукции, генерирует валютную выручку, поддерживает регионы присутствия.

Пока IT и прочие отрасли с более высокой добавленной стоимостью не способны его полноценно заменить.

Поэтому промышленность, как минимум в среднесрочной перспективе, будет оставаться крайне важной для нашей экономики.

Но отечественная промышленность, к сожалению, преимущественно сырьевой бизнес, который в силу неразвитости внутреннего рынка металлопотребления крайне зависим от глобальной ценовой конъюнктуры. Поэтому очевидно, что нам необходимо параллельно развивать и другие, высокотехнологичные виды бизнеса, доля которых должна постепенно расти.

Социальная ответственность?

Тема социальной ответственности мне близка. В этой сфере между работодателями, профсоюзами и работниками существуют ряд трехсторонних и двусторонних соглашений: Генеральное соглашение, отраслевые соглашения и коллективные договора на предприятиях.

Несмотря на нормы законодательства о социальном диалоге (кстати, далеко не идеального), малый и средний бизнес, за редкими исключениями, абсолютно не участвует в этих социально важных процессах. При этом крупный бизнес очень серьезно смотрит на эти вещи.

Почему мы четыре года не могли подписать Генсоглашение? Потому что крупный бизнес и государственная сторона блокировали ту редакцию, которая была изначально предложена профсоюзной стороной. Мы понимали, что будет невозможно выполнить все нормы и настаивали на компромиссном варианте, чтобы взять на себя только реальные обязательства. Как бы пафосно это ни звучало, но корпоративная социальная ответственность для большей части крупного промышленного бизнеса — это не пустой звук, а достаточно сложная ежедневная работа и значительные дополнительные расходы.

Среди предприятий промышленности в металлургии самый высокий уровень зарплат. Средняя зарплата — 8439 гривень в месяц за октябрь 2016 (по данным профсоюзов). А по предприятиям, входящим в состав Федерации металлургов Украины, за тот же период средняя зарплата составила 9700 грн в месяц. Это более чем в 1,5 раза выше, чем в среднем по промышленности.

Как вы считаете, большой бизнес сегодня по-прежнему сконцентрирован в промышленности, или наблюдается перемещение капитала и всего, что с ним связано, в другие сферы?

Процентов 90 — это промышленность и АПК. Еще крупный бизнес есть в транспорте. Если мы об услугах говорим. Тот же "Лемтранс" — достаточно крупный бизнес.

А наши IT-шники?

В IT очень много фрилансеров. Они, как правило, не объединены. Поэтому там о крупном бизнесе пока говорить рано.

Что, по вашему мнению, означает понятие "репутация" для бизнеса?

Если говорить о самом понятии — это мнение разных аудиторий о конкретной финансово-промышленной группе.

Насколько у нас этой репутацией управляют, это уже другой вопрос…

Зависит от осознания важности управления репутацией и, соответственно, бюджетов на все эти вопросы и профессионализма людей, которые этим занимаются. Оценочно, та же "СКМ" и ее холдинги, наверное, тратят больше, чем, к примеру, "Приват" или ЕВРАЗ.

Какие можно извлечь выгоды из хорошей репутации?

Как минимум, это влияние на контрагентов, как поставщиков, так и потребителей. Это важно, потому что сразу складывается мнение о том, будут ли в полном объеме оплачены сырье и материалы, будет ли вовремя поставлен товар. Сейчас для нас это очень большая проблема — с той же "Укрзализницей". Металлурги, по не зависящим от них причинам, не могут своевременно ни сырье привезти, ни готовый товар вывезти.

Чем может обернуться для бизнеса плохая репутация?

Если деловая репутация ухудшается, то ее очень дорого потом восстанавливать.

По каким показателям можно определить репутацию компании?

Я бы выделил социальные маркеры. То есть, как себя ведет бизнес в регионах присутствия. Либо он там выжимает из предприятия все соки с целью быстро получить прибыль, а потом его продать (в прошлом были такие примеры и в металлургии), либо бизнес пытается вдолгую играть, и это позитивно воспринимается людьми, которые там проживают и которые работают на этих предприятиях.

Корпоративная этика — это тоже часть репутации. Уровень зарплат и соцпакетов однозначно сильно влияет.

Один из моментов хорошей репутации — это создание новых рабочих мест. Но тут возникает конфликт: модернизация производства ведет к сокращению рабочих мест…

Если мы говорим о крупном бизнесе, который сформировался в Украине, то он много новых рабочих мест не создает. Он скорее может модернизировать производство, что в конечном итоге приводит к сокращению рабочих мест. Но при этом улучшаются условия труда, экологические показатели, показатели охраны труда и т.п.

Относительно недавно только в Днепре современный метзавод "Интерпайп Сталь" построили…

Но при этом они закрыли мартеновский цех Нижнеднепровского трубопрокатного завода!

…да, закрыли. Поэтому говорить о новых рабочих местах, создаваемых крупным бизнесом, наверное, сейчас не время.

Сейчас более важно говорить о сохранении имеющихся рабочих мест.

Ведь даже если оценивать по производственным показателям: несколько лет назад у нас было 42 млн тонн стали в год. А сейчас можем произвести максимум 25! Для этого необходимо разное количество людей.

Но и уволить можно по-разному. Например, предоставить людям компенсационные пакеты, как делают в "АрселорМиттал Кривой Рог" или на предприятиях "СКМ".

Отличается восприятие репутации внутри страны и на внешних рынках, или это все-таки неразрывное понятие?

Да. Например, Ferrexpo, у которой акции котируются на Лондонской фондовой бирже, более активно заботится о репутации на внешних рынках. А, например, "Интерпайпу" более важна работа здесь, так как у него нет активов за границей. Но все это достаточно условно. Тот же "Интерпайп" продает свою продукцию по всему миру.

Какие сейчас у крупных промышленных компаний есть репутационные риски?

Даже репутационные риски связаны с неблагоприятной ценовой конъюнктурой на рынках сбыта. В таком случае у нас могут возникнуть сложности с выплатой зарплаты. Но пока что, слава богу, не возникали.

То есть, риск невыполнения обещанного?

Да. Например, по экологическим проектам в Мариуполе, хорошо вам знакомом. Не завершил работы по субъективным или объективным причинам — тебя критикуют. Что-то пообещал непосредственно работникам или профсоюзам и не выполнил — это очень плохо воспринимается.

Какие должны быть характеристики у промышленной компании, чтобы она воспринималась как национальный бренд, которым страна может гордиться? И необходимо ли такое восприятие промышленным компаниям?

Предприятиям скорее нет. Я не слышал, чтобы так уж гордились компаниями из Бразилии или Австралии, которые добывают железорудное сырье. Гордиться сырьевым бизнесом тяжелее, чем теми, кто выпускает потребительские товары. Понятно, что, например, iPhone есть у многих потребителей, он им понятен как качественный и имиджевый продукт. А железорудный концентрат или окатыши, даже высочайшего качества, попробуй почувствуй в конечном продукте. Поэтому, на мой взгляд, национальные бренды скорее относятся к потребительским товарам.

Но осознание важности промышленного бизнеса необходимо для широкой общественности.

У нас компании ассоциируются преимущественно с олигархами, которые этими компаниями владеют. Исторически у нас сложилось так, что для широких масс олигархи — в любом случае враги. Что бы они уже ни делали. Соответственно, личное отношение к таким людям формирует и отношение к их компаниям. Это не нормально. Во всем мире люди, которые достигли какого-то успеха в бизнесе, скорее пример для подражания, чем наоборот. Но у нас своя специфика, и с ней необходимо считаться при управлении репутацией.

Возможно, бренд работодателя играет роль?

Я не могу полностью согласиться. Была "Криворожсталь", стал "АрселорМиттал". Не уверен, что это сильно на репутации сказалось. Да, это транснациональный бренд, и на первом этапе, может, какое-то внимание привлек и повлиял. А сейчас потенциальные и действующие работники сравнивают его с той же "Запорожсталью": смотрят на зарплаты, экологические проекты, смотрят на отношение к городу.

Какие ключевые риски сейчас существуют для украинского металлургического бизнеса, и смогут ли металлурги с этими рисками справиться?

Конъюнктура. И на нее мы точно не можем влиять. У нас тут еще ряд политических рисков: каждое правительство приходит и начинает все выстраивать по-своему, в том числе в сфере налогообложения. Сложности в работе с УЗ в конечном итоге сказываются на репутации металлургов.

Согласны ли вы, что на украинских промпредприятиях менеджмент достаточно консервативный, устаревший, не с прогрессивными подходами?

Нет, сейчас почти все топ-менеджеры относительно молодые и зачастую с очень хорошим образованием. Иногда не только топы, а вплоть до начальников структурных подразделений. Рынок труда в отрасли достаточно открытый. Работодатели в ГМК даже друг на друга жалуются, что переманивают хороших специалистов.

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Как подорожание железной руды и металлопроката отразится на курсе гривни
ГМК 30 ноября 2016 в 15:45

Как подорожание железной руды и металлопроката отразится на курсе гривни

Резкий рост цены железной руды и коксующегося угля привел к подорожанию металлопродукции. Однако экспортная выручка металлургов пока отстает от прошлогодних показателей. Delo.UA разбиралось, почему так происходит

Почему украинской металлургии не удается увеличить производство
ТОП100 03 декабря 2016 в 12:00

Почему украинской металлургии не удается увеличить производство

Металлургия Украины после шока 2014-2015 годов, связанного с боевыми действиями на Донбассе, в первом полугодии этого года стала постепенно возвращать утраченные позиции