Бизнес 25 апреля, 08:04

Как изменится бизнес-образование в будущем

Партнер швейцарской бизнес-школы IMD — o новых вызовах, с которыми сталкивается бизнес-образование, и цифровых трансформациях бизнеса

Как изменится бизнес-образование в будущем
Фото: Алена Владыко

Украинские выпускники швейцарской IMD, одной из ведущих европейских бизнес-школ, объединились в alumni-club. IMD специализируется на программах Executive MBA для топ-менеджеров и собственников бизнеса. На первой встрече в Киеве побывали 40 выпускников, а в целом более 250 украинских менеджеров высшего звена проходили разные программы в IMD.

По случаю открытия alumni-club партнер IMD по странам СНГ Валерия Павлюковская презентовала в Киеве новые программы бизнес-школы, которые фокусируются на цифровом лидерстве и трансформации бизнеса. Мы встретились с Валерией и поговорили о трендах в бизнес-образовании, новых лидерах и эпохе agility.

Валерия, какие актуальные тренды мирового бизнес-образования вы можете выделить?

Несколько лет назад мир начал говорить о цифровизации, цифровой трансформации бизнеса и о том, что бизнес и его лидер должны становиться agile — гибкими и адаптивными. Тогда же стало понятно, что никто не знает, как нужно обучать этим новым подходам.

Для того, чтобы ответить на эти вызовы, образованию пришлось переизобрести самое себя, чтобы адаптироваться к реалиям и требованиям цифровой эпохи. Во-первых, бизнес нуждается в практичном и результативном образовании. Относительно недавно индустрия ориентировалась на методологию "learning by doing" ("обучение через делание") — учебу посредством практики, подразумевающую отработку программного материала на близких к реальности кейсах и ситуациях. Сейчас появилось гибридное бизнес-образование, которое решает две параллельных задачи — остается академическим и при этом гарантирует быстрый результат для учащегося и для бизнеса, "работает" на конкретные KPIs: например, влияет на прибыль компании и эффективность сотрудников. Отрасль пытается нащупать, как грамотно объединить академическую составляющую с практическим обучением, а также c консалтингом и фасилитацией.

Второе требование бизнеса — это инновации.

Те профессии и навыки, которые актуальны сейчас, будут невостребованными уже завтра. Образование должно быстро менять содержание своих программ в соответствии с трендами практически ежемесячно. Кроме того, сегодня каждый СEO должен быть tech savvy — технически подкованным. Раньше всеми техническими нюансами занимались отдельные консультанты, теперь же бизнес-лидер должен сам понимать логику технологических преобразований. Среди клиентов IMD превалируют запросы на курсы по цифровизации, цифровой трансформации бизнеса, включающие, в том числе, сессии по программированию для топ-менеджеров, так называемые, "цифровые лаборатории". Лидер не будет сам создавать прототип продукта, сервиса, бизнес-модели, но он должен понимать ход мыслей тех, кто это делает. Так он может более эффективно определять вектор изменения бизнеса и индустрии в целом.

И в третьих, бизнесу нужны новые лидеры. Образование топ-менеджера должно строиться не по принципу копирования уже известных моделей харизматичных лидеров, а в рамках концепции mindful leadership — осознанного лидерства. Еще пять лет назад никто не мог себе представить, что бизнес будет всерьез использовать медитативные практики. А сегодня майндфулнес, искусство управления энергией, медитация — составляющие прогрессивного бизнес-образования, которые помогают бороться со стрессом и руководить эффективно, в особенности, в ситуации постоянных изменений и неопределенности. Кроме того, лидер должен быть скромным и вдохновляющим, он должен уметь слышать и слушать других, и хотеть это делать.

Понимают ли топ-менеджеры на постсоветском пространстве необходимость переформатирования сознания? Насколько они готовы к этому?

Понимают. Несмотря на то, что термин "цифровая трансформация" сейчас у всех на слуху, на деле немногие знают, что это такое. McKinsey, BCG, Accenture и другие консалтинговые компании разрабатывают стратегии цифровизации компаний, но бизнес очень смутно представляет, как их реализовывать, а в ряде случаев не может в принципе оценить релевантность этих стратегий.

В IMD мы получаем много запросов на кастомизированные образовательные программы от топов, которые особенно интересуются цифровым лидерством,  новыми цифровыми трендами и бизнес-моделями. Среди них много представителей больших украинских компаний.

В результате влияния этого тренда компании должны не просто переизобрести себя, найти свою новую бизнес-модель.

Компания будущего представляет собой совершенно новую организационную структуру, новое рабочее пространство, и, чтобы эффективно ей управлять, нужно понимать, так называемую "человеческую сторону" цифровой трансформации бизнеса. Сейчас мы становимся свидетелями уникального феномена — впервые в одном рабочем пространстве взаимодействуют четыре поколения, для которых единая система мотивации уже не работает. Новые поколения работают, двигаются и чувствуют совершенно по-новому. В их мире лидеры управляют виртуальными командами и не имеют возможности повлиять на подчиненных с помощью body language и других видимых инструментов воздействия. Лидер должен понимать, в том числе, и эти новые "правила игры" и выстраивать свою работу в соответствии с ними.  

Это что касается корпоративного сектора. А что можно сказать об МСБ в этом контексте?

Малый и средний бизнес не заказывает кастомизированные программы, потому что большие финансовые вложения могут позволить себе только корпорации. Но малые предприниматели активно посещают открытые программы, посвященные трансформации бизнеса, цифровому лидерству, прототипированию. Собственники малого и среднего бизнеса нуждаются в очень прикладных вещах — им нужно создавать новые продукты и тестировать бизнес-модели.

Как трансформируются образовательные программы в ответ на новые тренды?

Современное бизнес-образование не может позволить себе роскошь быть сугубо  академическим. Об этом свидетельствует и политика бизнес-школ при выборе преподавательского состава. Все чаще школы принимают во внимание бизнес-опыт преподавателя. Мир движется в сторону прикладного образования, которое должно давать быстрый результат, поэтому и методика преподавания соединяет классические элементы с практикой. Многие школы начали практиковать blended learning — вынос учебных модулей или элементов в онлайн. Иногда это сопровождается офлайн-поддержкой обучающего менеджера, чтобы клиенты могли получить персонализированную помощь. Образование становится гибридным, совмещая универсальность программ и персонализированный подход.

Кроме того, бизнес-образование активно интегрирует всевозможные мобильные приложения и программы.

Например, в процессе лекции в классе можно мгновенно определить мнение участников по тому или иному вопросу посредством специальной voting machine.    

В Стенфорде сейчас экспериментируют, отдавая искусственному интеллекту  некоторые функции в бизнес-образовании. Там создают коуч-ботов, которые заменяют "живых" тренеров и сопровождают учеников на протяжении всего процесса обучения в рамках программ по лидерству.

Какие программы сейчас более востребованы?

Сейчас мы видим взрыв популярности программ двух типов. Первый — это фундаментальная программа Executive MBA, которая дает возможность получить академическое базовое образование, при этом решая свои бизнес-задачи. Самое главное, что требует новое время от формата бизнес-образования — это part-time. Бизнес хочет учиться, не отвлекаясь от работы. Формат full-time обучения постепенно начинает терять позиции.

И второй тип популярных программ — это офлайновые специализированные программы, связанные с цифровой трансформацией бизнеса. Они сохраняют возможность нетворкинга и получение не только новых знаний от преподавателей, экспертов-практиков, но и экспертизы от своих коллег по обучению.

Фундаментальное бизнес-образование остается на своих позициях, но его содержание и методология преподавания переформатируются под новые реалии.

Каким образом?

Программы, содержащие классические бизнес-предметы, — маркетинг, стратегию — будут уходить в онлайн. В них не так важен элемент нетворкинга и групповой работы. А узкоспециализированные программы, требующие практического переложения на конкретную бизнес-ситуацию, будут оставаться в офлайне. Бизнес-школы начинают думать по поводу специализации классических предметов — не просто маркетинг, а цифровой маркетинг, не просто HR, а HR в эпоху agility.

В то же время будут пользоваться все большей популярностью программы по лидерству, с фокусом работы над self awareness ("пониманием себя").

На что потенциальному студенту стоит обращать внимание при выборе бизнес-школы?

Стоит сделать "домашнюю работу" — заранее исследовать школы, их "корни", понять, откуда они родом — из академии или бизнеса. Кроме того, надо четко определить, какой вид образования вам нужен — академический или более практический. Очень важно смотреть на профессорский состав — преобладают ли там академики или те, кто в прошлом создал успешный бизнес. Важно узнать у выпускников об импакте — что им дала школа, какой практический "выхлоп" они получили.

Куда идти учиться малому предпринимателю, который хочет получить прикладные знания, но не располагает большим бюджетом?

Я бы рекомендовала Сoursera. Хоть это и онлайн-платформа, но там можно пройти курсы от ведущих бизнес-школ. Для тех, кто хочет получить практические знания, но не располагает большим бюджетом, Сoursera — отличный вариант. Кроме того, доплатив небольшую сумму, около 500 долларов, можно там же получить диплом мини-MBA.

Составляют ли украинские бизнес-школы альтернативу международным?

Украинские школы фокусируются на локальной специфике, и это правильно. Они приглашают актуальных для этого рынка экспертов. Ни у какой зарубежной бизнес-школы не будет такой возможности. Международные бизнес-школа дает релевантное глобальное образование. Выбирая школу, человек должен отталкиваться от своей ситуации и запросов. Если у него есть веские причины считать, что он будет взращивать свой бизнес в Украине, то конечно, лучше отдать предпочтение украинской бизнес-школе. Там он получит локальный нетворк, который будет более полезный для его бизнеса здесь.

В Киеве открылся клуб выпускников IMD. Какую роль alumni clubs играют в развитии бизнес-комьюнити?

Для нас клубы выпускников — это неотъемлемая часть нашей миссии и ценностей. Более 70 лет IMD пропагандирует long-life learning — обучение в течение всей жизни. Alumni club — единственная возможность для выпускников обеспечивать себе это постоянное обучение. Они приглашают для выступлений профессоров из IMD или выбирают в качестве спикеров экспертов из своего комьюнити. Это взаимодействие внутри клуба стимулирует постоянно оставаться в контакте со своими одноклассниками и постоянно обучаться.

Кто ваш среднестатистический клиент?

IMD с момента своего возникновения в 1946 году фокусировалась исключительно на топ-менеджменте. До сих пор наша целевая аудитория — "верхушка пирамиды". Мы обучаем менеджеров высшего звена не ниже уровня "СЕО-минус два". От этого отталкиваемся и в создании методологии обучения. Наши ученики — это первые лица компаний из корпоративного сектора, владельцы малого и среднего бизнеса, и представители госсектора. Все они — граждане мира вне зависимости от национальности. Среди них представители разных индустрий и менталитетов.

В чем разница между подходами к бизнес-образованию у представителей бизнеса и госсектора?

Мы на регулярной основе сотрудничаем с 15 странами — представители госсектора приезжают учиться к нам. Для некоторых из них мы проводим кастомизированные программы — под решение конкретной проблемы или реализацию новаторской идеи.

От бизнес-управленцев они отличаются только тем, что ставят перед собой задачи национального масштаба. Скажем, у предпринимателя стоит задача оптимизировать бизнес-процессы в своем юните или увеличить прибыль, а у представителя госаппарата — провести реформы в стране. Механизмы похожие, а масштаб разный.   

автор:
Беседовала Тата Кучер
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Почему топ-менеджеров нужно обучать критически мыслить
Бизнес 11 апреля, 08:04

Почему топ-менеджеров нужно обучать критически мыслить

Преподаватель бизнес-школы IMD Фил Розенцвейг выступил на открытии клуба украинских выпускников IMD с лекцией о критическом мышлении, помогающем видеть главное и отметать второстепенное. Мы собрали самые важные тезисы выступления профессора

Financial Times опубликовал список лучших бизнес-школ мира
Образование и карьера 04 февраля, 12:02

Financial Times опубликовал список лучших бизнес-школ мира

Издание подготовило ежегодный рейтинг бизнес-школ и провайдеров бизнес-образования с наилучшими программами MBA