Энергетика 17 февраля 2016 в 18:34

От угля к туристам: как шахты превращаются в туристические центры

После закрытия градообразующего предприятия маленькие города превращаются в депрессивные территории. Или не превращаются. Все зависит от желания и упорства — и властей, и горожан. Ниже — несколько примеров того, как бывшие крохотные шахтерские города стали центрами туризма

Туристы вместо заключенных

Залежи угля в индонезийской провинции Западная Суматра открыли голландцы в середине XVIII века. В разгар индустриальной революции крупнейшие шахты Савахлунто — одного из главных городов провинции, добывали и открытым, и закрытым способами более 600 тысяч тонн угля в год. К середине 1970-х эта цифра удвоилась. А затем стала снижаться. Настолько, что к началу 2000-х власти Индонезии свернули большую часть горнодобывающих работ в регионе.

В Савахлунто проживает 35 тысяч человек. Горнодобывающее предприятие обеспечивало работой практически каждую семью горожан. Полтора века назад наниматься в шахтеры в Западную Суматру приезжали со всей страны. В помощь горнякам отправляли партии заключенных, отбывавших наказание в колониях на индонезийских островах. Или этапировали их из соседнего Китая.

Китайцы, а также сингапурцы, малайзийцы и прочие приезжают в Савахлунто и сейчас. Правда, теперь исключительно в качестве туристов. Город почти свернул добычу угля, но эта отрасль по-прежнему приносит ему доход. Только в новом качестве.

Mbah Suro Gate — шахта, на которой сто лет назад трудился практически исключительно криминал, причем в максимально античеловеческих условиях, названа в честь одного из самых известных горняков Савахлунто — "индонезийского Стаханова". С середины 2000-х в рамках государственной программы по переформатированию города в Mbah Suro Gate наблюдается туристический аншлаг. Настолько, что в 2008 году шахта получила полуофициальное звание одного из важных туристических хабов Индонезии.

В новом тысячелетии Савалахлунто решил зарабатывать не на угле, а на своей шахтерской истории. Гигантский музей, арт-центр, постоянно действующая галерея современного искусства — у Mbah Suro Gate сейчас несколько новых названий, но объединяет их одно: программа развития города, которая по планам к 2020 году должна окончательно изменить социально-культурные и экономические приоритеты Савалахлунто.

Вокруг Mbah Suro Gate, на бывших шахтных полях и в зданиях предприятия развивается новая инфраструктура — от стадиона, на котором устраивают международные мотоциклетные состязания, до бесконечных частных лавок горожан. 7 миллионов рупий (около 70 тысяч долларов) — годовой оборот среднего размера фирм, производящих в Савалахлунто сувенирный хэнд-мейд. Японские, китайские и малазийские туристы в покупках себя не сдерживают.

Вагонетки спасают остров

Шахта острова Икешима была одной из последних, которые закрыли власти Японии. Случилось это в 2001 году, хотя дело к этому шло гораздо раньше. В середине 1960-х, во времена расцвета шахтерской Икешимы, на острове проживало восемь тысяч человек. В 2000-х их осталось всего полторы сотни. Остальные уехали на материк по вполне прагматичным причинам — с большой землей Икешима держала связь только по морю.

После закрытия шахты здешняя навигация практически полностью сошла на нет. Крохотный остров превратился в призрак.

Ржавеющие остовы надземных строений шахты, кварталы разваливающихся многоэтажек, три уцелевших вагонетки и дыра, уходящая на 300 метров в глубину — все, что осталось жителям Икешимы от индустриальной эпохи.

Точнее, не все. Еще — история, которую, как оказалось, можно продавать.

В каждую вагонетку помещается три десятка человек. Три вагонетки — это 90 туристов, которые погружаются под землю, рассматривая естественный музей горного дела и слушая комментарии экскурсовода. Затем они поднимаются и разбредаются по территории острова, который сам по себе — надстройка над шахтой. И так с утра до вечера.

Индустриальный туризм — один из трендов, который в последние годы развивает Япония. В рамках него, например, государство объединило предприятия, созданные в эпоху Мейдзи (конец XIX-го начало XX-го веков) в один большой туристический проект. Кроме прочего, в него входит шахтерский остров Хасима, также включенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. По популярности Икешима, горное предприятие которой заработало только в середине прошлого века, ему проигрывает, но тем не менее считается вполне привлекательным туристическим направлением. Просто остров-шахта — звучит уже само по себе романтично. Счет романтиков на Икешиме сейчас идет уже на тысячи: в 2014 году остров посетили 4,5 тысячи туристов, в 2015 — уже 7 тысяч.

Модель холмов

Канадский Мюрдошвиль — классический пример индустриального корпоративного города. Основан в первой половине прошлого века, возведен вокруг шахты, назван в честь ее владельца. Восемьдесят лет пять тысяч его жителей занимались тем, что добывали уголь. К 2011 году, согласно переписи, их осталось всего 764. Остальные из Мюрдошвиля сбежали после того, как правительство закрыло горнодобывающее предприятие.

Этот город расположен в провинции Квебек, на полуострове Гаспе. На полукилометровой высоте над уровнем моря — в низине, окруженной заснеженными холмами. Они в итоге и стали новой экономической моделью города. Точнее, двумя.

Во-первых, город взамен закрывшейся шахты получил от властей Квебека новый энергетический проект — сеть ветрогенераторов. На него наняли 150 жителей Мюрдошвиля.

Остальные же по большей части переключились на туризм — в 2000-х Мюрдошвиль из города-призрака превратился в горнолыжный курорт. Пустовавшие дома горожане превратили в доступные хостелы для молодежи — это основная целевая аудитория курорта. Часть горнодобывающей техники приспособили под машины и аппараты, облегчающие лыжникам подъем.


В последние годы горнолыжный курорт продает все дни своей работы в сезон. Управляющий одной из популярных трасс курорта, местный житель Ришар Джиншеро, в интервью каналу CBC признался, что после закрытия шахты сложнее всего Мюрдошвилю пришлось не в экономическом, а в ментальном плане: трудно было перестроиться и осознать, что нельзя сидеть и ждать пока государство снова обеспечит тебя работой.

автор:
Влад Азаров
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Технологии вместо угля: что можно делать на месте закрытых шахт
Общество 20 января 2016 в 18:59

Технологии вместо угля: что можно делать на месте закрытых шахт

Закрытые шахты — это груды ржавеющего металла, остовы производственных помещений, болота и бесконечные терриконы. Или — новые динамично развивающиеся производства. Ниже — пять примеров того, как при правильном подходе бывшие горнодобывающие предприятия снова стали экономически выгодными и социально привлекательными

Не дать стране угля: как Великобритания поборола зависимость от шахт
Энергетика 25 января 2016 в 18:32

Не дать стране угля: как Великобритания поборола зависимость от шахт

Великобритания — одна из стран, в которой угледобыча несколько веков была ключевым триггером развития экономики. Традиция открытых и шахтных выработок каменного угля началась там еще в XII веке. К началу XX-го страна добывала 292 млн тонн сырья в год, занимая около 22% мирового рынка...
... а 18 декабря 2015 года была закрыта последняя глубокая угольная шахта