Фиктивная борьба с фиктивным предпринимательством

  • Юрий Радзиевский

    Управляющий партнер адвокатского бюро "Радзиевский и Партнеры"

Отныне волею Верховного суда, несмотря на реальность осуществленной операции, налоговый кредит может быть не подтвержден в случае, если в отношении контрагента есть приговор по статье "фиктивное предпринимательство"
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Одной из важнейших задач правительства является создание условий для развития предпринимательства в стране и привлечение в экономику инвестиций. Не секрет, что инвесторы из-за рубежа не спешат вкладывать деньги в Украину, ссылаясь на высокий уровень коррупции и нестабильность, связанную с конфликтом на юго-востоке. Но самое удивительное, что в таких сложных условиях власть продолжает гнобить отечественный бизнес, особенно средний и малый, которому очень сложно противостоять государственной машине. В погоне за наполнением бюджета фискальные органы используют не только дозволенные приемы, но и проверенные своими предшественниками методы, подчас проявляя креативные навыки и "рационализаторские новшества" для наложения штрафных санкций на предпринимателей.

Контрагент моего контрагента — не мой контрагент

Настоящей жемчужиной в ожерелье нечистоплотных приемов налоговиков стала практика признания сделок бестоварными, когда чиновники фактически берут на себя полномочия суда и самостоятельно признают сделки недействительными и немедленно обрушивают репрессивную мощь на "провинившуюся" компанию. Кроме этого, вплоть до конца 2015 года предпринимателей повально лишали статуса плательщика НДС в связи с ненахождением по адресу регистрации, хотя процедура регистрации бизнеса на виртуальные адреса является общепринятой во многих развитых странах.

Отдельного рассмотрения в этом контексте требует вопрос непризнания налоговыми органами сумм налогового кредита по операциям с так называемыми "фиктивными" контрагентами. Уже давно ни для кого не новость, что налоговики могут поставить под вопрос законность формирования налогового кредита по операциям с контрагентами, имеющими признаки фиктивности. При этом известны случаи, когда чиновники признавали налоговый кредит незаконным в случаях, когда фиктивным признавался не прямой контрагент плательщика, а контрагент его контрагента! До последнего времени основным критерием, которым суды руководствовались при вынесении решений в этой категории споров, была реальность хозяйственной операции, и если она подтверждалась, то признаки фиктивности контрагента не могли служить самостоятельным основанием для вынесения решения в пользу налоговиков.

Такая позиция выглядит абсолютно оправданной и логичной — если хозяйственная операция была осуществлена в реальности и добросовестный плательщик не совершал умышленных действий, направленных на минимизацию налоговых обязательств и получения неправомерной налоговой выгоды, нет никаких оснований не признавать налоговый кредит по таким операциям.

Плательщик ответит за всех

Сегодня практика рассмотрения таких споров существенно изменилась. Для примера рассмотрим постановление Верховного суда Украины от 26.01.2016 по иску ООО "Инбуд-XXI" к ГНИ в Соломенском районе г. Киева. В своем решении суд постановил (цитирую): "Статус фиктивного предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью, даже при условии формального подтверждения ее первичными документами". Основываясь на этом, суд принял сторону налоговой, и предприятию было отказано в праве на налоговый кредит.

Что интересно, в подтверждение своей позиции Верховный суд(!) не привел ни одной нормы действующего законодательства. Поскольку практика ВСУ найдет отображение в решениях судов низших инстанций, отныне, несмотря на реальность осуществленной операции, налоговый кредит может быть не подтвержден в случае, если в отношении такого контрагента есть приговор по ст. 205 УК Украины — "фиктивное предпринимательство".

Плательщики никак не могут нести ответственность за налоговые нарушения своих контрагентов, что подтверждено обширной судебной практикой, в том числе Европейского суда по правам человека. Однако нашим налоговикам европейцы не указ — они не утруждают себя расследованиями, а фактически привлекают к материальной ответственности в виде налоговых доначислений последнего в товарной цепочке предпринимателя, который может даже и не знать о проблемном статусе своих контрагентов.

Имея на руках такой козырь как постановление Верховного суда, фискальные службы начнут массово возбуждать дела о фиктивном предпринимательстве и получать решения судов в свою пользу.

После чего можно будет трусить как грушу всех контрагентов фиктивного предприятия, не утруждая себя необходимостью установления реальности торговых операций и выявления инициаторов фиктивного предпринимательства.

К сожалению, любое из добросовестных предприятий может оказаться в подобной ситуации. Если фиктивность своих прямых контрагентов еще возможно отслеживать по общедоступной базе судебных решений (можно искать приговоры по ст. 205 УК Украины), то контрагентов своих контрагентов таким образом проверить затруднительно.

Фиктивное предпринимательство обрело в Украине масштабы стихийного бедствия и требует решительных действий государства по его искоренению. Но абсолютно неприемлема практика ответственности добросовестных плательщиков за деятельность контрагентов, которую проследить иногда невозможно. Как раз одной из основных задач налоговиков является отделение честных бизнесменов от жуликов, а не наказание всех подряд ради удовлетворения сиюминутных требований правительства по наполнению бюджета.