Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Дело "Роттердам+": как САП пыталась манипулировать экспертизой 

Дело "Роттердам+": как САП пыталась манипулировать экспертизой 
Попытки склонить экспертов к нужным выводам при проведении экспертиз могут свидетельствовать о наличии в действиях прокурора САП признаков должностных, а может и уголовных, преступлений

Дело о формуле "Роттердам+", ее обоснованности и возможных убытках, нанесенных ее применением — одно из наиболее громких в практике Национального антикоррупционного бюро и Специальной антикоррупционной прокуратуры. Однако, как выяснилось, желание доказать ее незаконность иногда могло перевешивать профессиональные стандарты и приводить к попыткам манипуляций со стороны ведомств с целью получения нужных доказательств.  На примере одной из экспертиз, заказанных САП и НАБУ, можно проследить, как, переформулируя вопросы, прокурор пыталась вывести экспертов на нужные ответы. Это дает представление не только о "закулисье" расследования по резонансному делу, но и в целом о подходах и методах сбора доказательств.   НАБУ под процессуальным руководством САП расследует дело о необоснованности формулы "Роттердам+" и о возможных убытках, нанесенных ее применением, с марта 2017 года. Одной из обязательных составляющих расследования было проведение судебной экспертизы. Именно на получение результатов такой экспертизы неоднократно ссылался директор НАБУ Артем Сытник, отвечая на вопросы о том, почему дело расследуют так долго.  В распоряжении редакции оказались материалы переписки (а это более 70 страниц) между процессуальным руководителем дела по "Роттердаму" Ольгой Яровой и Киевским научно-исследовательским институтом судебных экспертиз (КНИИСЭ). Из этих материалов следует, что следствие как минимум 5 раз меняло вопросы экспертам, пытаясь получить от них выводы о необоснованности формулы и о нанесенных ее применением ущерба. Информация о попытках манипулировать мнением экспертов со стороны следствия была и раньше. Более того, некоторые сайты, откровенно защищающие формулу "Роттердам+" и ее бенефициаров, обвиняли Яровую в том, что она также якобы проводила личные беседы с экспертами и требовала исключить из результатов официальной экспертизы отдельные пункты. Подтверждений этим обвинениям в документах, конечно же, нет. Но факты формулирования разных списков вопросов под разным соусом — налицо.  Интересно, что в конце августа 2019 года глава САП Назар Холодницкий отстранил Яровую от работы по делу "Роттердама". Но не за манипуляции с экспертизой, а якобы из-за появления ее фамилии на скандальных "пленках Вовка" из Окружного админсуда Киева. По крайней мере, так это подавалось в СМИ. До этого в Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров выносили по Яровой аж одно решение — за участие в форуме Юлии Тимошенко в рабочее время ей сделали выговор.  Поэтому вполне логично предположить, что действия Яровой собственно по расследованию "Роттердама" с марта 2017 года по август 2019 года и НАБУ, и САП устраивали. Именно основываясь на получаемых Яровой "результатах" "общения" с экспертами, Артем Сытник делал заявление о ходе проведения резонансного расследования.  Впрочем, в опубликованных фрагментах документов и есть указание на то, что с апреля 2019 года дело при участии Яровой фактически не расследовалось. Поэтому однозначно утверждать что-либо в этом контексте сложно. 

Операция подмена

В августе 2017 года директор НАБУ Артем Сытник в интервью "24 каналу" заявил, что формула "Роттердам+" применяется незаконно по отношению к углю, который не импортируется в Украину, а добывается на ее территории. На тот момент это были лишь предположения: следствие не заказывало никаких экспертиз и оценку потенциального ущерба проводило "на глаз".   Первое постановление о проведении судебно-экономической экспертизы было вынесено 20 сентября 2017 года. Ее проведение было поручено КНИИСЭ. Для этого в учреждение передали 16 томов уголовного производства. Однако уже 4 октября 2017 года прокурор Яровая просит директора института вернуть все материалы и фактически приостанавливает проведение экспертизы.  С чем связан этот отзыв — непонятно. Показательно, что в период с осени 2017 до марта 2018 года тема "Роттердама" в контексте расследования НАБУ вообще уходит из информационного поля. И появляется лишь в первую "годовщину" открытия дела — с нотками скептицизма относительно бездействия детективов в этом направлении. Более того, СМИ начинают прямо указывать, что медиа-шумиха вокруг формулы, очевидно, поднята в интересах и за счет ресурсов конкретных олигархов.  Только в мае 2018 года САП, очевидно, по согласованию с НАБУ, обращается в КНИИСЭ с просьбой возобновить работу над экспертизой. В ответ эксперты просят уточнить, какую именно из многочисленных формул, указанных в постановлении НКРЭКУ, нужно исследовать, а также запрашивают целый перечень дополнительных материалов. 11 июня Артем Сытник делает заявление, что для эффективного расследования схемы "Роттердам+" и определения размера убытков нужны выводы эксперта. Вполне вероятно, что именно от возобновленной экспертизы и ожидается получение таких выводов.  Начиная с июля 2018 года с перечнем вопросов, которые изначально были заданы экспертам, начинают происходить метаморфозы. Прокурор в два этапа изменила список, добавив к нему ряд дополнительных вопросов, изначально не фигурировавших в задаче (смотрите таблицу 1). При этом, по данным источника, предоставившего документы, согласованный перечень вопросов (уже после восстановления запроса на экспертизу), который был похож на изначальный, был затем самовольно заменен Яровой и отправлен в КНИИСЭ.  Таблица 1. Как менялись вопросы экспертам, лето 2017 (сокращенный вариант)
21.09.17 (первый запрос на экспертизу) (уточненные вопросы — второй вариант, который был отправлен в КНИИСЭ) 
Подтверждается ли документально обоснование Порядка расчета цены электроэнергии?  Является ли экономически обоснованной формула, описанная в Порядке?
Подтверждается ли документально использование формулы и в какой период?  Подтверждается ли документально использование формулы при расчете цены э/э? 
  Каким образом рассчитывается индикативная цена угля? 
Привело ли использование формулы к необоснованному увеличению стоимости угля для производства э/э в 2016-2017 гг.?  Привело ли использование формулы к необоснованному увеличению стоимости угля для производства э/э с 2016 по 2 кв. 2018 гг.?  
  Отвечают ли уровню цен на уголь на мировом рынке цены угля, рассчитанные по формуле?  
  Обеспечивают ли цены на уголь, рассчитанные по формуле, баланс расходов и доходов у потребителей и производителей тепловой энергии? 
  Имелись ли объективные обстоятельства, чтобы считать, что добычи угля антрацитовой группы в Украине достаточно для обеспечения рынка в полном объеме? 
Какая стоимость угля является обоснованной?  Какими были средние оптовые рыночные цены энергетического угля марок А, Г, Д, ДГ, П, ПС в марте — декабре 2016 года, январе — ноябре 2017 года, которое закупалось украинскими ТЭС? 
Если формула необоснованная, привело ли это к убыткам и на какую сумму?  Если формула необоснованная, привело ли это к убыткам и на какую сумму?  
Несмотря на наличие целого ряда "наводящих" вопросов, большинство из которых должны были если не подтвердить "легенду" НАБУ, то как минимум нейтрально ей не мешать, результат оказался предсказуемым. Эксперты определяют, что формула "Роттердам+" — обоснованная, что она действительно применялась при расчете стоимости электроэнергии Нацкомиссией, что любое обоснованное изменение индикативной цены угля приводит к такому же обоснованному изменению стоимости электроэнергии, а прогнозные цены, полученные в результате применения формулы, соответствуют мировым. 

Игра в прятки

Такой вывод явно не соответствует ожиданиям следствия. Тогда в САП и НАБУ решают, по всей видимости, "забыть" о существовании такой экспертизы. И прокурор Яровая выносит новое постановление, в сопроводительном письме к которому указано, что предыдущее ходатайство о дополнительных материалах получено не было. А получено якобы только в сентябре при повторном направлении. Таким образом, рабочая переписка как бы указывает на то, что экспертиза пока "в процессе".  Осенью 2018 года острой фазы достиг публичный конфликт между НАБУ и САП. В 20-х числах сентября глава САП Назар Холодницкий даже обвинял бюро в попытке прослушивать процессуального руководителя дела Ольгу Яровую именно в связи с расследованием "Роттердама".  В начале октября 2018 года Артем Сытник озвучивает данные Института экономики и прогнозирования НАН Украины, где также была заказана экспертиза экономических убытков, и где якобы сначала насчитали таких убытков на 15 млрд грн, а потом заявили, что эти выводы неправильно протрактованы.  Эти два факта можно трактовать по-разному. Одна из версий, которая приходит в голову: Институт экономики "показал результат", а САП и КНИИСЭ — нет. Поэтому на Яровую могли попытаться надавить путем установления прослушки либо скомпрометировать, чтобы сменить "неэффективного" процессуального руководителя. Впрочем, это лишь догадки.  Тем более, что, судя по дальнейшим действиям Яровой, она, наоборот, пыталась получить для НАБУ максимум от экспертов. В переписке конца октября 2018 года речь идет об очередной корректировке перечня вопросов. Он сокращен до наименее спорных позиций, на которые, по сути, можно ответить едва ли не односложным "да/нет", без каких-либо упоминаний об "экономической обоснованности формулы". Кроме того, на этот раз экспертам на проведение исследования предоставлены не 16 томов уголовного производства, а всего один.  Таблица 2. Перечень вопросов в конце октября 2018 (сокращенная версия)
Подтверждается ли документально использование формулы?
По каким фактическим методикам исчислялась средняя рыночная и рыночная цена угля в Украине? 
Отвечают ли полученные по формуле цены мировому уровню? 
Обеспечивают ли эти цены баланс расходов и доходов у потребителей и производителей тепловой энергии? 
Хватало ли добычи угля антрацитовой группы в Украине для надежной и бесперебойной поставки потребителям э/э в период действия формулы? 
Уже на второй день эксперты присылают свои выводы. Они мало отличаются от предыдущих ответов, поскольку вопросы повторяются. Тем не менее, у САП теперь есть еще один вариант отчетов без прямого ответа о том, что формула экономически обоснована, а лишь с ответами на нейтральные вопросы, формально не противоречащими версии следствия.  Но на этом эпопея не заканчивается. Спустя еще два дня, в первых числах ноября 2018 года, прокурор САП выносит очередное постановление о переформатировании вопросов, где снова появляется пункт об "экономической обоснованности формулы определения цены угля". Выводы пришли через неделю, результат тот же: формула по-прежнему признается "обоснованной".  *** Таким образом, по состоянию на конец 2018 года у НАБУ и САП было как минимум 3 экспертных вывода с ответами на разные вопросы, которые могли идти как полностью вразрез с линией следствия, так и "нейтрально подтверждать" его версию. Кроме того, в одном из писем в САП директор КНИИСЭ упоминает еще одну экспертизу, заказанную в феврале 2018 года (к сожалению, в имеющейся переписке нет ее результатов). Согласно переписке, экспертиза, заказанная 14 ноября, отозвана в апреле 2019 года, накануне второго тура президентских выборов.  После этого, судя по всему, попытки получить "нужные" ответы от КНИИСЭ было решено "заморозить" и обратиться за альтернативным мнением в экспертные учреждения Службы безопасности Украины. Сразу после выборов Президента СБУ перешла под контроль ближайшего окружения Владимира Зеленского. Уже в августе 2019 года Артем Сытник заявлял, что нужные экспертные выводы удалось получить. Какие это выводы — на сегодняшний день неизвестно.  Однако само НАБУ в ответе на запрос Международной торговой палаты заявило, что, по состоянию на начало сентября 2019 года, претензий к самому индексу API2, на основе которого рассчитывается формула "Роттердам+", у детективов нет. Есть только вопросы по включению в нее логистического "плеча" из Нидерландов в Украину. Впрочем, уже сами попытки склонить экспертов к нужным выводам при проведении экспертиз могут свидетельствовать о наличии в действиях прокурора САП признаков должностных и уголовных преступлений. И поставить под сомнение любые результаты работы САП и НАБУ по этому делу. Если смотреть на эту историю в ретроспективе и в привязке к информационному полю, то очевидным становится ключевой бенефициар происходивших вокруг этого расследования процессов. Тему на телеэкранах "прокачивал" Андрей Герус, а выгодополучателем критики "Роттердама" был и остается Игорь Коломойский.